Китайский лидер Си Цзиньпин встречается с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном во время Второго форума «Один пояс, один путь» в Большом зале народных собраний в Пекине, Китай, 25 апреля 2019 года. (Andrea Verdelli/Pool/Getty Images) | Epoch Times Россия
Китайский лидер Си Цзиньпин встречается с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном во время Второго форума «Один пояс, один путь» в Большом зале народных собраний в Пекине, Китай, 25 апреля 2019 года. (Andrea Verdelli/Pool/Getty Images)

В Венгрии главенствуют коммунистические ценности Китая

Автор: 17.08.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:59

Когда вы думаете о Венгрии, стране в Центральной Европе, не имеющей выхода к морю, что вы себе представляете?

Для многих в Соединённых Штатах Венгрия, где проживает около 9,7 миллиона человек, стала своего рода тестом Роршаха. Левые комментаторы считают её местом, где демократия давно умерла. Более правые комментаторы считают, что в Венгрии чтут религиозные и семейные ценности. Благодаря премьер-министру Виктору Орбану настроения, раньше отравлявшие существование многих американцев, были успешно нейтрализованы.

Кажется, что Венгрия — это всё, чем должны и могут быть Соединённые Штаты. Это не так. На самом деле, у Венгрии гораздо больше общего с Китаем, чем с Соединёнными Штатами.

Недавно правительство Венгрии обвинили в использовании шпионских программ против собственного народа. Согласно сообщениям, правительство специально нацеливалось на журналистов-расследователей, используя одни из самых агрессивных в мире шпионских программ.

Кто-то может спросить: а как насчёт попыток АНБ (Агентство национальной безопасности США), шпионить за Такером Карлсоном (ведущий Fox News)? Даже если АНБ действительно шпионило за Карлсоном, это не оправдывает действий венгерского правительства. Два зла, как говорится, не делают добра. Здоровое общество требует как частной жизни, так и свободы слова. В Венгрии и то, и другое находятся под угрозой.

Как и Венгрия, Китай — ещё одна страна, где за журналистами ведётся пристальное наблюдение. Их запугивают, задерживают, оскорбляют как словесно, так и физически. Любое инакомыслие быстро заглушается; активистов разлучают с семьями, ругают и избивают, и часто наказывают длительными сроками тюремного заключения.

В Венгрии правительство прямо или косвенно жёстко контролирует большинство средств массовой информации. Независимая журналистика больше невозможна. Два лучших независимых журналиста США, Гленн Гринвальд и Мэтт Тайбби, не смогли бы выжить в Венгрии. Они также не выжили бы и в Китае.

Нарушения прав человека в Венгрии

В марте, согласно Humans Right Watch (HRW), после того как венгерское правительство «объявило чрезвычайное положение в ответ на пандемию», парламентом, где правящая партия имеет большинство в две трети, был быстро принят Закон о полномочиях. Этот закон предоставил правительству «неограниченную власть управлять по указу на неопределённый срок и без парламентского надзора».

Ещё более тревожно то, что этот крайне сомнительный закон «также включал новое уголовное преступление». Публикация любых вводящих в заблуждение фактов, «относящихся к пандемии», теперь будет караться уголовным преследованием. По-моему, это очень похоже на авторитаризм.

С марта венгерское правительство, по данным HRW, внесло очередные поправки в уголовный кодекс страны. Распространение «фальшивых новостей» или желание участвовать в «нагнетании страха» во время пандемии теперь влечёт за собой пятилетний тюремный срок. Такие драконовские меры должны встревожить каждого, кому не безразлична свобода.

Что именно является «фальшивыми новостями»? Что касается «нагнетания страха», то где проходит граница? При авторитарных режимах, как показывает нам история, границы всегда проводятся произвольно. Законы гибки и всегда могут быть изменены. Суды — кенгуру заменяют настоящие суды (суд кенгуру — английская идиома, означающая незаконный, несправедливый суд).

Плакат с изображением премьер-министра Венгрии Виктора Орбана с надписью:

«Мы говорим „нет“ вашему замечанию! Вы хотите, чтобы я украл нашу частную жизнь?»

А как насчёт религиозных ценностей?

Вопреки распространённому мнению, Венгрия — не христианская утопия. Автор Дэвид Френч называет страну «религиозной пустыней». И он не ошибается. Только 17% венгров считают себя «очень религиозными».

А как насчёт эмиграции и иммиграции?

У меня есть несколько венгерских друзей, но ни один из них больше не живёт в Венгрии. Они образованные, трудолюбивые, порядочные люди, и, хотя они любят свою страну, у них не было другого выхода, кроме как уехать. Хорошую оплачиваемую работу, говорят они мне, найти очень трудно.

Почти одна треть венгров в настоящее время борется с угрозой бедности.

Венгрия известна и часто восхваляется за свою анти-иммиграционную позицию. Однако как пишет вышеупомянутый Дэвид Френч, «Венгрия имеет глубокую проблему с эмиграцией».

Эта проблема сейчас настолько серьёзна, «что она привела к нехватке рабочих рук, из-за чего режим Орбана вынужден негласно принимать больше иммигрантов». Да, больше иммигрантов. Реальность, которая, как отмечает Френч, «несколько расходится с анти-иммиграционной позицией режима».

Как предупреждает Amnesty, хотя «закон запрещает дискриминацию по признаку пола», венгерские женщины «по-прежнему подвергаются широко распространённой дискриминации по признаку пола и за то, что они матери». Да, за то, что они матери.

Дискриминация существует «как на рабочем месте, так и на рынке труда в целом». В Китае дискриминация женщин как на рабочем месте, так и на рынке труда также является очень реальной проблемой. Тем временем в Соединённых Штатах женщины продолжают процветать.

На этом критика не заканчивается. В Венгрии дискриминация и акты физического насилия в отношении женщин чрезвычайно распространены.

Тесные связи Будапешта с Пекином столь же очевидны, сколь и неоспоримы. В июне, когда ЕС попытался принять меры против китайского режима за его подавление демократических протестов в Гонконге, венгерское правительство отказалось от сотрудничества.

Более того, несколько лет назад венгерское правительство подписало довольно противоречивое соглашение с Коммунистической партией Китая (КПК). В 2024 году университет Фудань, одно из самых престижных учебных заведений Китая, откроет свой первый зарубежный кампус в Венгрии. Кто заплатит за первый в истории китайский университет в Европе? Конечно, венгерский народ.

В довершение ко всему, как сообщает издание DW (Deutsche Welle), новый кампус будет построен на участке, «который был предназначен для доступного жилья для студентов из малообеспеченных сельских венгерских семей». Венгерский народ, понятно, в ярости, и кто может его винить?

В их стране, где с женщинами обращаются как с гражданами второго сорта, жить невозможно. У Венгрии и Китая есть много общих черт, и ни одна из них не является положительной. Романтизировать Венгрию — значит фантазировать, когда субъективные чувства ошибочно принимаются за объективную реальность. В поисках вдохновения американцам следует обратиться к другим странам.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Джон Мак Глионн — исследователь и эссеист. Его работы публиковались в таких изданиях, как New York Post, Sydney Morning Herald, The American Conservative, National Review, The Public Discourse и в других уважаемых изданиях. Он также является обозревателем Cointelegraph.

Источник: The Epoch Times

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА