(Огюст Тулмуш / Общественное достояние) | Epoch Times Россия
(Огюст Тулмуш / Общественное достояние)

Возвращение к классическому образованию: как дать нашим детям инструменты и мудрость, основанные на морали, истине и красоте

Ребёнок — не компьютер, ребёнок — живая душа
Автор: 01.09.2022 Обновлено: 01.09.2022 15:59
«Образование теперь устроено таким образом, чтобы идти на пользу экономике. Мы создали системы, которые нацелены на массовое развитие у детей стремления к эффективности и результативности, а не на питании души возвышенными идеями» — интервью с теоретиком образования Эндрю Кереном, основателем и директором Центра исследований в области классического образования (CIRCE).

Когда наши дети переходят из детского сада в школу, мы полны волнения. С одной стороны, это важный шаг в жизни ребенка, но, с другой стороны, большая перемена, которую он вот-вот испытает, и она вызывает у большинства из нас беспокойство: сможет ли он сидеть в классе весь день? Сможет ли не отставать? Волнения немного утихают, когда родитель с ностальгией вспоминает детство:

«Я тоже был там, я тоже страдал от сидения в классе и учителей, которые меня не интересовали. Что может быть ещё?».

Ребёнок научится читать и писать, сдаст экзамены по математике, истории, выйдет зрелым, как все, и будет готов к жизни.

Теоретик в области образования Эндрю Керен — один из многих людей в Соединённых Штатах и во всём мире, которые думают о том, что может случиться с нашими детьми, обществом и человечеством в целом, если мы продолжим поддерживать систему в её нынешнем виде, направленную на эффективность и результативность, а не на заботу о ребёнке в том, что ему нужно.

«Вместо того, чтобы образование было сосредоточено на гуманитарных науках, на человеческих особенностях ребёнка, его привязывают к навыкам, которые принесут экономическую пользу. С детьми обращаются не как с людьми, а как с механизмами», — говорит он в интервью.

Керен является основателем и директором Центра исследований классического образования (CIRCE) в Соединённых Штатах, который стремится вернуть образование к менее утилитарному, каким оно было в предыдущем периоде, и готовит для этого учителей.

— Механизмы — выражение тяжёлое. Это то, что, по Вашему мнению, происходит сегодня в школах?

Эндрю Керен: Альберт Джей Нок, теоретик образования, писал об этом ещё в 1936 г., когда критиковал современный метод, который, по его словам, появился в 1901 г. Образование, как объяснил Нок, связано с совершенствованием духа, личности. Напротив, обучение сноровкам связано с профессией — как работать или как улучшать навыки.

Вместо воспитания духа — говорили педагоги в начале прошлого века — здесь строится «машина», которая подготовит огромное количество детей к интеграции в мир труда. К 1960-м годам этот метод, эта машина, стабилизировался». Керен поясняет, что сегодня, в 2022 году, «машина» работает на полную мощность, и хотя в системе всегда есть педагоги, которые пытаются поступать по-другому, когда целью является равное для всех детей массовое образование, сделать по-другому очень сложно.

Восьмилетний мальчик, который не хочет или не может учиться, вынужден целыми днями сидеть в школе и не двигаться. Рядом с ним сидит восьмилетний ребёнок, который хочет и может учиться. Когда вы заставляете обоих вписываться в один и тот же шаблон обучения, в одну и ту же систему, которая пытается создать равенство, уровень естественным образом понизится, чтобы соответствовать более слабым. Равенство достигается, но ценой снижения уровня образования и ценой постепенного отхода от сути воспитания.

Заметьте, что сегодня изменилось отношение к обучению. Отношение к ребёнку немного как к компьютеру: он сидит в классе и впитывает информацию. К ребёнку относятся в некоторой степени как к компьютеру: он сидит на уроке и впитывает информацию. Чем больше информации он усваивает, тем больше будет подготовлен к трудностям жизни. Но ребёнок — не компьютер, ребёнок — живая душа.

Когда вы вводите информацию в компьютер, то этим не улучшаете ваш компьютер. Напротив, когда информация поступает в голову ребёнка, она влияет на него. Если вы питаете его ум хорошей, высокой литературой, его душа может сделать с ней что-то положительное. Если вы кормите его плохой литературой, результат будет плохим. Поэтому вы захотите накормить детей как можно более хорошими вещами.

Сейчас созданы системы образования, которые нацелены на одинаковое отношение к массам детей и позволяют им часами сидеть за столом. Тело восьмилетнего ребёнка не предназначено для того, чтобы сидеть за столом весь день. Упор делается на эффективность, а не на питание души высокими идеями.

Истина, красота и доброта

В то время как в Израиле министерство образования объявило, что со следующего года экзамены по гуманитарным наукам, таким как Библия, литература, гражданство и история, будут отменены, и упор будет сделан на более полезные предметы для будущего, такие как математика, английский язык и наука, в мире, — говорит Керен, — происходит обратное пробуждение. В США, Англии, Австралии и даже в Африке в последние годы наблюдается значительный рост классического образования с упором на гуманитарные науки, и сотни тысяч студентов перешли на обучение по этому пути.

— Что такое классическое образование?

Эндрю Керен: Классическое образование есть совершенствование мудрости и добродетелей. Как взращивать мудрость и добродетели? Питать душу ребёнка. Что питает душу ребёнка? Что нужно душе ребёнка, чтобы быть здоровой? Ей нужна истина, она нуждается в доброте и нуждается в красоте. Поэтому классическое образование концентрируется на воспитании в душе ребёнка правдивости, доброты и красоты, что ведёт к совершенствованию мудрости и добродетелей.

Керен объясняет, что потребность в добродетелях и моральных ценностях, таких как честность, доброта и красота, выражается в жизни на нескольких уровнях: на самом поверхностном уровне каждый человек понимает, что важно расти в доме, где не лгут, в доме, где родители хорошие, не эгоистичны и не жестоки; а также расти в красивом доме, который не грязен и не запущен.

На более высоком уровне сочетание ценностей «истина, доброта и красота» происходит из классической Греции и имеет дело со стремлением человека вернуться через эти ценности к идее, которая является древним и совершенным источником, своего рода отцом или первоначальной моделью всех вещей. Классические греки видели в идеях реализацию целостности, мудрости и добродетелей, которые были созданы ещё до того, как человек начал деградировать. Высшим выражением этих идей были боги, в которых классические греки видели «предков», воплощающих добродетели и совершенство или очень близких к ним. Высшим выражением этих идей были боги, в которых классические греки видели «праотцов», воплощавших в себе добродетели и совершенство.

Таким образом, центральная идея классического образования, — объясняет Карен, — заключается в том, что через изучение шедевров, мифологий и священных книг, таких как Библия, отражающих «истину, добро и красоту», человек может приблизиться к высшей идее или самой высшей форме, отражающей мудрость и добродетель.

Когда я хочу совершенствовать «истину», например, я буду искать книги, открывающую эту ценность. Сама книга — не главное, главное — это ценность, которую я ищу. Неважно, чему я решу научить своего ребёнка, мне нужно спросить себя не о том, как это повлияет на его оценки, поступит ли он в хороший колледж или как он на этом разбогатеет. Важно, как он поймёт «истину», как прекрасное питает его душу, и полезен ли ему этот опыт.

Речь идёт не об использовании материалов и чтении информации для того, чтобы пройти тесты, а о том, чтобы впитать в себя хорошее и красивое, показать нашим детям настоящую истину, настоящую доброту и научить их видеть их своими глазами. Как педагог, я также несу большую ответственность, подавая пример. Я должен быть настоящим, добрым и красивым. Если я не такой, то потерплю неудачу как учитель во всём, чему пытаюсь научить.

— Как учить детей видеть всё своими глазами?

Эндрю Керен: Есть четыре способности, которые позволяют нам это делать. Первая способность — «внимание»: обучать ребёнка обращать внимание на вещи, наблюдать и вглядываться в них. Идея тренировки внимания как учебного средства сегодня отодвигается в сторону. Одна из целей сегодня — учить как можно больше, чтобы получить как можно больше информации, тем самым способность «внимательность» постепенно уходит.

Если вы хотите, чтобы ваши дети умели читать сложную литературу, вам нужно научить их читать её. Это повышает внимание. Если вы хотите, чтобы они смотрели на высокое искусство, их нужно научить смотреть. Это совершенствует внимание. Это одна из самых важных вещей, которым нужно учить детей. Цель состоит не в том, чтобы научить их хорошо сдавать экзамены, а в том, чтобы научить их наблюдать за вещами. Это не такая сложная задача.

Вторая способность — это память: в современных школах сегодня ценится память, но не в её классическом понимании. Классическое понимание — это как память повлияет на душу. Сейчас память вряд ли наполняется хорошими вещами.

Запоминание — важный инструмент развития памяти в классическом обучении. Если у вас ничего нет на уме — вам будет трудно о чём-то думать. Вам придётся перечитывать снова и снова, чтобы запомнить, и всё равно это не будет частью вас. Но если вы что-то запомнили, это может оставаться внутри вас 40 лет. Оно становится частью вас, и вы можете думать об этом по-разному».

— Сегодня мы меньше запоминаем. Мы можем просто открыть Google

Эндрю Керен: Некоторые люди думают, что не стоит что-то запоминать. Я предлагаю им взглянуть на свою жизнь и спросить, откуда взялась их личность. В конце концов, наша личность исходит из нашей памяти, а наша память — это то, кто мы есть. Мне 58 лет, и если бы в детстве я запоминал только песни «Битлз», а дети запоминают песни без особых усилий, «Битлз» стали бы центральной частью моей личности. Если бы, с другой стороны, я запоминал Вергилия, Гомера или Библию, если бы я запоминал вещи из древних времён, я расширял бы свою личность за пределы своего времени и пространства.

Это основная идея классического образования. Вы не спрашиваете: что я могу с этим сделать, а спрашиваете: что это мне даст? В высоком смысле вы также спрашиваете: какую силу это мне даст? Не «какую власть это даст мне над миром или другими людьми», а «какую власть это даст мне над собой». Как мне стать лучше самому и лучше видеть окружающий мир.

Память и внимание тесно взаимосвязаны, и это то, что нужно развивать у детей, объясняет Керен.

Иногда это означает смотреть на произведение искусства или песню, затем описывать её. И делать то же самое на следующий день, и ещё через день. «Расскажи мне что-нибудь об этом музыкальном произведении» или «расскажи мне, какая история изображена на этой картинке». Когда вы делаете это, происходит что-то очень мощное, и у ребёнка развиваются способности.

Сравнение — один из самых полезных инструментов для развития способностей. Можно, например, показать ребёнку картину Джексона Поллока. Он скажет: «Я не знаю, я этого не понимаю». Затем поместите рядом фотографию картины Леонардо да Винчи и спросите, чем похожи эти две картины? Как только вы задаёте такой вопрос, ребёнок начинает смотреть. Он может просто ответить, что в этих картинах преобладает такой-то цвет. Я люблю, когда дети начинают говорить, из их ответов вы строите следующие вопросы и развиваете у них способность сравнивать.

Вы продолжаете использовать сравнение, внимание и память, тем самым продвигаясь к развитию у ребёнка рационального мышления. Сравнение — есть начало рационального мышления. Когда они становятся старше, вы сможете увидеть у них что-то вроде сократовского мышления.

— Приведите пример.

Эндрю Керен: Предположим, вы вместе читаете притчу Эзопа о «Муравье и стрекозе», в которой говорится о стрекозе, который поёт в тёплые месяцы, в то время как муравей работает, запасая пищу на зиму. Спросите ребёнка: «Чем муравей похож на стрекозу?». Ребёнок может ответить, что у них обоих по три части тела. Вы можете спросить, чем отличаются у них части тела, а затем перейти к поведению насекомых в рассказе: что делает муравей, что делает стрекоза, или что делает стрекоза, чего не делает муравей? В какой-то момент вы спросите: «Как вы думаете, должен ли муравей кормить стрекозу?». Вот теперь вы вступили в рациональную дискуссию о морали.

Главное в сократовском вопросе состоит в том, чтобы «продвинуть» мышление как можно дальше и сказать: «Я согласен с тобой, но как насчёт этого вопроса?». Таким образом, они заходят в область рационального мышления уже в возрасте пяти — шести лет. И когда они вырастут, это будет их логика. С другой стороны, в школе вы узнаете название животного до того, как у вас будет возможность посмотреть на него и задуматься о нём.

Классическое воспитание не идеалистично

Эндрю Керен: Третья способность — имитация. Дети обычно имитируют своё окружение на самом низком уровне. Они имитируют взгляды и жесты, которые видят, язык, который слышат. Имитация более высокого уровня появляется у Платона. Это «логос» — высокая идея, которую, если облечь в слова, можно попытаться проимитировать. Например, великие художники прошлого пытались имитировать высокие идеи через создаваемое ими искусство. Они пытались дать высшим идеям физическое выражение в виде картин, скульптур, музыкальных сочинений.

Проблема в том, что наше общество стремится подражать низшим уровням. Суть классического образования состоит в том, чтобы брать лучшее и поощрять своих детей подражать лучшему. Вы не говорите себе: пока он читает, всё в порядке. Если ваш ребёнок читает плохие вещи, он может пострадать. Если ребёнок научится только имитировать сленг, в будущем ему будет трудно имитировать более высокие уровни выражения.

— Всё, что вы описали, звучит хорошо, и все же многие родители обращаются к утилитарным направлениям.

Эндрю Керен: Верно. Многие люди уже не верят в мудрость и добродетели, а ищут что-то более практичное, так сказать. Некоторые люди верят в добродетель и стремятся к ней, но когда приходит время, и они должны принять решение или вложить деньги, то утверждают, что ребёнок должен получить практические знания, чтобы мог поступить в хороший университет и приспособиться к жизни. Они говорят, что тип образования, который я описал, является «идеалистическим». Но это не так, классическое образование — это необходимость. Общество не сможет выжить без умных и добродетельных людей. Независимо от того являетесь ли вы руководителем или механиком, вы должны быть умным и обладать хорошими человеческими качествами.

— Есть ещё одна способность, которой обучают в классическом образовании, и которой мы не коснулись.

Эндрю Керен: Верно, это четвёртая способность — гармония. Гармония помогает человеку формировать рациональное мышление. Философ Рене Декарт, отец «чистого рационализма», возможно, был хорошим человеком, но он или его ученики сделали большую ошибку: они свели рациональное мышление к геометрическим выводам. Декарт считал, что в философии должен быть геометрический метод для выводов, подобный тому, что сделал Евклид, решая геометрическую задачу: вот принципы, вот определения, и из этого можно сделать выводы. Декарт искал метод, а когда есть метод, уже не важно, хороший ты человек или нет. Он думал, что если использовать метод, то можно найти истину.

После Декарта Запад стал одержим научными методами. Всё это сегодня связано с выстраиванием методических подходов к получению знаний. Барух Спиноза — пример философа, пытавшегося методично решать философские проблемы. Проблема в том, что такой методичный способ приводит к холодному рациональному мышлению. Но что такое рациональное мышление с позиции истории? Если вы читаете Платона, Гомера, Библию или Новый Завет, вы сможете понять различные типы рационального мышления. Классическое рациональное мышление также содержит феноменологическое знание или метафизическое знание.

Современные методы разъединяют разные области знания и создают дисгармонию. В одной из государственных школ, где преподавал, я вёл утренний урок литературы и дневной урок истории в одном и том же классе. Когда я вёл урок литературы о Шекспире, я, естественно, также начал преподавать историю елизаветинского театра и события, которые происходили в то время. Вдруг девочка подняла руку и сказала: «Нельзя так, это урок литературы, а не урок истории».

Я уверен, что никто никогда не говорил ей, что историю нельзя преподавать на уроках литературы. Но чтобы быть более эффективными, в школах литературу преподают как закрытый предмет, и историю — как закрытый предмет. Они преподаются совершенно раздельно, и студенты не видят связи между изучаемой исторической информацией и литературной. Если учитель хороший, он показывает им связь, и эта связь создаёт гармонию, а также радость от обучения. Существует гармоничная связь между различными изучаемыми предметами.

— Как классический подход относится к страданиям, которые обучение может причинить ребёнку, когда ему приходится прилагать усилия, чтобы научиться чему-то новому?

Эндрю Керен: Классический подход говорит, что никто не становится хорошим без страданий. Здесь, в Америке, сильно боятся страданий. Мы не хотим, чтобы дети страдали. Но если вы чему-то учитесь, и это причиняет вам страдания, потому что это то, чего требует обучение, — вы также приобретаете терпение. И в иврите, и в латыни корень слов одинаков. Латинское слово для «страдания — patiens», а «терпение — patientia».

Терпение означает быть в страдании и не убегать от него. Сегодня мы не учим наших детей терпению. Мы пытаемся сократить задачу для них, когда они чувствуют разочарование. Мы не оставляем их в сложной ситуации, мы не хотим, чтобы им было слишком сложно. Но при этом мы наносим им вред, так как не позволяем им переносить неуверенность и разочарование, опасаясь, что им не понравится тема.

По иронии судьбы, когда мы отбираем у детей сложности, у них может появиться неприязнь к предмету. Любовь к учёбе — это удовольствие, которое получаешь, когда видишь, как всё слаженно получается после приложенных усилий.

— Вы раньше говорили, что нельзя позволять восьмилетнему ребёнку столько часов сидеть за столом — это тоже страдание.

Эндрю Керен: Продолжительное сидение в классе — это внешняя систематическая форма страдания, которая не годится для обучения, не соответствует характеру ребёнка, непродуктивна и не достигает желаемых целей в воспитании. Это всего лишь механический метод. В прошлом их также наказывали избиением. Вы заставляете детей пассивно страдать, идя против их детской природы бегать, прыгать и играть. Я против этого.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА