Казахская орлиная охота: «Орёл — это часть семьи». (Courtesy of Wout de Jong) | Epoch Times Россия
Казахская орлиная охота: «Орёл — это часть семьи». (Courtesy of Wout de Jong)

Казахская орлиная охота: Орёл — это часть семьи

Из сотни участников фестиваля «Золотой орёл» орёл всегда находит своего хозяина
Автор: 21.02.2022 Обновлено: 21.02.2022 08:48
В своём путешествии по Монголии голландский художник Вут де Йонг запечатлел на снимках уникальную атмосферу, навыки и традиции когда-то кочевых казахских охотников на орлов. Голландец признаёт, что ежегодный фестиваль «Золотой орёл» в Казахстане повлиял на народные традиции охотников. Однако за кулисами есть истории, о которых стоит рассказать.

Казахи в Монголии — бывшие равнинные кочевники теперь занимаются земледелием и туризмом, хотя их уникальная верховая охота с орлами остаётся предметом гордости в их культуре. Наряду со снимками с фестиваля «Золотой орёл» Йонг рассказал о жизни орлов в неволе и их незримой связи с хозяином.

65-летний Йонг остановился в семье одного из участников фестиваля, состоящей из пяти или шести поколений. Среди них он испытал уникальное чувство «заботы», которое не встречается на Западе. Их дом был наполнен орлиными мотивами и атрибутикой.

«Для меня это было действительно самым ярким событием — увидеть орла в его обычной среде… с охотником дома, — сказал он в интервью The Epoch Times. — Вы видите орла — это действительно интересно — это часть семьи. Они относятся к нему как к ребёнку. Он у них дома, они кормят его, уделяют орлу много внимания».

Йонг объяснил, как охотники приучают орлов, а потом возвращают их обратно в дикую природу.

«Они всегда используют молодых самок орлов, забирают их из гнезда, а затем обучают их, — говорит Йонг. — И они остаются с ними 8-10 лет, а затем казахи выпускают их на волю, и орёл возвращается в природу».

Что касается традиций, лежащих в основе соревнований на фестивале, он сказал:

«Речь идёт о мастерстве».

Сегодня казахи живут между двумя мирами, добавил Йонг. С одной стороны, они с гордостью отстаивают свои старые традиции, с другой — на них влияют современные веяния и мирская политика. Тем не менее, ежегодный фестиваль «Золотой орёл» остаётся источником огромного вдохновения для этих коренных народов.

«Это самый большой фестиваль в этом районе. Думаю, в нём участвовали 60-70 охотников», — рассказал Йонг.

По его словам, в качестве жертвы на фестивалях сейчас используют черепа лисиц и мех животных. Орёл должен схватить приманку, как на настоящей охоте.

«В 2015 году они отказались от охоты на живых лисиц, поэтому теперь используют только черепа. … Люди думают, что охота идёт на живых животных, но это уже не так, — говорит голландец. — Это не очень хорошо для туризма, но такова традиция».

В соревновании также важны внешний вид и боевой дух участников, сказал он:

«Как взаимодействует охотник с орлом, его одежда, вид лошади, на которой он скачет».

«У фестиваля есть свои взлёты и падения, — говорит Йонг. — Мне понравилось, но не всё. Особенно меня привлекла связь между орлами и охотниками. … Там может быть сотня участников, но орёл всегда находит своего хозяина».

Фотограф увлекается азиатской культурой, особенно тибетским буддизмом. Он надеялся вернуться в Монголию, чтобы продолжить начатую историю, но вмешалась пандемия, и путешествие пришлось отложить.

«Это продолжение истории. Когда я уезжаю, фильм заканчивается, но это не конец истории, — добавил он. — И это то, что мы можем сделать для продолжения истории, как фотографы и журналисты. История не закончилась, она никогда не закончится».

Ирина Волкова — обозреватель и журналистка The Epoch Times, специализирующаяся на интересных, ярких и вдохновляющих историях со всего мира.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА