Пекин, 28 декабря 2015 года. Строители, механизаторы на заводах, уборщики офисов – они внесли свой вклад в экономический рост Китая. Но хотя они могут свободно передвигаться в поисках работы, им и их детям давно отказано в равном доступе к общественным услугам, таким как школы, больницы и жилье, в рамках системы регистрации домашних хозяйств, известной как «система хукоу», существующая с 1958 года. (Ван Чжао / AFP/Getty Images) | Epoch Times Россия
Пекин, 28 декабря 2015 года. Строители, механизаторы на заводах, уборщики офисов – они внесли свой вклад в экономический рост Китая. Но хотя они могут свободно передвигаться в поисках работы, им и их детям давно отказано в равном доступе к общественным услугам, таким как школы, больницы и жилье, в рамках системы регистрации домашних хозяйств, известной как «система хукоу», существующая с 1958 года. (Ван Чжао / AFP/Getty Images)

Жёсткая кастовая система Китая

Автор: 14.08.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:59

В статье для The Atlantic Дэвид Брукс сетует на упадок американского общества:

«В наши дни, уровень вашего образования и политические ценности играют такую же важную роль в определении вашего классового статуса, как и ваш доход. Страна раскололась на две отдельные классовые иерархии — одну красную и одну синюю».

«Идеологический разрыв» быстро превращается в пропасть. Соединённые Штаты, по мнению Брукса, находятся в беде.

В Китае же наоборот. По крайней мере, так считает Фан Цзыхао, который недавно написал статью для South China Morning Post. Его статья, провокационно озаглавленная «Секрет успеха Китая: страна более привержена инклюзивности, чем вы думаете», заслуживает того, чтобы её проанализировать. Китай, страна, жёстко контролируемая тираническим режимом, необязательно является синонимом слова «инклюзивность».

Тирания? Да. Геноцид? Да. Инклюзивность? Но по мнению Цзихао, предрасположенность Китая к инклюзивности побуждает «обычного человека стремиться к этому».

К чему именно стремиться? В конце концов, чтобы стремиться куда-либо, человеку нужны деньги. Вы можете иметь все амбиции в мире, но без достаточного финансирования, амбиции трудно, а то и невозможно реализовать. Поскольку Си Цзиньпин недавно объявил об искоренении крайней бедности, возможно, теперь более «простые» люди смогут «стремиться» к чему-то значимому. Или может быть — нет.

Важно отметить, что китайский режим использует черту бедности около $2,25 в день.
Как отмечает Главный экономист Всемирного банка по Европе и Центральной Азии Индермит Гилл:

«Всемирный банк считает, что порог в $1,90 в день подходит для стран с доходом на душу населения менее $1 000 или около того в год, таких как Эфиопия. Однако Китай является страной с уровнем дохода выше среднего. По этой самой причине следует использовать черту бедности $5,50 в день».

По этому показателю, в пределах 80—90% населения Китая живут в бедности. $5,50 в день — это $38,50 в неделю, $154 в месяц и около $1848 в год до вычета налогов. Независимо от того, живете ли вы в Шэньчжэне или Саут-Бенде, на $1848 далеко не уедешь. На самом деле, вы вообще никуда не попадёте. Когда мы думаем о неравенстве благосостояния, наши мысли неизбежно обращаются к Соединённым Штатам.

Однако в Китае разрыв между «имущими» и «неимущими» никогда не был таким глубоким, как сегодня. Более половины китайского населения по-прежнему проживает в сельской местности, и многие из них живут в ужасных условиях.

В Китае трудно пройти путь от бедности до среднего класса, в основном потому, что его не существует; если вы родились в бедности, в бедности вы и останетесь.

В то время как китайский режим уделяет больше внимания укреплению инфраструктуры крупных городов, сельские жители остаются в стороне. Такой метод управления является противоположностью инклюзивности.

Инклюзия — это равные права для всех, процесс реального включения в активную жизнь социума.

Китайская пропасть

Термин «каста» вызывает в памяти такие места, как Индия и Непал, где социальное расслоение неразрывно связано с реалиями повседневного существования. Кастовая система противоположна инклюзивности, делит общество на жёсткие иерархические группы.

В Китае существует кастовая система, которая, как пишет автор Ной Доу, привела к процветанию самых богатых людей страны. В то же время те, кто находится внизу, игнорировались и продолжают игнорироваться. По подсчётам Доу, китайская элита «наблюдала рост своего богатства в 3 раза быстрее, чем 50% беднейших слоёв населения страны».

При этом «доля национального дохода рабочего класса резко упала».

Сверхбогатые, с другой стороны, продолжают «пожинать плоды модернизации». Такое грубое неравенство существует, в основном благодаря китайской «системе хукоу», где регистрационные данные домов используются для контроля масс.

Китайские школьники — дети мигрантов стоят в очереди на обед в классе неофициальной школы в Пекине 18 декабря 2015 года. Школы для детей мигрантов часто являются неофициальными или не признанными государством и были созданы в ответ на пробелы в образовании, возникшие в результате действовавшей на протяжении десятилетий системы регистрации домохозяйств или «системы хукоу».

Созданная якобы для защиты прав китайских граждан, «система хукоу» является не более чем способом дискриминации людей, которые оказались выходцами из определённой провинции. Система хукоу, как и китайская система социальных кредитов, позволяет властям по-разному относиться к людям. Однако в «системе хукоу» географическое положение человека является главным критерием, используемым для дискриминации.

С другой стороны, если вы живёте в более «респектабельном» районе Китая, например, в Пекине или Шанхае, «система хукоу», скорее всего, будет работать в вашу пользу. В любом случае, независимо от того, выигрывает или страдает человек от этой системы, она по своей сути является анти инклюзивной.

Как сетует Доу, «обладатели сельских „хукоу“ подвергаются презрению и дискриминации со стороны своих сограждан». Имея мало шансов, найти достойную работу, эти люди нанимаются на «самую опасную, тяжёлую и низкооплачиваемую работу», которую только можно себе вообразить; на такую работу, «на которую не осмелились бы пойти те, у кого есть городские «хукоу». Разрыв между городскими «имущими» и сельскими «неимущими» огромен. В «системе хукоу», как вы видите, разделение происходит намеренно. Это не ошибка в системе.

Как пишет Доу:

«Из-за этого сельские жители в среднем зарабатывают почти на 40% меньше, чем уроженцы городов».

В условиях, когда миллионы неграмотных людей остались позади, с небольшим количеством денег и ещё меньшей надеждой, «система хукоу» является настолько жестокой, насколько и ненужной. Если китайский режим так стремится к инклюзивности, как считает Цзыхао, тогда почему — так много людей живёт в жалких условиях?

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Джон Мак Глионнисследователь и эссеист. Его работы публиковались в таких изданиях, как: New York Post, Sydney Morning Herald, The American Conservative, National Review, The Public Discourse и других уважаемых изданиях. Он также является обозревателем Cointelegraph ghlionn.

Источник: The Epoch Times

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА