Lidero/Shutterstock.com | Epoch Times Россия
Lidero/Shutterstock.com

Воспитать идеального «несовершенного» ребёнка

«Когда пришла буря, и она не проходит, Бог даёт мне крылья, чтобы летать над ней» Lidero/Shutterstock.com
Автор: 27.09.2022 Обновлено: 27.09.2022 14:01
Борис Вуйчич с нетерпением ждал рождения первенца. Он сопровождал свою жену Душку (обоим за двадцать лет) в родильное отделение и чувствовал, что у него нет причин для беспокойства.

Душка, акушерка по профессии, делала во время беременности все необходимые анализы, и никаких тревожных признаков не было. Зная, что первые роды обычно занимают много времени, Борис вернулся домой, чтобы сделать последние приготовления к рождению ребёнка, и даже успел немного вздремнуть. Когда его вызвали в больницу, он не мог представить, какая участь его ожидает.

«Ваш ребёнок родился с редкой болезнью под названием фокомелия», — пояснил врач, как написал Борис в своей автобиографической книге

«Воспитание совершенно несовершенного ребёнка» (2017 г.). «Он родился без рук и без ног, — продолжал доктор, — у него только крохотная ступня, торчащая из правого бедра, с двумя пальцами, соединёнными друг с другом».

Борис остался сидеть в полном шоке. Слова доктора не смогли проникнуть сквозь густой туман, окутавший его разум. «Душка знает?» — успел он промямлить, и доктор ответил утвердительно.

Борис застал Душку рыдающей. Всё её тело тряслось от неудержимого плача.

«Это из-за меня, это из-за меня», — повторяла она снова и снова, обвиняя себя в том, что не сделала достаточно тестов.

Когда Борис предложил ей хотя бы сходить посмотреть на малыша, она наотрез отказалась. Она не хотела его видеть, кормить и просто впала в глубокую депрессию.

Мечта об идеальном ребёнке, которого они ждали, в их глазах превратилась в разбитый сосуд. Их сопротивление было настолько глубоким, что больничный психолог и социальный работник посоветовали отдать ребёнка на усыновление.

Оба супруга были набожными христианами, но сейчас их вера была подорвана.

«Как мог Бог позволить такому изуродованному созданию появиться на свет?» — спрашивали они себя.

Супруги были убеждены, что у них нет ни знаний, ни умственных способностей, чтобы вырастить такого ребёнка. Душка впала в глубокую печаль и не могла говорить.

Борис решил посоветоваться с родителями. Родители Бориса, тоже набожные христиане, не поняли колебаний молодых супругов.

«Мой отец [Владимир] был совсем как скала, — пишет Борис, — когда я был разбит и в панике, он был совершенно спокоен».

Владимир, который сам в детстве потерял отца и вырос в нищете, «имел мужество и хладнокровие, закалённые в невзгодах, которые были выше моего понимания и жизненного опыта, — пишет Борис. — У него была непоколебимая вера и чувство нравственности».

Вера Владимира подверглась испытанию, когда во время Второй мировой войны он был призван в югославскую армию и отказался убивать по соображениям совести. В результате командир заставил его вырыть себе могилу и пригрозил расстрелять, если он и дальше будет отказываться воевать.

«Тогда расстреляй меня», — сказал ему Владимир и отказался отречься от своей веры.

После войны, когда в Югославии к власти пришли коммунисты, родители Бориса подверглись гонению из-за своей веры. В начале 2000-х они эмигрировали в Австралию в возрасте около пятидесяти лет. Без знания языка они начали строить новую жизнь как иммигранты. В настоящее время, столкнувшись с рождением так называемого неполноценного внука, они не поняли сомнений и колебаний молодых родителей.

«Жизнь не должна быть лёгкой. Прими то, что происходит, и двигайся дальше, — сказали они своему сыну и мотивировали его отказаться от идеи усыновления. — Это ваш ребёнок, и вы должны нести ответственность за его воспитание. Вы можете справиться с этим».

Борис черпал вдохновение в целеустремлённости и непоколебимой вере своих родителей, и через четыре недели Душка тоже выздоровела и попросила показать малыша. Когда она долго смотрела в его красивые глубокие глаза, её сын, смотревший на неё, уродливый и несовершенный младенец, рождённый у них, вдруг показался ей совершенным, и она обняла его. Его решили назвать Ник.

Путь Ника

Душка и Борис вернулись домой с Ником, готовые вырастить его, но полные сомнений в своей способности добиться успеха.

В голове у них проносилось множество вопросов, на которые никто не знал ответа: как Ник будет развиваться физически, сможет ли он двигаться, сможет ли общаться с ними, и что именно требуется для его лечения. Довольно быстро выяснилось, что Ник – весёлый и улыбчивый малыш, который совсем не переживает, как его родители. Вокруг него постоянно праздники. Ник, которому не было знакомо чувство рук и ног, которыми можно пользоваться, находит собственные способы двигаться и исследовать мир.

Он научился сам, путём проб и ошибок, скручивая своё тело, переворачиваться с боку на бок, переходить из положения лёжа на спине в положение живота и ползать. Позже он научился прижиматься лбом к ковру, выгибать спину и медленно приподниматься, чтобы сесть. Когда Душка расстелила на полу подушки, чтобы Нику было мягко, он отказался использовать их. Он предпочитал твёрдую поверхность и, таким образом, развил твёрдый, как камень, лоб и сильные мышцы шеи.

Позже он узнал, что если встать прямо, сдвинуть таз один раз влево и один раз вправо, то получается двигаться, как при ходьбе. Он так и бегал по всему дому, почти как обычный малыш.

«Нашим героем стал Ник», — пишет Борис, постепенно начавший вместе с женой понимать, что их ограниченное восприятие фактически ограничивает способности Ника, поэтому они изменили своё отношение к нему. К обнимающей любви к нему и защите они добавили «жёсткую любовь», ту, которая предъявляет требования и не сдаётся.

Как и его младшие братья, рождённые нормальными детьми, Ник должен был по утрам заправлять постель, чистить зубы, одеваться и по очереди пылесосить весь дом – и всё это без рук и ног.

Воспитать идеального «несовершенного» ребёнка

«После того как Ник доказал, что может держать удочку, размахивать клюшкой и играть в гольф, удерживая клюшку между подбородком и плечом, мы подумали, что он сможет справиться и с пылесосом».

Когда ему было трудно манипулировать этими предметами, его родители не помогали ему. Они позволяли Нику самому пробовать снова и снова, пока не находил способа использовать свою ногу и включить пылесос.

Позже пальцы на этой маленькой ножке помогали ему управлять своей электронной инвалидной коляской, компьютером, мобильным телефоном и многим другим.

Нику было восемь лет, когда он впервые спросил родителей, почему у него нет рук и ног, зачем Бог создал его таким.

Его состояние было тем же самым, что они почувствовали, когда получили известие о «неполноценном» ребёнке. Родители, ожидавшие этих вопросов, решили быть честными и прямыми. Они объяснили ему, что пути Божии сокрыты, и что, может быть, в будущем это станет им ясно.

Они также рассказали ему об эмоциональных трудностях, которые они испытали в начале, о том, как всё изменилось, и о том, что они любят его и очень гордятся им.

Но вся любовь и поддержка его родителей, братьев и сестёр и всей большой семьи не помогли Нику, когда он попытался приспособиться к среде в обычной школе. Несмотря на то, что он умел легко заводить друзей и заводил друзей, было довольно много детей, которые издевались над ним и провоцировали его.

Они бросали ему уничижительные прозвища, например, «изгой» или «урод». В этом чувствительном возрасте «я хотел быть похожим на всех, но шансов на это было немного.

«Я хотел, чтобы меня приняли, но чувствовал, что меня нет, — пишет Ник в своей книге “Жизнь без границы. (2012)”. — Моё сердце болело, я был в депрессии, захлёстывался негативными мыслями, не видел смысла в своей жизни. Я чувствовал, что один, один, даже когда меня окружали семья и друзья».

Когда ему было десять лет, Ник вернулся домой обескураженный после того, как дети неоднократно обзывали его унизительными словами. В отчаянии он несколько раз пытался утопиться, купаясь в ванне. Каждый раз, что-то удерживало его выше воды, по его словам, — это мысль о печали и горе, которые его смерть причинит семье. Главным хулиганом, который издевался над ним в школе, был Чаки, который был на два года старше Ника и ещё намного крупнее него физически.

Несмотря на это, Чаки без колебаний издевался над Ником при каждом удобном случае. Однажды он пришёл к нему и сказал:

«Спорим, ты не умеешь драться».

Ник почувствовал, как его желудок сжался, а сердце начало сильно колотиться, но вдруг набрался смелости и сказал: «Спорим, что смогу».

Они договорились встретиться в конце учебного дня, и слухи об ожидаемой драке передавались из уст в уста. Когда они встретились за школой, вокруг них собралась большая группа детей.

«Несправедливо, что ты сидишь в инвалидной коляске, спустись с неё», — сказал Чаки.

«Тогда ты должен встать на колени», – ответил ему Ник. Чаки спустился на колени, и Ник упал со стула на землю.

Чаки подошёл к Нику большими шагами и одним ударом в грудь сбил его с ног на землю. Ник упал, перевернулся несколько раз и так остался лежать на земле.

В тумане боли и стыда Нику пришла в голову мысль:

«Этот мальчик действительно пытается причинить мне боль, без всяких мук совести».

Адреналин начал разливаться по всему его телу, и он заставил себя собрать все силы и встать. Он плотно прижался лбом к земле, выгнул спину, медленно выпрямился в вертикальное положение и двинулся вперёд к противнику с удивительной скоростью, которой тот не ожидал. Ник слегка откинул голову назад и сильно ударил ею Чаки по носу. Чаки закричал от боли и схватился за нос, из которого сильно потекла кровь.

Наблюдавшие дети замерли на месте. Чаки продолжал выть, а его тело было залито кровью. Ник не мог поверить своим глазам.

Но вместо торжества его охватило чувство вины.

«Прости, ты в порядке?» — пробормотал он Чаки. Хулиган, шатаясь, поднялся на ноги и убежал.

После первого и последнего боя в жизни Ник почувствовал, что ему действительно больше не нужно бояться, и знал, что может защищаться, когда это необходимо. Но свою истинную силу он обнаружил только спустя годы.

Сила веры

Становясь старше, Ник слышал и читал истории о людях, которые страдали даже больше, чем он. Кроме того, погружение в религию укрепило его веру, и он пришёл к выводу, что если в мире есть страдание, то к нему приложил руку Бог, и следует принять это.

Он объясняет, что настоящим испытанием является испытание веры — сохранять решимость и верить несмотря на страдания.

Как и в библейской истории об Иове, получившем дары от Бога после прохождения испытания верой, Ник говорит, что он тоже открыл для себя особый смысл своей жизни и её цель после того, как его вера окрепла.

Первый дорожный знак за поворотом в его жизни был в возрасте 16 лет, когда Ник познакомился со школьным секретарём, или, как все его называли, «мистером Арнольдом».

«Мистер Арнольд был одним из тех людей, которые светятся изнутри, — пишет Ник. — Он был так спокоен с собой, так расслаблялся в своём комбинезоне, что все его уважали и получали удовольствие от пребывания в его компании. […] Арнольд мог говорить на любую тему. Он был духовным и мудрым человеком».

Каждый день после окончания занятий Ник оставался в школе ещё на час, ожидая, пока его заберут родители. В это время школьный служитель собирал оставшихся детей и давал им своего рода «воспитательный урок». Неофициальный. Каждый из детей рассказывал о том, через какие испытания он проходит дома и в школе, и все вместе старались укрепить своего товарища через Священные Писания.

На одной из встреч Арнольд предложил Нику рассказать свою историю, а Ник отказался.

«Мне нечего рассказать», — сказал он.

Но Арнольд не сдавался. В течение трёх месяцев он продолжал приглашать его, пока наконец Ник не уступил.

«Была часть меня, которая хотела показать другим детям, что у меня те же чувства, боль и страхи, о которых они рассказывали, — объясняет он, почему в итоге согласился. — Десять минут я рассказывал, каково это — расти без рук и ног. Я рассказывал грустные истории, а также истории смешные. Я не хотел выглядеть жертвой, поэтому рассказал и о своих победах. […] Я объяснил, как постепенно понял, что, может быть, у Бога есть какой-то план для меня, который я ещё не открыл».

К удивлению Ника, в конце рассказа большинство детей в комнате плакали.

«Я был настолько плох?» — спросил он Арнольда.

«Нет, Ник, ты был так хорош», — ответил он.

Доказательством этого были многочисленные приглашения, полученные Ником после этого, чтобы рассказать историю своей жизни в школах, в церквях и различных молодёжных организациях. И это было только начало.

Как быть свободным

Ник видел в своих лекциях религиозную миссию, но испытания, которые ему предстояло пройти, продолжались, а неприятности продолжали поступать. В 19 лет он обратился к врачу с болями в спине. Врач сказал Нику, что его болезнь коснулась не только его рук и ног, но и позвоночника.

«Через какое-то время позвоночник переломится. Ты будешь парализован на всю оставшуюся жизнь и с 45 лет останешься в постели», — объявил врач и объяснил, что у него уже есть три дырки в позвоночнике, и что необходимо поставить металлические соединения.

Ник, привыкший к трудностям, поблагодарил доктора и ушёл не оглянувшись. Когда спустя десять лет он вернулся снова с болью в спине, случилось невероятное.

«Я почувствовал покалывание в спине, и угадайте, что выяснилось: одна из трёх дырок полностью закрылась», — сказал он в одной из лекций.

Через два года вторая дыра закрылась.

А в ноябре 2016 года врач сообщил Нику, что непонятно, как это произошло, но у него больше нет дырок в позвоночнике.

В той лекции Ник попытался сделать то, что он делал в последние годы во всём мире — приблизить людей к религии. Он делает это через свою личную историю, которая вызывает сочувствие и вдохновляет каждого, кто её слышит. Есть люди, которые говорят, что всё, что вам нужно, это быть позитивным.

«Легко так говорить, — говорит он. — Люди, у которых есть руки и ноги, могут сказать «мы идём домой», а я не могу идти домой. Поэтому я пришёл сюда, чтобы сказать тебе, что есть надежда за пределами того, что ты видишь».

В своих лекциях Ник также рассказывает о тех лекциях, которые он читал в нескольких тюрьмах.

«Бывают места, про которые мне говорят, что там опасно, но меня это не пугает, — говорит он. — Но однажды, когда я пошёл на встречу с такими заключёнными, один из них вдруг схватил меня за рубашку и прижал к решётке. Я был в стрессе, — с юмором рассказывает он. — Этот заключённый сказал мне: “Иди по миру и скажи моим братьям, которые находятся в тюрьмах, что есть надежда. Ты видишь здесь охранников? Видишь здесь персонал? Они идут домой, идут есть горячее, идут к своим детям, а я смотрю им в глаза: они не верят в рай. Я смотрю на них и вижу, что они не свободны, я свободнее их”.

Это поразило меня, — сказал Ник. — Этот человек знает, что здесь есть что-то большее, чем, например, инвалидность, что-то большее, чем ограничения вокруг вас.

И я стою перед вами без рук и без ног и говорю, что я на самом деле не инвалид. И я хочу вам сказать, что только потому, что вы находитесь за решёткой, это не значит, что вы находитесь в тюрьме. Это физические барьеры, я знаю, каково это жить с этими ограничениями».

Затем Ник переходит к рассказу о своём отце Борисе, который прошёл через столько испытаний веры, воспитывая сына, начиная с судьбоносного решения после родов, до 2015 года, когда ему сообщили, что у него рак четвёртой стадии, и что ему осталось жить только четыре недели.

После этой новости в течение двух недель он уладил вопрос с домом и купил землю, на которой будет похоронен.

«Ему было тяжело, — сказал Ник на лекции в 2016 году. — Мы плакали? Да. Мы всё ещё плачем по нему, безусловно. Молились ли мы, чтобы он исцелился? Да. Потому что Бог творит чудеса.

Сегодня я смотрю на своего отца, ведь он всё ещё жив (через несколько месяцев после вышеупомянутой лекции). Он не тот, каким был физически раньше, но ты смотришь на него и видишь в его глазах (а окна души — это глаза), что он твёрд, как скала. Он не знает, что происходит в его теле, и врачи не понимают, почему он всё ещё здесь. Но отец знает, что мы можем молиться о чудесах, и что, если Бог исцелит его, мы будем благодарить Бога, и если Бог решит не исцелять его, тоже.

Слава Богу, потому что он, наконец, возвратится домой. […] Мы не должны оставаться здесь, на земле, вечно мы жители рая. Мы были созданы, чтобы быть вечными существами. Я хочу сказать тебе, что Бог любит тебя, и я верил в это много лет».

Вопреки прогнозам врачей, отец Ника прожил ещё почти два года и скончался в 2017 году.

Ник получил две учёные степени, написал восемь книг (первая книга была переведена на 32 языка), женат и отец четверых детей.

«Единственная причина, по которой я улыбаюсь, — говорит он, — это та, что когда пришла буря, и она не проходит, Бог даёт мне крылья, чтобы летать над ней».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА