Все новости » В мире » Споры о происхождении вируса: «Заговорщики», «расисты», наклеивание ярлыков и многое другое

Споры о происхождении вируса: «Заговорщики», «расисты», наклеивание ярлыков и многое другое

логотип Epoch times
Споры о происхождении вируса: «Заговорщики», «расисты», наклеивание ярлыков и многое другое

Китай, провинция Хэбей, город Ухань. Лаборатория P4 (G) в кампусе Уханьского института вирусологии 27 мая 2020 года. (Hector Retamal/AFP via Getty Images)

В ответ на растущие призывы к проведению тщательного расследование происхождения вируса президент США Джо Байден опубликовал  24 мая заявление, в котором сообщил, что американские разведывательные службы имеют различные мнения: 1) вирус имеет естественное происхождение; 2) вирус создан в лаборатории.

Сделать окончательный вывод пока невозможно.

Гипотеза о естественном происхождении получила более широкое признание после того, как 18 именитых учёных, среди которых член Научного консультативного совета по COVID-19 от Онтарио, опубликовали  14 мая в журнале Sience статью, в которой сообщается, что возможность утечки из лаборатории нельзя исключить, и потому исследование происхождения вируса должно быть продолжено.

Споры о происхождении вируса

Вывеска Всемирной Организации здравоохранения в Женеве, Швейцария, 24 апреля 2020 года. (Fabrice Coffrini/AFP via Getty Images)

Эта версия получает всё больше сторонников после того, как в феврале глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебреисус подверг сомнению  доклад экспертов о происхождении вируса. В докладе указано, что его лабораторное происхождение «маловероятно». Тедрос заявил, что необходимо более тщательное исследование. Доклад ВОЗ не мог быть объективным вследствие недостаточной прозрачности со стороны Пекина и из-за связи с китайскими властями некоторых специалистов, проводивших расследование.

11 мая Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США, сказал, что не убеждён в естественном происхождении вируса.

В мае 2020 года Фаучи отрицал возможность лабораторной утечки вируса, уверяя, что существуют «убедительные доказательства» его естественного происхождения, в интервью журналу National Geographic.

По последним сообщениям, американский секретарь по вопросам здравоохранения и социальному обслуживанию Ксавье Бессера сказал 25 мая, что необходимы новые «прозрачные» исследования происхождения вируса, и британское правительство заявило 24 мая, что ВОЗ должна «изучить все возможные теории» происхождения вируса.

Ранее, 30 марта, 14 стран включая Канаду и США заявили о своих сомнениях  по поводу исследования о происхождении вируса, проведенного ВОЗ, и потребовали более тщательного «анализа и прозрачности, и независимости экспертов». Бывший глава Американского центра контроля и предупреждения заболеваний Роберт Редфельд (Robert Redfield), вирусолог, высказал 26 марта предположение, что вирус происходит из китайской лаборатории.

Газета Wall Street Journal процитировала в своей статье от 23 мая часть выводов американских спецслужб о докладе троих исследователей китайского Уханьского института вирусологии (WIV), которые были отправлены в больницу с симптомами, подобными COVID-19, ещё в ноябре 2019 года, то есть, примерно за месяц до появления нулевого пациента, признанного китайским коммунистическим режимом.

Это подтверждает информацию, опубликованную министерством Иностранных дел США в последние дни правления Трампа, о том, что многие сотрудники WIV заболели осенью 2019 года, и у них были выявлены симптомы, соответствующие COVID-19.

В январе Пекин осудил эту информацию, охарактеризовав её как «лживый ярлык» и «теорию заговора».

Однако не только коммунистический Китай навешивает ярлыки типа «заговорщики» в период пандемии. New York Times в своём «Твиттере» указала на связь своей статьи о визите группы ВОЗ в WIV той поры:

«ВОЗ была в центре теории заговора, не вникая без надлежащих оснований в утверждение администрации Дональда Трампа о происхождении пандемии». В тот же день статья CNN  сообщала: «Группа специалистов ВОЗ посетит в среду лабораторию в Ухане, которая оказалась в центре заговора и спекуляций о происхождении пандемии коронавируса».

Парламентские дискуссии

Дискуссии о наклеивании ярлыка «заговорщики» и требовании прекращения любых домыслов о происхождении вируса развернулись даже в Парламенте Канады.

10 мая на заседании парламентской комиссии Канада-Китай депутаты пытались получить от руководства Национальной микробиологической лаборатории (LNM) Виннипега ответы о причинах эвакуации учёных Сянго Цю и её мужа Кедин Чена вместе с группой студентов из этой лаборатории в 2019 году.

Национальная микробиологическая лаборатория (LNM) соответствует четвёртому, высшему уровню безопасности, что даёт возможность работать с наиболее смертоносными вирусами человека и животных. Это единственная подобная лаборатория в Канаде.

На этой встрече Майкл Шон, критик внешней политики и консерватор, стремился ввести депутатов в суть дела, сообщив им множество деталей. Он сказал комиссии, что Пекин заблокировал изучение источника пандемии COVID-19. Он также подчеркнул, что Национальная микробиологическая лаборатория отправила образцы смертоносных вирусов Эбола и Хенипа в Китай «всего за восемь месяцев до начала пандемии именно в тот же город», и Сянго Цю неоднократно бывала в Национальной лаборатории биобезопасности Уханя в WIV. Шон добавил, что Сянго Цю и Кедин Чен уже были под подозрением у канадских властей и позднее были уволены.

Споры о происхождении вируса

Майкл Шон в 2017 году. ( Creative Commons 4.0)

Руководители LNM (Национальная микробиологическая лаборатория) не сообщили причину их увольнения из лаборатории, прикрываясь обязательством неразглашения.

Шон отметил связь между их отказом отвечать на вопросы и препятствиями, которые встают перед исследователями, которые стремятся получить информацию о происхождении вируса в Китае.

«Поразительно, насколько схожи эти две ситуации. Мы живём в обществе парламентской демократии и наталкиваемся на одинаковые препятствия с теми, кто пытается выяснить истоки происхождения COVID-19 в Китае», — заметил он.

Либеральные депутаты заявили, что Шон говорил о заговоре. Один депутат либерал сказал, что г-н Шон «вдохновился некими самыми сумасшедшими теориями в „Фейсбуке“ и из других СМИ, чтобы сделать более значимой свою точку зрения».

Не признавая ярлыков «заговорщиков», Шон процитировал высказывание президента Eurasia Group Яна Бреммера, который, по его мнению, «кто угодно, только не заговорщик».

«Уклонение Китая от сотрудничества с ВОЗ в выяснении происхождения коронавируса сделало невозможным обнаружить источник заболевания из-за отсутствия научных данных. В действительности, несмотря на все утверждения о заговоре, теория, согласно которой COVID-19 мог быть передан по недосмотру из одной из биологических лабораторий Уханя, остаётся и правдоподобной, и очень тревожной», — сказал Шон, цитируя Бреммера.

Несмотря на все попытки канадских парламентариев получить ответы, руководство LNM отказывалось раскрывать подробности увольнения научных работников из единственной канадской вирусологической лаборатории четвёртого уровня.

Важный документ

Один из наиболее достоверных документов, раскрывающих начало пандемии, из-за которого и развернулась дискуссия о начале пандемии, было опубликованное группой научных сотрудников 19 февраля 2020 года в престижном медицинском издании Lancet «Заявление в поддержку научных сотрудников, практикующих медицинских работников Китая, ведущих борьбу против COVID-19». В нём говорилось:

«Мы стоим единым фронтом и твёрдо отрицаем теорию заговора, утверждающую, что COVID-19 не имеет естественного происхождения».

Группа утверждала в своём сообщении в ноябре 2020 года, что согласно документу, полученному в рамках общественного расследования, первым, кто выдвинул эту версию, был учёный Петер Дасзак, директор EcoHealth Alliance в Нью-Йорке. По данным USRTK, именно служащие этой организации первыми представили доклад. Именно эта группа, изучая коронавирус в Институте вирусологии в Ухане, работала на средства американского правительства.

Споры о происхождении вируса

Петер Дасзак, член группы ВОЗ, проводящий расследование происхождения COVID-19, обращается к СМИ по прибытии в Уханьский институт вирусологии, в центральной китайской провинции Хэбей 3 февраля 2021 года. (Hector Retamal/AFP via Getty Images)

В заявлении, опубликованном в The Lancet, указано: «У нас нет никакого соперничества».

«Петеру Дасзаку не хватает уверенности, потому что в своём письме в Lancet от 19 февраля он ложно утверждает, что не существует никакого конфликта интересов», — подчеркнул специалист по Китаю Андерс Корр, издатель Journal of Political Risk и сотрудник Epoch Times.

«В действительности организация г-на Дасзака делала вклад в финансирование исследований Института вирусологии Уханя. Эти работы касались исследований коронавируса».

Дасзак входил в группу ВОЗ, исследующую происхождение вируса в Китае в начале этого года. Более того, переводя деньги Национального института здравоохранения США институту WIV, его организация получила деньги от коммунистической партии Китая. Об этом он говорил в 2018 году на одной из партнёрских конференций СМИ Китая. Петер Дасзак не ответил на просьбу дать комментарии для Epoch Times.

Автор и научный журналист Николас Уэйд утверждает, что если вирус «действительно создан исследователями, которых он финансировал, д-р Дасзак потенциально виновен». Уэйд написал об этом в авторитетном научном издании Bulletin of Atomic Scientists, добавив, что идея об утечке из лаборатории не может быть отброшена.

Посредственная наука

Долгие годы Никлос Уэйд работал в New York Times и престижных журналах Science и Nature. Он сказал, что существует другой документ, который позволяет перенаправить мысли о происхождении вируса и отказаться от теории его утечки из лаборатории. Это письмо научных сотрудников от 17 марта, опубликованное в журнале Nature Medicine. В этом письме представлены аргументы авторов, исключающие любую альтернативу его естественному происхождению.

Выступая против этих доводов, Уэйд оценивает их, как «весьма посредственную науку».

Epoch Times при своей попытке связаться с Кристианом Г. Андерсеном, ведущим автором письма в Nature Medicine, ответа не получила.

Уэйд написал, что письмо, опубликованное в журналах The Lancet и Nature, было скорее политическим, чем научным.

«Заявления были составлены таким образом, чтобы произвести политический эффект, а не представить научные данные», — сказал он.

Споры о происхождении вируса

Естественное происхождение вируса ещё не получило подтверждения вследствие того, что учёные до сих пор не обнаружили доказательств того, что изначально вирус животного был передан человеку. La Сотрудники в лаборатории P4 в Ухане, столице провинции Хэбей, 23 февраля 2017 года. (Johannes Eisele/AFP via Getty Images)

«Промежуточный вид SRAS1 был обнаружен через 4 месяца после начала эпидемии, а вид MERS через 9 месяцев. Однако даже после 15 месяцев от начала пандемии SRAS2 (SRAS-CoV-2), который и спровоцировал заболевание COVID-19, и интенсивных поисков китайские исследователи не смогли обнаружить ни основную группу летучих мышей, ни какой-либо промежуточный вид, которой мог бы соответствовать SRAS2, ни иного серологического доказательства, кроме самого китайского населения, включая Ухань, и до декабря 2019 года не подвергавшегося действию вируса», — указывает в своей статье Уэйд.

По его словам, отчасти проблема, которая заставляет многие средства массовой информации быстро отвергать любую теорию, кроме естественной, заключается в том, что, в отличие от политических журналистов, научные журналисты не полностью бдительны в отношении мотивов своих источников. Другая причина, добавляет он, — это «движение большой части медиа в левую сторону в политическом смысле».

«Если главные редакторы не слишком доверяют этой идее, это следствие того, что президент Трамп заявил, что вирус вышел из лаборатории в Ухане», — сказал Уэйд.

Запрет доступа к данным

Многие учёные и специалисты Китая неоднократно запрашивали разрешение Пекина на проведение реальной проверки происхождения вируса, что положило бы конец спекуляциям, вызывающим разнобой мнений.

Но, по мнению Корра, режим способен увести разговор о происхождении вируса в нужном ему направлении, закрыв доступ к базе данных.

«Наши следователи и вирусологи-криминалисты не имеют полного доступа к данным Китая. То, что им доступно, чаще всего это то, что КПК желает им показать», — поясняет он.

Споры о происхождении вируса

Охранники перед зданием Института вирусологии в Ухане в момент прибытия группы ВОЗ по изучению происхождения COVID-19. 3 февраля 2021 года. (Hector Retamal /AFP via Getty Images)

«Итак, когда наши специалисты в своём докладе в Китае заявили, что „в своём большинстве доказательства идут вразрез с гипотезой о лабораторной утечке, то есть, гипотеза об утечке из лаборатории, скорее всего, сомнительна“, они не смогли использовать хорошую научную методику».

Маркус Колга, старший научный сотрудник исследовательского института Macdonald-Laurier в Оттаве, эксперт по вопросам дезинформации, утверждает, что режимы, подобные китайскому, располагают службами, в которых трудятся тысячи человек, разрабатывающих и распространяющих дезинформацию.

«Очевидно, что в интересах компартии распространять данные, которые подвергают сомнению версии об искусственном происхождении вируса», — сказал Маркус Колга изданию Epoch Times.

Он добавил, что в начале пандемии китайский режим утаивал информацию о вирусе и не принял соответствующих мер, чтобы остановить его распространение.

«Если бы они начали действовать раньше, они могли бы спасти миллионы жизней».

Обвинение в расизме — политическая тактика

Другой способ, избранный режимом для воздействия на дискуссии о пандемии, по мнению Маркуса, — это назвать расисткой любую критику его отношения к пандемии.

Колга считает, что КПК переняла эту тактику у Советского Союза, называющего фашистом или неонацистом любого своего критика.

«Эти режимы понимают, что мы очень чувствительны к обвинению нас в расизме вследствие нашего разнообразия и большой терпимости. Они используют советскую тактику наклеивания ярлыков и дискредитации любой критики режима», — добавил он.

Алекс Петро, владелец бара «Лондон» в Онтарио, стал объектом презрения многих СМИ и местных политиков за вывеску перед его баром, так как он назвал коронавирус «китайским вирусом». Критики не стало меньше даже когда он уточнил, что надпись — это критика китайского режима, а не народа, который он любит.

Эта попытка назвать расизмом любую критику в адрес Китая за его отношение к эпидемии вируса появилась в различных социальных СМИ, распространяемых китайским государством миллионам пользователей.

Китайские ответственные лица также пытаются перенести ответственность за вирус на некоторые страны. Например, помощник министра Иностранных дел КНР Чжао Лицзянь утверждал, что вирус происходит из США и принесён в Ухань американской армией. Американский министр Иностранных дел вызывал посла Китая для объяснений по поводу этого инцидента.

В недавнем докладе Международной федерации журналистов в Брюсселе, говорится, что Пекин использует всемирную медиаинфраструктуру, «чтобы распространять позитивную информацию о Китае через национальные медиа, и также пытается мобилизовать одну из самых оригинальных тактик — дезинформацию».

Андрус Корр считает, что к усилиям КПК добавляется навешивание ярлыков, обвинений в расизме, а это также результат влияния социалистических и коммунистических идей на Запад.

«В целом влияние коммунизма уже проявилось в западном обществе, и это очевидно в социал-демократическом движении, когда особенно в предвыборные периоды оно перерастает в гиперкритику в вопросах расизма, пола, сексуальности, пост-колониализма и различных классов общества», — поясняет он.

Проверять точность фактов

По мнению Колга, все социальные группы западного общества, включая ультралевых и ультраправых, являются мишенью дезинформации. Такие режимы, как Китай, продвигают теории заговора в нужные группы с целью поляризовать интересы общества и сеять раздоры. Они могут проталкивать на выборах своих кандидатов под чужими лозунгами и таким образом дискредитировать их достойную аргументацию.

Обычный совет для распознавания дезинформации — проверять источник и не доверять информации социальных медиа, в которых Китай и другие режимы, а это известно, проводят важные для себя кампании дезинформации.

Но когда многочисленные медиа позволяют дезинформации влиять на себя, вопрос становится очень трудным.

Колга рекомендует журналистам тщательно выверять любые факты и получать предварительную информацию об экспертах, к которым обращаются.

«Проверяйте их и их предшествующие связи», — говорит он.

Омид Гхорейши

Источник: The Epoch Tmes

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
Рекомендуем