Вид на море, небо и Вернаццу. (Orin Dubrow, Rick Steves' Europe) | Epoch Times Россия
Вид на море, небо и Вернаццу. (Orin Dubrow, Rick Steves' Europe)

Вернацца: вид Лоренцо

Высоко над волнорезом у подножия замка есть ресторан под названием «Иль-Кастелло». Отдохните здесь, вид хороший
Автор: 02.08.2022 Обновлено: 02.08.2022 08:03
Волнорез Вернаццы, по которому можно прогуляться, образует небольшую гавань, какие редко встречаются на этом побережье Итальянской Ривьеры. Устроившись в удобном углублении в валуне на вершине холма, я смотрю сверху на то, что человек и природа создали здесь за последние тысячи лет. Холмы с террасами, зелёным букетом кактусов, виноградных лоз и оливковых деревьев.

Присмотревшись внимательнее, я замечаю, что на холмах кипит жизнь. Местные жители ухаживают за своими виноградниками, а любители пеших прогулок утоляют жажду белым вином, которое производят на этих холмах. Сейчас осень, и крошечный поезд сборщиков винограда — тренино, перевозит виноград в город с самых высоких террас. Эта единственная серебряная рельсовая линия проходит перпендикулярно террасам, поднимаясь по склону холма, как альпинистский канат.

Вернацца состоит из двух частей — в каждой из них все дома соединены и разделяются одной главной улицей, которую горожане построили, проложив через ручей, вырезавший ущелье, где был построен город. Это суматоха пастельных тонов с тёмными ступенчатыми переулками и сырыми туннелями, извивающимися, как прожилки на листе, вверх по каждому склону холма, пока здания не встретятся с виноградниками.

Ниже моего скалистого насеста рыбак чистит свои сети. Прохладный туман, появляющийся после каждого удара волны, напоминает мне о том, как легко этот волнорез преодолевается ими во время зимних штормов. Высоко над волнорезом у подножия замка есть ресторан под названием «Иль-Кастелло». Это дорогое мне место развлекало меня в те времена, когда я экономил свои карманные деньги, покупая обычное мороженое вместо джелато*.

Вернацца кажется населённой потомками пиратов, грабивших побережье. Но Лоренцо, управляющий рестораном, был редким жителем Вернаццы, который не пользовался преимуществами нашествия туристов, пленённых красотой его города.

Он усаживал меня под зонтиком на место с самым захватывающим видом на город. С любовью провинциального священника он клал печенье рядом с моим бокалом прохладного, сладкого жёлто-золотистого вина Шакетра с янтарными отсветами и с приятным яблочным запахом и миндальным послевкусием, и говорил:

«Отдохни здесь. Вид хороший».

Зимой рак быстро забрал Лоренцо. Теперь он король горы Вернацца, отдыхает и наслаждается лучшим видом из отеля другого типа, забронированного местными жителями в течение многих лет, — кладбища на вершине холма.

Покинув набережную, я поднимаюсь по крутой, каменистой лестнице в «Иль-Кастелло». Моника, дочь Лоренцо, которая сейчас управляет этим местом вместе с её мужем Массимо, тепло приветствует меня. Её чёрные волосы, освещённые солнцем, словно обладают аурой, а проницательные глаза, кажется, видят меня насквозь. У неё губы Барбры Стрейзанд и костлявый нос, а в заботливом лице я вижу Лоренцо, как будто он всё ещё стоит там с бутылкой хорошего редкого Шакетра.

Я говорю Монике, что думал о её отце, и она предлагает сходить на кладбище. Пробираясь по узким переулкам, где пахнет кошками, мы доходим до дорожки, ведущей вверх по склону к кладбищу. После заупокойной мессы вся деревня выходит из церкви и мрачно бредёт по тому же маршруту. Это печальный ритуал многих поколений в Вернацце.

В верхней части дорожки чёрные железные ворота открыты. Внутри кладбище благоухает свежими цветами. Тихие дорожки разделяют мраморные стены ниш, расположенные на пяти ярусах. Идя по дорожке, ведущей к морю, Моника объясняет, что гробы не зарывают в землю, а задвигают в локуло**.

Прищурившись на стены ниш, отражающие ярко-белый свет послеполуденного солнца, я рассматриваю имена и даты, высеченные на мраморе. В каждую нишу подведена маленькая лампочка и встроена ваза. Рядом с каждой вазой — овальное окошко с чёрно-белой фотографией умершего.

Моника подходит к локуло её отца. Она оставляет меня, чтобы перекреститься. Затем, повернувшись к морю, садится на плоский камень, достаточно большой для двоих. Похлопывая по второй половине камня, она приглашает меня присесть. Она не знает этого, но как будто говорит:

«Отдохни здесь. Вид хороший».

Мы не обращаем внимания на шум хлопающего на ветру белья и туристов, отдыхающих на волнорезе внизу, и наслаждаемся тем, что мы называем «видом Лоренцо», — мир мирно зеленеет и обнадеживающе синеет, смешивая море и небо. Слева и справа я различаю каждый из городков Чинкве-Терре, расположенных вдоль побережья. Каждый из них одинок в мире и, кажется, не замечает хода времени. Затем раздаётся звон церковных колоколов.

Рик Стивс пишет путеводители по Европе, ведёт передачи о путешествиях на общественном телевидении и радио, а также организует туры по Европе. Эта статья была адаптирована из его новой книги «Ради любви к Европе».

________________________

*В джелато присутствует жир только из молока и сливок, всего 7–8%, а в мороженом жира значительно больше, и, как правило, он не лучшего качества.

**Локул, локула (местечко, гроб, ящик) — элемент архитектуры в виде небольшой стенной ниши, вплоть до II века до нашей эры их обустраивали в стенах колумбариев и камерных гробниц для хранения погребальных урн с прахом умерших, которые могли располагаться в несколько ярусов.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА