Статуя Данте Алигьери в Неаполе, Италия. Фото: ru.dreamstime.com | Epoch Times Россия
Статуя Данте Алигьери в Неаполе, Италия. Фото: ru.dreamstime.com

Как воспитывать душу

Творчество Данте Алигьери, жившего в XIII веке, хранит ответы на жизненные вопросы
Автор: 08.09.2022 Обновлено: 08.09.2022 16:42
Когда моему сыну было от семи до десяти лет, он увлёкся книгами о Гарри Поттере. В результате его способности к чтению и воображение чудесным образом улучшились. Я не мог знать, что когда ему исполнится 18 лет, меня будет ждать сюрприз.

Это был 2011 год, и он начал искать университеты, в которых хотел бы учиться. После долгих поисков он с радостью сообщил мне, что нашёл один в Великобритании и решил поступить в него — университет, который предлагает степень по английской литературе с изучением «Гарри Поттера» в качестве основного компонента.

Эта правдивая история напомнила мне о принципе, который я понял на более позднем этапе своей жизни: каждый ребёнок, подросток и взрослый должен в своей жизни знакомиться с хорошей литературой, замечательной литературой, но также и с великой литературой — категорией, которая включает в себя великую литературу, классику, пережившую сотни и тысячи лет. Классика, в которой появляются более высокие идеи, большие красоты и, если можно так сказать, высокое личное восхождение.

Отличным примером является знаменитое произведение итальянского поэта и философа Данте Алигьери «Божественная комедия», затрагивающее самые глубокие и разные пласты человеческой души.

«Божественная комедия» — это трогательное путешествие, в котором герой автора проходит между тремя местами: Адом, Чистилищем и Раем. Хотя Данте был католиком, прозрения Данте касаются психологических аспектов, существующих в каждом светском обществе, и побуждают читателя заглянуть внутрь себя, в свои мысли и душу, в попытке исследовать природу реальности. Это произведение, которое пробуждает любопытство, удивление и оставляет читателю интеллектуальную пищу на всю оставшуюся жизнь.

Произведение открывается посещением ада, предназначенного не только для тех, кто совершил тяжкие преступления, но и для тех, кто не берёт на себя ответственности за свои действия. Они обречены навсегда повторять своё неудавшееся поведение, слова жалости к себе и навязчивые мысли; они не могут освободиться от решений, принятых ими в своей земной жизни, и, что более важно, — в глубоком смысле — они и не хотят.

Возможно, лучшей аналогией для такого типа поведения является зависимость: наркоманы знают, что наркотики, выпивка, азартные игры, секс или что-то ещё, к чему они пристрастились, вредны для них и порабощают их, но всё же, даже зная об этом, они не могут избавиться от этих привычек.

Кейт Хамфрис, профессор, специализирующийся на психологии зависимостей, с юмором выразился: «Само существование Starbucks свидетельствует о том, что человек — иррациональное существо». Даже когда мы знаем, что пятая чашка кофе — это слишком много, мы всё равно выпьем её.

Таким образом, ад — это место, из которого мы не можем убежать, потому что не хотим. Это наш выбор, наш свободный выбор. Как отмечает английский писатель А. Н. Уилсон в своей книге «Влюблённый Данте» о жизни и мире Данте:

«Нет никого в аду, кто не выбрал бы определённым образом быть там». Писательница Дороти Л. Сэйерс выразила это более позитивно в своей книге «Дело вечности», когда написала:

«Ад — это наслаждение собственным путём в вечность».

Согласно Данте, каждому из нас дана сила — сила решать. Когда мы пренебрегаем собой или тем, что ирландский поэт Томас Мур назвал «пренебрежением душой», мы становимся заложниками следующей «порции» и зацикливаемся на ней.

«Когда душой пренебрегают, это состояние не исчезает само по себе, а симптоматически проявляется в навязчивых идеях, пристрастиях, насилии и потере чувства смысла», — писал Мур.

Философы и интеллектуалы всех прошлых культур считали, что такие пристрастия отрезают человека от самого себя и ведут к гибели. В индийских писаниях, например, Кришна говорит о злодеях, невежественных людях, чья страсть к похоти, гневу и жадности приводит их в ад. Интересно, что три основных греха, о которых упоминает Кришна, также фигурируют у Данте: похоть, гнев и жадность.

Чистилище

Если ад — это место, где люди получают желаемое после того, как попали в ловушку собственных зависимостей и компульсивного поведения, пока не утратили свободу и способность видеть реальность такой, какая она есть, то чистилище указывает на другой уровень принятия решений.

Данте прибывает в чистилище и рассказывает нам, что грехи прибывающих туда людей — это те же грехи, которые ведут в ад: гордыня, зависть, ярость, похоть и т. д. Однако характер страданий, находящихся в чистилище, принципиально иной. У тех, кто живёт в чистилище, развита способность к самосознанию.

Вместо того, чтобы отрицать факт наличия у них проблемы, они признают, что сами являются источником проблемы, что они потерпели неудачу и совершили плохие поступки.

Кроме того, они искренне сожалеют о своём поступке. Их проступок становится предметом глубокого сожаления. В то время как обитатели ада выступают против страданий, возмущаются ими и совершенно не понимают их связи с выбором, который они сделали в своей жизни, в Чистилище происходит обратное.

Особенно трогательным примером такого раскаяния является конец Бонконте ди Монтефельтро, человека, печально известного своей злобой. Сражаясь на стороне проигравших в битве при Кампальдино и получив смертельную рану в шею, он отчаянно пытается убежать от своих врагов, которые следуют за ним по пятам через болота.

Наконец, изнемогая, он падает на землю, теряет свет в глазах, голос и умирает. Но когда Монтефельтро падает, его спасает ангел по одной единственной причине: «Благодаря одной слезе», или по-итальянски: «Una Lagrimata». Непосредственно перед смертью злой человек осознаёт содеянное и выражает сожаление — и одно это сожаление становится для него неким искуплением. Он действительно будет страдать в чистилище, но у него есть надежда. Как только человек осознает себя и увидит себя таким, какой он есть на самом деле, в игру вступает новая динамика, психологическая и духовная. И эта динамика работает во всём чистилище, когда каждый его обитатель понимает себя и свои недостатки, не обманывая себя.

Там, где кончается чистилище, начинается рай земной, отличный от рая небесного. Вот где началось человечество, когда люди были невинны и чисты. В глубоком смысле, хотя это и определённый вид рая, это место всё же ограничивает человеческую природу и дух (поэтому оно всё ещё находится в царстве чистилища).

Когда Данте поднимается на гору Чистилища, последним страдающим человеком, которого он встречает на своём пути, является поэт Арнаут Даниэль, которого Данте называет «лучшим творцом». Даниэль был сожжён в страшном огне, в огне, «очищающем похоть» — это последнее препятствие перед достижением земного рая, для возврата к тому, каким он был изначально перед падением.

Даниэль описывает своё печальное положение Данте, а также просит Данте вспомнить о его страданиях, когда придёт время. Тем самым он фактически предупреждает Данте обратить внимание на свою похоть, пока не стало слишком поздно. Сразу же после этого Даниэль возвращается в очищающее пламя, в очищающий огонь, каким бы болезненным он ни был. Даниэль понимает, что страдание необходимо для того, чтобы он мог освободиться и подняться на более высокий уровень жизни, к которому стремится.

Даниэль находится в состоянии ума, когда хочет страдать, чтобы выполнить более высокую цель. Поведение полностью противоположно тому, которое характеризует компульсивных наркоманов, пребывающих в аду, где сама зависимость является методом притупления чувства страдания. Важно сказать, что подход Данте считается здоровым с точки зрения современной психологии, как пишет американский психоаналитик доктор Джеймс Холлис:

«Основная истина в психологии, от которой снова и снова убегает наше эго, заключается в том, что обычно требуется страдание для того, чтобы мы расширили свои границы и росли духовно. Путь постоянной лёгкости ведёт к круговой ловушке зависимости».

Таким образом, чистилище — это место, где мы начинаем отделяться от зависимостей и становимся теми людьми, которыми изначально должны были быть. Как только чистилище заканчивается, человек может войти в земной рай.

Земной рай доносит до нас важную мораль о «свободе желаний»: свобода желаний — это не «делать всё, что хочешь, когда хочешь», не делать наугад, без ограничений и без моральных законов.

Свобода желаний заключается в том, чтобы действовать в рамках определённых нравственных принципов, о чём напоминают нам такие великие произведения, как «Божественная комедия» Данте, особенно во времена, когда вроде бы всё дозволено и всё оправдано.

Данте напоминает нам в своём произведении, что свобода выбора — это хорошо, и на самом деле это наша конечная цель как людей, но если мы будем злоупотреблять ею, например, «пренебрегать душой», это будет иметь фатальные последствия.

Джеймс Сейл — поэт, получивший первую премию Общества классических поэтов 2017 года, автор более 40 книг по образованию и менеджменту.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА