Первое изображение любезно предоставлено Карине Айгнер (слева), второе любезно предоставлено Бенсе Мате (справа)  | Epoch Times Россия
Первое изображение любезно предоставлено Карине Айгнер (слева), второе любезно предоставлено Бенсе Мате (справа)

Победители фотоконкурса «Большая фотография» 2022 года

Уникальные фотографии подчёркивают биоразнообразие нашей планеты
Автор: 10.07.2022 Обновлено: 10.07.2022 15:54
Каждый год знаменитый фотоконкурс BigPicture Калифорнийской академии наук отмечает лучших фотографов мира и самые яркие снимки года.

Судит конкурс авторитетная группа экспертов в области фотографии природы и охраны природы, включая Сюзи Эстерхас, Софи Стаффорд и фоторедактора журнала bioGraphic Джейми Хаймбух, а снимки победителей и финалистов подчёркивают биоразнообразие Земли.

Каждая фотография по-своему вдохновляет зрителей на защиту и сохранение удивительного разнообразия жизни на Земле. Ниже мы представляем победителей и некоторые из наших личных любимых фотографий, представленных на конкурсе в этом году.

Обладатель главного приза

Тёплым весенним утром в Южном Техасе самка кактусовой пчелы (Diadasia rinconis) вышла из своего маленького цилиндрического гнезда в земле, поднимаясь, как пепел из дымохода.

Почти мгновенно её облепили десятки патрулирующих самцов, их хвостатые тела образовали жужжащий, грохочущий «брачный шар», когда они соперничали за возможность «ухаживать» за ней. После бурных 20 секунд или около того, клубок пчёл рассеялся, и самка улетела — один победоносный самец крепко держался за её спину.

Поскольку они строят индивидуальные гнёзда, а не живут в коллективном улье, кактусовые пчёлы считаются одиночками. Однако это название несколько обманчиво: пчёлы гнездятся в непосредственной близости друг от друга, и их брачные скопления могут исчисляться тысячами — захватывающее, высоконапряжённое зрелище для любого удачливого наблюдателя.

«Спаривание часто происходит на очень горячей, голой земле, — говорит энтомолог Эйвери Рассел из Университета штата Миссури, — поэтому сцепившиеся самцы могут рискнуть приготовить себя [для спаривания]. Они также сталкиваются с жесткой конкуренцией».

«Соотношение полов у этого вида часто бывает дико однобоким: одинокие самки появляются изредка, десятки патрулирующих самцов находят её за несколько секунд, а над головой летают тысячи самцов», — добавил он.

Брачные скопления длятся всего чуть больше недели, поэтому фотографу Карин Айгнер посчастливилось запечатлеть именно этот брачный клубок. Хотя эти местные пчёлы редко замечаются или документируются людьми, они играют важную роль в качестве опылителей, особенно для кактусов колючей груши — важнейшего источника пропитания для многих видов на засушливом американском юго-западе.

Финалист конкурса «Водная жизнь»

Каждый год с августа по начало октября у восточного побережья Флориды собираются на нерест атлантические окуни голиафы (Epinephelus itajara). В тёмные ночи при новой луне самцы размером с холодильник издают низкочастотные звуки, сокращая свой плавательный пузырь, призывая других окуней собираться вокруг затонувших кораблей или скалистых рифов.

Пятьдесят лет назад на этот призыв могли откликнуться более 100 рыб. Но к 1990 году численность этого медленно передвигающегося вида сократилась до нескольких особей. В том же году голиафов стали охранять, и популяция постепенно начала восстанавливаться. Хотя брачные скопления во Флориде ещё не достигли той численности, которую местные рыбаки помнят с 1970-х годов, сейчас часто можно увидеть от 20 до 40 голиафов вместе во время сезона размножения.

Фотограф и эколог коралловых рифов Том Шлезингер неоднократно наблюдал это зрелище в последние годы, но плавание с этими 350-килограммовыми гигантами никогда не надоедает. Во время одного из погружений в сентябре прошлого года он завороженно наблюдал, как крупный самец спокойно плывёт сквозь огромное, клубящееся скопление круглых ставрид (Decapterus punctatus).

«Это выглядело так, будто он плывёт по туннелю из рыб, — вспоминает  Шлезингер, — и я сразу понял, что это идеальный момент, чтобы запечатлеть уникальную перспективу».

Финалист конкурса «Человек/природа»

Два существа сталкиваются лицом к лицу через забор из плетёной проволоки: одно — хищник, другое — добыча; одно — дикое, другое — выращенное для нашего использования. Этот момент видится как столкновение двух миров, без чёткого указания на то, какой из них возьмёт верх.

Подобные образы, когда мир природы пересекается с миром, на который так сильно влияет человек, стали почти навязчивой идеей для фотографа из Мексики Фернандо Константино Мартинеса Бельмара. И мало где в мире есть столько возможностей запечатлеть этот конфликт воочию, как на родном для Мартинеса Бельмара полуострове Юкатан, где обитают и неуловимый ягуар (Panthera onca), и одна из самых быстрорастущих туристических точек Мексики — «Ривьера Майя».

Ягуары — крупнейшие хищники в Неотропиках — требуют значительного пространства, чтобы найти достаточную добычу: средний ареал обитания  самца ягуара составляет около 100 квадратных километров. Неизбежно, что с ростом численности населения в местах обитания ягуара его ареал сократился.

В настоящее время учёные работают над определением стратегий и приоритетов их сохранения, чтобы наилучшим образом поддержать оставшиеся популяции. В Мексике одним из наиболее важных регионов считается штат Кинтана-Роо на полуострове Юкатан, где обитает почти половина из 4—5 тыс. ягуаров страны.

Здесь кошки процветают на двух охраняемых территориях: Юм Балам на северной оконечности полуострова и Сиан Каан примерно в 220 километрах к югу. Между этими двумя заповедниками находятся Канкун, Плайя-дель-Кармен и Тулум.

До недавнего времени учёные не надеялись, что между двумя заповедниками может существовать жизнеспособный экологический коридор, учитывая сильно застроенную территорию, которая их связывает.

Однако опубликованные в начале этого года результаты исследования  радиослежения свидетельствуют о том, что ягуары не только пользуются этим коридором, но и обустраивают вдоль него свои домашние ареалы.

Хотя эти кошки предпочитают лесные массивы или участки вторичного роста, а не сильно нарушенную среду обитания, они способны использовать возможности, открывающиеся в результате развития человека.

Один самец, например, обосновался на свалке, где он нашёл обильный источник добычи в виде одичавших собак и других животных, которые собирали мусор на свалке. Стойкость, продемонстрированная этими особями, даёт надежду на то, что при продуманном планировании будущего развития территории ягуары полуострова Юкатан смогут и дальше процветать.

Победитель конкурса «Наземная жизнь»

В венгерском национальном парке Кишкунсаг наступил рассвет, и фотограф  Бенсе Мате лежал неподвижно, затаившись и едва дыша. Перед ним евразийский бобр (Castor fiber) деловито грыз дерево, освещённое первыми лучами утреннего солнца.

Неподалёку от него из окутанной туманом воды, словно сваи для дока, выступали ранее срубленные деревья, одно из которых было украшено светящейся паутиной. Эта неземная сцена была не просто красивой, она была яркой иллюстрацией того, что бобры преобразуют окружающую среду, когда строят плотины, создавая места обитания, которые используются многими другими видами.

Когда-то евразийские бобры были широко распространены по всей Европе и Азии, но в 1800-х годах охота на этих крупных грызунов практически исчезла. В Венгрии последний бобр был убит в 1865 году. Подобная участь постигла этот вид по всей Евразии, и к началу XX века, по оценкам учёных, в восьми реликтовых популяциях осталось всего около 1200 особей.

Судьба вида начала меняться к лучшему в 1922 году, когда Швеция приступила к реинтродукции. Более 20 европейских стран последовали её примеру, и к 2011 году популяция на всём континенте насчитывала более миллиона особей. Когда бобры вернулись в евразийский ландшафт, учёные начали документировать их влияние на окружающую среду.

Строя плотины, животные увеличили запасы воды, уменьшили ущерб от пожаров и создали водно-болотные угодья, фильтрующие сельскохозяйственные загрязнители. Они также способствовали росту биоразнообразия — в местах обитания, построенных бобрами, обитают более многочисленные и разнообразные виды, чем в соседних районах.

После 120-летнего отсутствия бобры вернулись в Венгрию в 1985 году, распространившись естественным путём из популяции, которая была успешно реинтродуцирована в Австрии. Сегодня, по оценкам учёных, в стране живёт более 3 тыс. евразийских бобров, включая трудолюбивую особь, которую сфотографировал Мате, создавая более богатую экосистему в национальном парке Кишкунсаг.

Другие победители фотоконкурса BigPicture 2022 года

Финалист конкурса «Человек/природа»

Победитель конкурса «Крылатая жизнь»

Победитель конкурса «Пейзажи, водные пейзажи и флора»

Победитель конкурса «Пейзажи, водные пейзажи и флора»

Победитель конкурса «Водная жизнь»

Победитель конкурса «Водная жизнь»

Победитель конкурса «Водная жизнь»

Эта галерея была первоначально опубликована в журнале bioGraphic, — независимом журнале о природе и охране природы при поддержке Калифорнийской академии наук и информационном партнёре конкурса фотографии BigPicture.

Ирина Волкова  обозреватель и журналистка The Epoch Times, специализирующаяся на интересных, ярких и вдохновляющих историях со всего мира.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА