– EPOCH TIMES –

Все новости » Китай » Цена прогресса в Китае: Мы обменяли наши жизни на развитие

Цена прогресса в Китае: Мы обменяли наши жизни на развитие

pic
Цена прогресса в Китае: Мы обменяли наши жизни на развитие

Страдающий силикозом Ван Чжаохун сидит на кровати в своей комнате уезда Санчжи, провинции Хунань. 27 ноября 2018 года, Китай. Фото: Sue-Lin Wong/Reuters

В течение четырёх лет на рубеже веков Ван Чжаохун был занят в строительстве Шэньчжэня. Рабочие превратили некогда крошечную пограничную деревню в шумный мегаполис.

Однако теперь истощённый и прикованный к постели 50-летний Ван говорит, тяжело дыша, что работа, которую он выполнял, в конечном итоге убьёт его.

Без надлежащего оборудования для защиты дыхательных путей он и его коллеги из отдалённого округа провинции Хунань вдохнули столько вредных веществ во время строительства города, что в итоге заболели силикозом.

Состояние Вана тяжёлое. По его мнению, к Китайскому Новому Году он больше не сможет дышать.

В этом месяце Китай будет отмечать 40-летие политики реформ и открытости — программы реформ, превратившей Китай во вторую по величине экономику в мире.

Несмотря на то, что сотни миллионов людей перестали бедствовать, Ван и другие подобные ему — яркое напоминание о тяжёлых жертвах экономического развития Китая, о которых власти умалчивают и подавляют любые протесты, связанные с этим.

Около 6 миллионов китайцев страдают или уже умерли от пневмокониоза или других повреждений лёгких, включая силикоз, вызванных пылью, по оценкам пекинской неправительственной организации Love Save Pneumoconiosis, которая защищает рабочих, страдающих этим заболеванием.

Сотни трудящихся-мигрантов из трёх округов провинции Хунань, включая Вана, протестовали, требуя компенсации от руководства города Шэньчжэнь.

«Нам приходилось носить одну и ту же маску по 10 дней, прежде чем нам выдавали новую. В ответ на наше недовольство начальник сообщил, что если мы будем использовать новую маску каждый день, как же он будет тогда зарабатывать деньги?» — сказал Ван.

Рабочие зарабатывали по 5 000 – 6 000 юаней (~ 50 000 – 60 000 руб.) в месяц. В то время это было вдвое или втрое больше, чем получали другие трудящиеся-мигранты.

Почти никто не подписал контракт, что делало практически невозможным получение адекватной компенсации. Правительство Шэньчжэня предложило выплатить до 220 000 юаней (~ 2 220 000 рублей) некоторым работникам в зависимости от тяжести болезни. Но, по словам одного из работников, Гу Фусяна, этого недостаточно.

На фоне почти десятилетней борьбы их перспективы выглядят довольно мрачными. По словам пятерых рабочих, в начале ноября силы безопасности напали на них во время их последней сидячей забастовки рядом с мэрией Шэньчжэня.

«Для местных властей и руководства Шэньчжэня поддержание стабильности — первоочередная задача», — сообщил Гу, у которого менее тяжёлая форма силикоза.

 

«Мы обменяли наши жизни на развитие. Правительству всё равно, если мы заболеем и умрём», — отметил он.

Представитель правительства Шэньчжэня направил запрос в департамент полиции, департамент социального обеспечения, департамент здравоохранения и департамент экономических реформ.

Однако в ответ на запрос в департаменте здравоохранения повесили трубку; департамент экономических реформ отказался от комментариев. Полиция и отдел социального обеспечения на многочисленные звонки не ответили.

Рост Шэньчжэня

Проблемы в здравоохранении есть не только в Китае. Правозащитники в Соединённых Штатах десятилетиями боролись за получение компенсаций работниками, болеющими от таких «пыльных болезней».

Но всего за 40 лет темпы строительного бума в Китае привели к беспрецедентному количеству жертв.

Ни один город в истории не рос быстрее, чем Шэньчжэнь, чья экономическая производительность в прошлом году впервые превысила показатели его соседа Гонконга.

По данным официальной газеты China Daily, к 2030 году в Шэньчжэне появится крупнейшая в мире сеть метро с 32 линиями.

Рабочие-мигранты заложили основу для многих из самых известных достопримечательностей Шэньчжэня: от северной железнодорожной станции города, соединяющей Шэньчжэнь с Гонконгом и Пекином, до международного финансового центра Пинань, четвёртого по высоте здания в мире.

Несмотря на успехи мегаполиса, многим рабочим пришлось взять банковские кредиты под высокие проценты, а также одалживать деньги у друзей и родственников, чтобы покрыть медицинские счёта, плату за школьное обучение детей и другие расходы.

Чтобы оплатить походы в больницу, Ван занял 50 000 юаней (~ 505 000 рублей) у сельского банковского кооператива под 11,27 % в квартал, согласно кредитному договору, который он показал изданию Reuters.

«Банк продолжает выдавать нам кредиты, т.к. наши дети подписали контракт. Мой сын согласился вернуть деньги после моей смерти», — говорит Ван, помешивая жареный картофель, готовящийся рядом с его кроватью.

В 2009 году, когда у Вана была диагностирована болезнь, правительство Шэньчжэня заплатило ему 130 000 юаней (~1 314 000 рублей.). Но этого было недостаточно.

«В Китае нет проблем с деньгами. У Шэньчжэня огромный фонд социального страхования. Проблема заключается в идеологии», — сообщил Пун Нгай, профессор социологии Гонконгского университета, в течение многих лет наблюдающий за бедственным положением рабочих.

 

«Правительство Шэньчжэня не хочет брать ответственность за этих рабочих, т.к. они не являются жителями Шэньчжэня. К тому же оно обеспокоено тем, что если выполнить требования рабочих, люди из других провинций также захотят получить компенсацию», — сообщил Пун.

В конце 2017 года фонд социального страхования Шэньчжэня с населением в 12,5 миллиона человек составил более 540 млрд. юаней. (~5 447 млрд руб.), согласно официальным данным.

Поддержание стабильности

Рабочие сообщили изданию Reuters, что Пекин угрожал им и всем, кто вступал с ними в контакт по данному вопросу.

С середины ноября власти запретили всем веб-сайтам публиковать какие-либо новости о рабочих Хунаня, страдающих силикозом, согласно интернет-порталу China Digital Times, занимающемуся отслеживанием цензуры в Китае.

В 2009 году государственные газеты и телевизионные станции постоянно освещали данный вопрос, но в этом году проблемную тему не затрагивали.

В августе около 50 студентов и других активистов со всей страны приехали в Шэньчжэнь, чтобы выразить протест вместе с заводскими рабочими по поводу плохих условий работы на заводе, принадлежащем сварочной компании Jasic.

«Случай с заболевшими силикозом рабочими в этом году стал очень чувствительным для правительства, т.к. оно обеспокоено тем, что его свяжут с делом Jasic», — сообщил Пун.

В этом году рабочие 11 раз приезжали в Шэньчжэнь, но всё ещё не получили достойной компенсации. Им нужна сумма от 500 000 до 1,1 млн юаней (~5 080 000 – 11 177 000 руб.), в зависимости от состояния здоровья работников.

Менее чем через 12 часов после прибытия сотрудников издания Reuters в округ Санчжи местная полиция начала звонить рабочим, приказывая им явиться в местный полицейский участок и сообщить, с кем они встречались.

Полиция округа Санчжи отказалась комментировать данное событие.

«Власти знают, как нас напугать; многие рабочие сейчас боятся давать интервью каким-либо иностранным СМИ», — сообщил Гу, добавив, что чиновники Шэньчжэня предупредили, что его телефон и учётная запись в WeChat находятся под наблюдением.

Но больше всего Вана беспокоит огромный долг, который он оставляет своей семье. В связи с этим он неоднократно задумывался над тем, стоит ли ему рассказывать свою историю.

«Наша страна развивалась так быстро за последние 40 лет, что фермерам больше нет необходимости заниматься сельским хозяйством, это действительно замечательно»,— сообщил он с тоской на лице, дыша через трубки в носу.

 

«Я бы хотел не быть прикованным к постели и выйти на улицу, чтобы узнать много нового. Но похоже на то, что мои дни уже сочтены», — сказал он.

 

Источник: The Epoch times

 

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
  • Популярное
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    Рекомендуем