Мужчина в маске возле здания Шанхайской фондовой биржи. Шанхай, 3 февраля 2020 года. (Фото Aly Song/Reuters) | Epoch Times Россия
Мужчина в маске возле здания Шанхайской фондовой биржи. Шанхай, 3 февраля 2020 года. (Фото Aly Song/Reuters)

Вмешательство политиков отразилось на фондовом рынке Китая

Автор: 17.08.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:59

Несмотря на высокие темпы роста внутренней экономики и постепенное восстановление мировой экономической ситуации, по итогам года китайский рынок показал стагнацию. На момент написания этой статьи, шанхайский индекс CSI 300* показал снижение на 5%, в то время как индекс S&P 500** показал 18% рост. За последние пять лет индекс CSI 300 вырос на 51%, что является довольно скромным показателем по сравнению с ростом индекса S&P 500 на 103%.

В последнее время китайский фондовый рынок «не оправдывает ожиданий». По прогнозам издания Bloomberg, фондовый рынок должен был в 12,7 раз превышать фактический показатель 2021 года. Это значительно меньше чем показатели роста в большинстве развивающихся стран. Так почему же он «не оправдывает ожиданий?».

Потому что оценка китайского фондового рынка включает в себя риски, которые должен учитывать любой инвестор. Политический риск и вмешательство государства — вещи которые нельзя игнорировать, и недавнее вмешательства правительства в технологическую сферу и образование является ярким доказательством.

Риски политического и государственного вмешательства существуют не только на китайском фондовом рынке, однако они являются значительным сдерживающим фактором роста. Подобные риски существуют на рынках акций таких стран, как Россия, Испания и Италия.

Это не касается вопроса обычного регулирования, которое в разной степени существует во многих секторах экономики тех или иных стран, а рисков политического характера. В этом случае политики решают взять под контроль крупные частные компании чтобы использовать их влияние в своих политических целях.

Подобное «закручивание гаек» не нацелено на борьбу с неравенством, а нацелено на усиление контроля. Если бы правительство хотело уменьшить разрыв между бедными и богатыми, оно бы приняло меры, которые были бы более эффективными чем нанесение ущерба собственному фондовому рынку.

Существует две основные причины отсутствия роста китайской экономики. Во-первых, когда основная часть этого роста планируется централизовано и обусловлена огромной задолженностью. Во-вторых, за последние 10 лет возрос риск вмешательства в управление и стратегии компаний по политическим мотивам.

Китайская экономика не открывалась с тех пор, как срок полномочий Си Цзиньпина был продлён на неопределённый период. Одной из главных целей правительства — оказать давление на корпоративный сектор и установить контроль над частными компаниями, даже если это грозит ослаблением их финансового положения, ограничением доступа к рынкам капитала и оттоку инвесторов.

Таким образом политический риск является большим препятствием экономического роста, поскольку инвесторы понимают, что власти не будут учитывать интересы акционеров и заинтересованных сторон, а вместо этого будут использовать финансы компаний для усиления своего политического контроля.

Многие могу сказать, что таким образом правительство преследует благие намерения, но эти мысли ошибочны. Если бы власти руководствовались наилучшими намерениями и доброй волей граждан, они укрепили бы независимость регулирующих органов вместо того, чтобы брать под политический контроль частные компании.

Власть, которая действует в интересах своего народа привлекает независимых экспертов и поручает им принимать решения относительно регулирования бизнеса и других сферах экономики именно для того, чтобы избежать политического влияния на сектор экономики. В то же время, когда политики ослабляют независимость регулирующих органов и усиливают своё влияние на бизнес, это не приносит никакой пользы для инвесторов и акционеров.

Это просто социальный интервенционизм***, для продвижения политической повестки дня, при этом деньги тратятся на популистские решения, растёт внутренняя задолженность, а вместе с ней и пропасть между богатыми и бедными, потому что политика стоит на первом месте.

Если китайские власти действительно беспокоятся о росте экономики, то почему они не создали прозрачных и независимых регуляторов, вместо того, чтобы сделать их ещё более зависимыми от правительства?

Нынешняя стагнация на фондовом рынке Китая является следствием прошлого интервенционизма и правила «роста любой ценой». Государство с таким высоким потенциалом демонстрирует очень слабые финансовые показатели роста.

Чистый долг по отношению к прибыли до вычета процентов, налогов, износа и начисленной амортизации (EBITDA) превышает в 6,9 раза, что обусловлено главным образом государственными предприятиями, которые накапливали долги, демонстрируя при этом очень низкую рентабельность. По данным издания Bloomberg, рентабельность активов Шанхайского индекса составляет всего 1,18%, а рентабельность прибыли составило 7,9% при огромной валовой прибыли в 16%.

Существует ли потенциал у китайского рынка? В этом нет никаких сомнений! Однако для достижения тех показателей, которого он заслуживает, китайский режим должен способствовать прозрачности, привлекать независимых членов совета директоров, быть открытыми аудиту, и следовать чётким правилам корпоративного управления, которые защищают инвесторов и заинтересованных сторон.

В противном случае, все меры, которые идут вразрез с независимостью регулирующих органов, а также открытым и прозрачным рынкам капитала в итоге приводят к обратным результатам, потому что они никоим образом не помогают гражданам и ослабляют бизнес и инвестиционную среду.

Внедрение в частные компании «своих» управленцев приводит к снижению темпов роста, уменьшению темпов инноваций, отсутствию каких-либо сомнений в подозрительных сделках и инвестициях в другие структуры. Все проблемы можно быстро решить, если эти бы Китай открыл свою экономику.

Пример Китая должен стать уроком для Запада, который считает идеи интервенционизма хорошей идеей. Политическое давление приведёт к плохому распределению капитала, уменьшению рабочих мест и увеличению разрыва в доходах населения.

* CSI 300 — это взвешенный по капитализации индекс фондового рынка , предназначенный для воспроизведения показателей 300 крупнейших акций, торгуемых на Шанхайская фондовая биржа и Шэньчжэньская фондовая биржа.

** S&P 500 — фондовый индекс, в корзину которого включено 505 акций 500 избранных торгуемых на фондовых биржах США публичных компаний, имеющих наибольшую капитализацию.

*** Социальный интервенционизм — социально-экономическая система, основанная на вмешательстве правительства, партий или организаций в функционирование общества.

Даниэль Лакаль, доктор философии, главный экономист хедж-фонда Tressis и автор книг «Свобода или равенство», «Побег из ловушки центрального банка» и «Жизнь на финансовых рынках».

Источник: The Epoch Times

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА