Фото: Alena Darmel / pexels.com / СС0  | Epoch Times Россия
Фото: Alena Darmel / pexels.com / СС0

Надо ли прощать измену?

Автор: 12.09.2021 Обновлено: 12.09.2021 17:53
Хуже, чем измена, ничего быть не может!

— Вы же против разводов! Вы согласны, что я должна простить его? — она смотрела с такой молящей надеждой.

Я встречала этот взгляд десятки раз. Карие, голубые, зелёные глаза смотрят одинаково. Снова и снова я чувствую жгучую беспомощность. Обнять бы, пожалеть, пообещать, что мы всё исправим, и вы снова будете счастливы. Но не могу.

Потому что это неправда, и  правильного ответа пока никто не знает, ни я, ни она. Впереди ждёт многомесячный тернистый путь. Будут тонны обвинений, вопросов, слёз отчаяния. Будет прощение, надежда и опять слёзы и отчаяние. Муж и жена по крупицам будут собирать 8 лет воспоминаний, любви, доверия. Может, соберут, а может быть, нет.

Хотят ли собрать? Вот в чём главный вопрос.

Около 90% семейных пар считают, что измена — самое ужасное, что может произойти с их отношениями. Мои родители столкнулись с изменой, когда мне было 15. В первом браке я изменяла, и мне изменяли. Увидев измену со всех ракурсов, я была бы готова согласиться, что это и правда ужасно. Но это «ужасно» начинается задолго до того момента, когда вы нарушаете сексуальную эксклюзивность вашего партнёра.

Когда появляется третий

Это случилось где-то месяца через три после того, как счастливые Алёна и Володя вышли из роддома, бережно неся на руках маленький розовый свёрток. Октябрь неожиданно выдал по-летнему тёплый день. Солнце играло золотом в пышных Алёниных локонах, ветер трепал подол её лёгкого пальто.

Если бы я снимала кино, это было бы идеальным хеппи-эндом. Медная ручка двери роддома, багряный листопад, умилённые родители, любовь, счастье, перспектива.

Но мы не в кино. 7 лет успешные юристы Алёна и Володя кайфовали от жизни. Любили работу, которая их объединяла, обожали путешествовать и наслаждались интересной, но достаточно беззаботной взрослой жизнью. Потом решили, что пора заводить детей. И всё перевернулось с ног на голову.

Счастье от рождения Полинки оказалось очень мимолётным и сменилось адским недосыпом, стрессом и желанием Алёны иногда биться головой о стену.

Она начала злиться на Володю. Либо кричала, либо надменно поджимала губы. Алёне всё время казалось, что он не помогает, не считается с её чувствами, не замечает, как ей тяжело, и вообще живёт какой-то своей жизнью, в которой она и Полина занимают самое последнее место. Хотелось плакать и кричать, когда утром он уходил на работу и бросал её одну в этом унылом дне сурка.

Из их жизни ушло всё, что они любили. Совместная захватывающая работа, спонтанные путешествия, тихие завтраки по выходным, долгие и жаркие споры о современном образовании, толерантности и женских правах.

Он, конечно же, всё видел и понимал, и искренне хотел помочь. Как умел.

Володя решил не влезать в идеальный тандем мамы и дочки. Алёна сердилась, что он всё делает не так. Ещё он оградил жену от историй про свою непростую борьбу за повышение на работе, про ленивых подчинённых, про страхи и сомнения, которые его гложут. Он терпел, отстранялся, уходил в себя и не замечал, как ему становилось тоскливо и одиноко.

Вечером у них с женой оставалось буквально полчаса, пока малышка в круге плескалась в ванной. Потом Алёна начинала танцы с бубном, чтобы уложить Полину спать, а когда в 2-3 часа ночи жена приходила, он сам уже крепко спал.

Как Володя изменил Алёне?

В тот день он был особенно расстроен. Алёна приболела, и его мама приехала помочь. Но вместе с помощью она привезла много чрезвычайно полезных советов, ненавистные кабачки и ярое желание сделать как лучше. Утром жена шипела и хрипела, что скорее помрёт, чем будет принимать такую помощь.

Володя стоял у кофейного автомата, уныло мешал дымящийся чай и чувствовал глубокое отчаяние. Больше всего мучило, что он не имел никакого человеческого права это отчаяние испытывать. Володя любил дочь, любил Алёну, и ему было совестно и гадко от того, что он чувствовал себя таким несчастным.

Оля не была ни молодой, ни красивой. Он знал её тысячу лет, знал её мужа. Она просто облокотилась на столешницу и спросила: «Володь, ты чего такой грустный?» Позже он и сам не мог понять, зачем всё ей рассказал, зачем согласился пойти с ней в пятницу в бар поговорить по душам. А главное, он не мог понять, почему ни слова не сказал об этом разговоре Алёне…

***

— Вы представляете, я узнала всё в день рождения Полечки. Мне позвонила наша коллега поздравить, и как будто между делом поинтересовалась, как я там одна с ребёнком справляюсь… Я удивилась, почему одна? Наоборот, день рождения дочки празднуем, сейчас вот Володя приедет.

А она помолчала и говорит: «Спроси лучше у Володи». Я не верила раньше, но это правда, как удар под дых. До сих пор не верю. Он даже не отпирался, всё рассказал. Мы говорили, говорили всю ночь. Иногда мне кажется, лучше бы я не знала… Тогда бы всё было, как раньше.

***

Семья 2.0.

Мы работали с Алёной и Володей долго. Муж с женой прошли все стадии, разобрали на молекулы всё, что случилось, почему случилось. Всё приняли и поняли, все вопросы задали. Проступки искупили и простили.

Володя поменял работу, они договорились о правилах. Он никогда не опаздывал, рассказывал о том, с кем встречался, не ставил пароль на телефон и ноутбук. Казалось, они выздоравливают.

Но однажды Алёна пришла одна и сказала, что встретила другого человека, а с мужем они расстались.

Это самый непростой момент в моей профессиональной жизни. Я снова и снова анализировала, всё ли сделала правильно, «супервизилась», искала ошибки.

Но самым сложным стал вопрос, а хотела ли она его прощать? Тогда, в самую нашу первую встречу, когда смотрела на меня с такой надеждой? Может, Алёна ждала подтверждения, что не должна этого делать?

Вопрос не в том, стоит прощать измену или нет. Главный вопрос: стоит ли вступать в новый брак с этим человеком?

Ведь проработка посттравматического состояния, вызванного предательством, помогает вернуться в точку ноль. А потом из этой точки нужно пройти долгий путь к новому браку, новому доверию, новому счастью с тем же человеком. И вот этого Алёна уже делать не захотела. Хотя, может быть, она даже искренне простила Володю за измену.

Фундамент их отношений начал рушиться не когда Володя решился на измену, а когда он не поделился с женой своими заботами, не захотел разделить бессонную ночь у детской кроватки, или когда тихо не сел рядом в полумраке, пока Алёна кормила сонную Полину. Именно тогда им нужно было сказать, что им нужны помощь и поддержка, что они не справляются, потому что устали, не выспались и не знают, как сохранить близость.

Можно ли было починить их брак? Если бы они оба этого захотели и заметили проблемы чуть раньше, да. Но они выбрали другой хеппи-энд. Возможно, он сделает их счастливее.

*История вымышленная, все совпадения случайны.

Дарья Сытова-Горанская — профессиональный семейный коуч, позитивный психолог, автор популярного блога в «Инстаграме«» и движения #stop_razvod. Дарья окончила Московский государственный институт международных отношений (МГИМО МИД РФ). Обучалась в Эриксоновском международном университете, получила сертификат профессионального коуча семей и пар. Цель Дарьи — спасти семьи от разводов, помочь предотвратить измены и конфликты, улучшить межличностные и сексуальные отношения супругов.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА