Muslim protest 951828798 1200x783 1 676x450 1 - В четырёх стратегических направлениях сотрудничества Китая и ЕС обострились проблемы
Человек в белой маске с кровавыми слезами принимает участие в марше протеста этнических уйгуров с призывом к Европейскому Союзу призвать Китай уважать права человека. Брюссель, 27 апреля 2018 года. Emmanuel Dunand/AFP/Getty Images

В четырёх стратегических направлениях сотрудничества Китая и ЕС обострились проблемы

Автор: 20.06.2021 Обновлено: 20.06.2021 09:49

Всеобъемлющее стратегическое партнёрство, Всеобъемлющее соглашение об инвестициях между Китаем и ЕС, Механизм сотрудничества между Китаем и Центральной и Восточной Европой (механизм 17+1) и Инициативу «Один пояс, один путь» можно рассматривать как четыре столпа, которые поддерживают отношения между Китаем и ЕС. Однако недавние действия государств-членов ЕС привели к образованию трещин во всех четырёх столпах.

Среди направлений сотрудничества Всеобъемлющее стратегическое партнёрство является наиболее важным, поскольку оно свидетельствует об улучшении сотрудничества между двумя сторонами.

13 октября 2003 года коммунистическая партия Китая (КПК) обнародовала свой первый политический документ по Европейскому союзу. В тот же день Европейский союз сделал заявление, впервые позиционируя отношения между ЕС и Китаем как «стратегическое партнерство»: «Зреющее партнёрство — общие интересы и проблемы в отношениях между ЕС и Китаем»,

По мере усиления торговой войны между США и Китаем в 2019 году позиция ЕС в отношении КПК значительно изменилась. 12 марта того же года был опубликован Стратегический прогноз ЕС–Китай, позиционирующий Китай одновременно как партнёра, экономического конкурента и системного соперника. Пекин был обеспокоен этим изменением.

В мае этого года, после семи лет переговоров, ЕС отложил Всеобъемлющее соглашение между Китаем и ЕС об инвестициях. Ван И, министр иностранных дел КНР, ответил: «Единственным правильным позиционированием связей между Китаем и Европой должно быть Всеобъемлющее стратегическое партнёрство». Его замечание подразумевало, что режим не ожидал ничего другого в отношениях между Китаем и ЕС.

Почти в то же время Литва публично заявила о своём выходе из «17+1», возглавляемого Пекином.

А 31 марта новый премьер-министр Италии Марио Драги заблокировал продажу акций итальянской полупроводниковой компании LPE китайским государственным предприятиям. Этот шаг означает, что инициатива «Один пояс, один путь» в Европе сворачивается. Италия присоединилась к этой инициативе в 2019 году, став первым членом «Большой семёрки» (G-7), сделавшим это.

Таким образом, трещины появились во всех четырёх основных стратегических направлениях сотрудничества между Китаем и ЕС.

Санкции КПК имеют обратный эффект

В марте этого года КПК ввела санкции против 10 человек и четырех организаций, в том числе пяти членов Европейского парламента. Эти санкции непосредственно вынудили парламент ЕС прекратить переговоры по Всеобъемлющему соглашению об инвестициях между Китаем и ЕС. КПК, очевидно, не ожидала таких последствий.

Межпарламентский альянс по Китаю (IPAC) 7 июня выступил с инициативой бойкотировать зимние Олимпийские игры в Пекине и призвал лидеров всех стран не посещать игры.

Мириам Лексманн, постоянный представитель словацкого парламента при ЕС и сопредседатель IPAC, была одной из тех, на кого Пекин наложил санкции. Ранее IPAC побудил парламенты Великобритании и Нидерландов признать преступления режима в Синьцзяне геноцидом.

2 июня ЕС согласился создать «Международные инструменты закупок» (IPI), механизм санкций против третьих стран, которые блокируют их внутренние рынки от предприятий ЕС.

Рейнхард Бютикофер, член Немецкого союза зелёных/Европейского свободного альянса (Greens/EFA), был теневым докладчиком, ответственным за IPI. Он также в санкционном списке КПК, выпущенном в марте этого года.

Ещё одним европейским политиком в санкционном списке был Самуэль Коголати, член Партии зелёных (Ecolo) в бельгийском парламенте. Недавно он заявил, что проект Alibaba в Бельгии является шпионским центром.

Отношения между Китаем и ЕС будут только ухудшаться, так как в целом противодействие влиянию КПК в ЕС растёт.

Защита ЕС от китайских субсидий

На Саммите по глобальным решениям 28 мая канцлер Германии Ангела Меркель говорила о взаимных требованиях при развитии многостороннего сотрудничества с КПК. Меркель считает, что, хотя существуют «системные различия», всё ещё есть «интеллектуальная собственность, честная конкуренция, субсидии… вопросы, которые необходимо открыто обсуждать и решать».

Высказывания Меркель перекликались с комментариями госсекретаря США Энтони Блинкена о том, что КПК необходимо соблюдать «основанный на правилах международный порядок» в отношении китайских государственных предприятий и субсидий в ходе сотрудничества между Китаем и ЕС.

Субсидии, которые получают китайские компании и которые беспокоят ЕС и Соединённые Штаты, могут включать бесплатную или недорогую землю, низкие коммунальные платежи, промышленные предприятия и оборудование. Экспорт такой продукции на международный рынок приводит к банкротству европейских и американских компаний.

В памяти европейцев образ бывшего президента Франции Жака Ширака, сопровождавшего тогдашнего лидера КПК Цзян Цзэминя в 1999 году для осмотра новейшего скоростного поезда близ Лиона, всё ещё жив. КПК приобрела много высоких технологий в Европе, в результате чего Европа столкнулась с позорным провалом на своём местном производственном рынке.

В декабре 2019 года китайская CRRC Tangshan обыграла Siemens и Skoda и выиграла контракт на поезд для португальского метро.

31 мая этого года КПК объявила, что государственный производитель поездов CRRC Zhuzhou Locomotive Co. Ltd. начал экспорт своего первого набора двухэтажных электрических поездов в Австрию для железнодорожных линий в пяти европейских странах, включая Австрию, Германию и Венгрию.

Сегодня китайские ветряные турбины работают во Франции, электрические автобусы китайского производства ходят в Норвегии, а электрические сети Государственной сетевой корпорации Китая размещены в Польше. Транспортные средства на новой энергетике, произведённые в государственных компаниях КПК, также устремляются на европейский рынок.

Чтобы противостоять вторжению КПК на европейский рынок, ЕС пришлось ввести несколько стратегических ограничений.

Первым был внедрён механизм IPI, главной целью которого является борьба с неравномерной конкуренцией на мировых рынках государственных закупок.

5 мая ЕС опубликовал новый законопроект, направленный на борьбу с искажающими последствиями иностранных субсидий, в основном нацеленный на китайские государственные компании.

В то же время ЕС начал ослаблять свою промышленную политику. После того как ЕС отклонил сделку по слиянию железных дорог между французской Alstom и немецкой Siemens в 2019 году, Alstom объявила в январе 2021 года о завершении приобретения канадской Bombardier Transportation. Alstom значительно сократит свой географический разрыв с китайской CCRC Corp., крупнейшим в мире производителем поездов, став вторым по величине производителем железнодорожных перевозок в мире.

Эти действия отражают беспокойство ЕС по поводу экономической угрозы со стороны КПК и могут рассматриваться как временная стратегия оборонительной контратаки.

ЕС и США должны объединить усилия

Эти меры могут эффективно предотвратить или ослабить каннибализацию европейского рынка со стороны КПК. Но на рынках за пределами ЕС европейские компании по-прежнему не в состоянии конкурировать с государственными предприятиями КПК. Другими словами, это лишь временная мера, принятая для сохранения рынка ЕС, а не фундаментальное решение проблемы.

Для того чтобы ЕС мог повысить свою глобальную корпоративную конкурентоспособность, его основной целью должно быть сдерживание и изменение искажающей рынок промышленной политики КПК. В этом отношении ЕС и Соединённые Штаты разделяют один и тот же интерес. По сути, единственными вариантами для Европы являются замораживание Всеобъемлющего соглашения об инвестициях между Китаем и ЕС, объединение усилий с Соединёнными Штатами для оказания большего давления на КПК и принуждение КПК к изменению её промышленной политики.

ЕС и Соединённые Штаты также должны были бы понять, что, с точки зрения китайского лидера Си Цзиньпина и КПК, радикальные изменения в промышленной политике и субсидиях потребовали бы от Си отказаться от своего слова и отменить то, что он сделал. Если только Си и выживание КПК не окажутся под угрозой, вероятность того, что это произойдёт, невелика.

Однако можно предвидеть, что для достижения баланса в двусторонней торговле и на рынке совместные усилия и меры, принятые Западом, чтобы заставить КПК открыть больше рынков и внести некоторые изменения в промышленную политику, фактически станут одной из достижимых целей. КПК также придётся заплатить более высокую цену, чем на первом этапе Торгового соглашения между США и Китаем и Всеобъемлющего соглашения об инвестициях между Китаем и ЕС.

Линьи Ли — старший редактор и комментатор китайско-язычной Epoch Times, которая фокусируется на Китае и международных делах. До этого он был журналистом в Оттаве (Канада) и специализировался на новостях Парламентского холма, где заседает высший законодательный орган Канады.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнениями автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Источник: The Epoch Tmes

 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА