Все новости » Жизнь » Цветы во спасение

Цветы во спасение

логотип Epoch times
Цветы во спасение

Роза из сада моей матери (Image: Trisha Haddock)

В детстве я часами могла наблюдать за тем, как мама расписывает фарфор цветочными узорами. Её живопись меня поражала и вдохновляла. Всё моё окружение — яркие колоритные герани, по-королевски великолепные розы, таинственная лаванда и нежные ирисы, растущие в нашем саду, также оставили свой отпечаток в формировании моей личности.

В возрасте с 9 до 17 лет я страдала от эпилептических припадков. Диагноз мне был поставлен в 1980-х годах, и в то время в медицине ещё не имели представления о том, как полностью излечить от эпилепсии.

Имелись лишь медицинские препараты, способные помочь предотвратить эпилептический припадок, но даже они не могли гарантировать стопроцентный результат. К тому же вскоре я поняла, что лучше не обсуждать с другими своё состояние, так как в обществе это считалось своего рода табу.

Припадок всегда случался внезапно, стирая из памяти всё последовавшее за ним. Во время припадка тело человека содрогается в конвульсиях — он может сорвать с себя одежду или прикусить язык.

Цветы во спасение

«Распустившиеся розы», рисунок моей матери на фарфоровой тарелке ручной работы. Я всегда поражалась её умению изображать цветы как живые (Image: Trisha Haddock)

У меня никак не укладывалось в уме, что во время припадка я могу себя так странно вести. После приступа я всегда чувствовала неловкость. Прекрасный ухоженный сад моих родителей стал тем местом, находясь в котором я вновь обретала умиротворённое состояние души.

Предупредительные признаки

Мои родители заметили, что перед припадком моё поведение меняется. Один из таких признаков: я долгое время смотрела в одну точку, словно грезила наяву. Тогда они звали меня по имени, громко выкрикивая его, и это предотвращало начало припадка. К разным видам эпилепсии применяются различные виды лечения, и мои родители действовали в соответствии с моими обстоятельствами.

Мои родители побывали на конференции по лечению эпилепсии, где узнали, что розмарин и бананы также могут вызвать судороги. К счастью, розмарин в нашем саду не рос, а бананы мама просто перестала покупать. Обычно припадки вызывали перегрев, чрезмерный стресс, переутомление и употребление в пищу слишком много сладкого.

Я видела, сколько неудобств мой недуг доставляет окружающим меня людям. Вооружившись новыми знаниями, полученными от родителей, я решила изменить настоящее положение. В большинстве случаев мне удавалось не впадать в тупое созерцание одной точки и мечтании наяву. Испытывая стресс, я тут же старалась найти время для отдыха.

Я помню, как впала в беспамятство… Серые оттенки в изобилии проплывали в моём сознании. Я прислушалась к звучанию своего имени, постепенно осознавая, что меня зовёт мама. Я с лёгкостью вернулась к реальности.

Годы проходили. Школу я бросила рано, так как не преуспевала в учёбе. Теперь я принимала новые лекарства. В возрасте 20 лет приступов у меня уже давно не было. Однако врачи были слишком обеспокоены, чтобы рискнуть снять меня с медикаментозного лечения. Врачам не было известно, что может произойти, если приём этого лекарства будет слишком длительным.

Цветы во спасение

Грёзы наяву (Image: via Edurne Chopeitia © unsplash )

Во время работы в ресторане на рождественских каникулах я невольно расстроила нашего повара. Его поведение по отношению ко мне повергло меня в шок. Я постаралась не расстраиваться и поскорее забыть о случившемся. В тот день, закончив работу, я решила, что больше сюда не вернусь.

Свой 21-й день рождения в январе я отпраздновала в нашем саду. Это был настолько замечательный праздник, что навсегда останется в моей памяти. Но последующие месяцы сделали этот год худшим в моей жизни.

В то время я увлекалась росписью на стекле. Это занятие меня полностью захватило. Мне нравилось наносить краски на стекло. Однажды во время этого занятия я услышала звучание голосов, но оглянувшись, никого не обнаружила.

В помещении я была одна, никто не мог издавать эти звуки. Откуда вдруг взялись голоса у меня в голове, я не понимала, но меня это и не особо беспокоило. Я продолжала следовать указаниям врачей. Где бы я ни находилась, всегда старалась быть вежливой с людьми. Долгие месяцы мне удавалось скрывать от всех свою проблему.

Тогда звучание голосов обрело ненавистную мне интонацию, эти звуки стали меня раздражать. Я по-всякому пыталась от них избавиться, но, увы, безрезультатно. Я чувствовала себя совсем обессиленной, слабость расползлась по шее и конечностям.

Цветы во спасение

Часть семейного сада, где проходило празднование моего 21-летия (Image: Trisha Haddock)

Наконец, я призналась в своей серьёзной проблеме семейному врачу. После нашего разговора меня поместили в психиатрическую лечебницу. Тогда я почувствовала, что упала до самого дна.

Я будто со стороны наблюдала, как врачи изучали меня словно инопланетное существо. Как бы они со мной поступили, скажи я нечто, не попадающее под их понятие «нормальный»? Отделение психиатрии напоминало тюрьму. Мне нельзя было выходить. Помимо медикаментов для лечения эпилепсии, список принимаемых мною препаратов теперь значительно увеличился.

Другие пациенты в моей палате оказались людьми доброжелательными и дружелюбными. Моё сердце от жалости сжималось, слушая их горькие истории о том, как они здесь очутились. Я поняла, что всегда есть кто-то, кому ещё хуже, чем тебе.

Препарат, прописанный мне для лечения психоза, не действовал, он только измучил меня, вызывая сильные боли в спине. Тогда один мой друг порекомендовал мне обратиться к знакомому ему психиатру.

Цветы во спасение

Стеклянная тарелка с рисунком «Космическое пространство». Сделано и расписано Тришей Хэддок (Image: Trisha Haddock)

Во время моего первого визита у знакомого психиатра я прошла несколько предложенных им психологических тестов. Мне объяснили, что люди с припадками эпилепсии часто страдают и от психоза.

Доктор также рассказал, что даже если я и страдаю от психоза, это не значит, что у меня шизофрения. Теперь я стала принимать другие препараты для лечения психоза, и моё состояние улучшилось.

Вскоре меня выписали из клиники. Тогда мама отвела меня на приём к натуропату; мне показалось, что этот человек весьма сведущ в своей области. Оказалось, что моему организму не хватает питательных веществ, и врач прописал мне витамины. Мне пояснили, что дополнительные витамины заставят прописанные доктором медикаменты действовать более эффективно.

Цветы спасают душу

Важный переломный момент наступил, когда у меня в руках оказалась книга с описанием действия эссенций австралийских кустарниковых цветов. Каждая цветочная эссенция по-своему воздействует на физическое состояние человека.

Наконец-то у меня появилась возможность решить мои проблемы с психическим здоровьем, а не скрывать их. Новые препараты от психоза действовали более эффективно. В дополнение к ним употребляя также витамины и капли цветочных эссенций, я стала чувствовать себя намного лучше.

Моё настроение просветлело, вся жизнь изменилась к лучшему, и к ноябрю исчезли и голоса, звучащие у меня в голове. Я перестала принимать психотические препараты, и психоз меня больше не беспокоил.

Витамины и цветочные эссенции поддерживали мою психику в здоровом состоянии. Без них скорее всего психоз снова вернулся бы ко мне. Теперь моё восприятие жизни изменилось. Постепенно я начала раскрываться и говорить о своих переживаниях.

Прошло уже несколько лет, и мне больше нет необходимости посещать врача. Я придерживаюсь здорового питания. Весьма важным для меня стало наполнение организма необходимыми витаминами и питательными веществами. Я также открыла для себя гомеопатический цветочный препарат Баха. Я прибегла к этому цветочному средству, когда появилась необходимость снять стресс.

Цветы во спасение

Стеклянная тарелка с рисунком «Розовая вспышка». Сделано и расписано Тришей Хэддок (Image: Trisha Haddock)

Теперь я знала тайны цветов и их удивительные целебные свойства. Я также увлеклась изучением различных трав и других растений. Цветочные эссенции способны весьма благотворно повлиять на ваше сознание и тело, а изучение значения каждого отдельного цветка может помочь поменять ваш взгляд на жизнь в целом.

В возрасте 25 лет под наблюдением врача я полностью перестала употреблять препараты для лечения эпилепсии. Используя свой новообретённый образ мышления и заботясь о духовном состоянии, я уже 23 года не страдаю эпилептическими припадками и психозами. И всё это во многом благодаря цветам.

Триша Хэддок

Источник: nspirement.com

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
Рекомендуем