Президент России отказывается от путинской «суверенной демократии»


Мировая пресса продолжает анализировать послание Дмитрия Медведева Федеральному Собранию. Что он предлагает — сущностные перемены или просто иной стиль? На практике слова Медведева не всегда предвещают реальные шаги, но риторике Горбачева времен перестройки тоже мало кто верил, напоминают обозреватели. Новая перестройка назрела.

В прошлый четверг президент России Дмитрий Медведев выступил с посланием Федеральному Собранию, в котором обозначил множество отрицательных моментов авторитарного режима Владимира Путина, пишет The Washington Post. Как свидетельствует история, это не предвещает особых перемен, но вид российского президента, говорящего правду о своей стране в эпоху Путина, впечатляет, говорится в редакционной статье.

Основные пункты выступления Медведева гласили, что Путин не сумел увести Россию от относительно отсталой экономики, слабой инфраструктуры и агрессивной внешней политики бывшего Советского Союза. К пережиткам прошлого были причислены «примитивное сырьевое хозяйство», «архаичное общество, в котором вожди думают и решают за всех», «сумбурные действия» во внешней и внутренней политике, «продиктованные ностальгией и предрассудками».

«Не стоит забывать, что политические преобразования, которые привели к падению Берлинской стены в ноябре двадцать лет назад, начались с того, что другой кремлевский лидер, Михаил Горбачев, заговорил непривычную правду о своей стране. Давайте надеяться, что те из нас, кто усомнился в способности Медведева не дать России впасть в авторитаризм и агрессию, будут снова приятно удивлены», — призывает издание.

Почему Путин позволяет Медведеву выглядеть непохожим? — вопрошает обозреватель The Guardian Ирина Филатова. «Тот факт, что приоритеты, акценты и интеллигентные манеры Медведева резко контрастируют с чертами его благодетеля Путина» озадачивает россиян — они гадают, вправду ли Медведев пытается сформулировать собственный курс.

На деле программа Медведева частично начата при Путине или опирается на предложения путинского правительства. «Однако Медведев говорит на ином языке и апеллирует к иной аудитории», — подчеркивает автор. А что если тандем Путин-Медведев изначально был создан ради формирования двухпартийной системы? «Это объяснило бы логику поведения Путина и Медведева на политической арене в течение последнего года, а также эволюцию их взаимоотношений: они близки, но непохожи», — считает Филатова.

Если у Медведева будет своя партия, у россиян впервые за последние 10 лет появится политический выбор — правда, только между двумя стилями.

Вся власть в России исходит из Кремля, и ни разу за всю новейшую историю российский народ не видел чего-то иного, пишет обозреватель Sueddeutsche Zeitung Франк Нингуйзен, добавляя, что население страны всегда добровольно соглашалась на это. И вот президент Медведев говорит о масштабных преобразованиях: о России, которую населяют свободные люди, о новом мировом значении страны, которое основывалось бы не только на ядерном арсенале, а также о смене архаичной структуры общества, в которой все решает руководитель. Что это, задается вопросом автор публикации, начало отказа от стародавней традиции или от провозглашенной Путиным «суверенной демократии»?

Дмитрий Медведев отдает себе отчет, что население страны не так просто чем-то увлечь — политическая пассивность стала отличительной особенностью большинства россиян. А перестройка стране нужна, пишет Нингуйзен: «Как ни огромна территория России, в экономическом плане она находится в тисках: на Востоке ее давно перегнал Китай, на Западе — Европа».

«Медведев заговорил в новой тональности, которая практически свидетельствует о его разрыве с Путиным», — полагает автор. Медведев называет бесперспективными гигантские госкорпорации, детища Путина, и призывает к расширению доступа иностранных компаний к стратегически важной энергетической отрасли. Неужели, размышляет автор статьи, был прав американский политолог Збигнев Бжезинский, утверждая, что параллельно формируются две России — путинская и медведевская — которые непременно должны будут вступить в конфликт?

Однако, продолжает автор, в одночасье изменить будущее России будет так же непросто, как в считанные минуты дать полный ход груженому танкеру, стоявшему на приколе. Для начала необходимо изменить российский менталитет. Пока что картина выглядит следующим образом: на капитанском мостике стоит Медведев, раздающий указания, однако матросы, похоже, не вполне понимают, что делать. Ведь на борту еще и старый капитан, который хочет вести корабль иным курсом.

«Всеобъемлющая модернизация в духе призыва Медведева «Вперед, Россия!» может осуществиться только в том случае, если президенту удастся вырвать сограждан из нынешнего оцепенения», — пишет автор статьи, считая ключом к этому усиление гражданского общества, работающую партийную систему и плюрализм мнений. А пока, констатирует он, у Медведева нет ни сил, ни, похоже, желания, сломить господство правящей партии, которая представляет собой не что иное, как изобретение Владимира Путина.

«Медведев послал сигналы», — пишет в заключение автор. Пока что его возможности ограничены — еще никогда в России не было столь влиятельно го главы правительства. «Но альтернативы новой перестройке нет, и начинаться она должна незамедлительно — пока цены на нефть не скакнули вверх и ощущение необходимости преобразований снова не улетучилось».

Источник: InoPressa.ru


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Свободная торговля убивает австралийскую промышленность
  • Итоги саммита «Россия-ЕС»: мнение эксперта
  • Необходимо вернуть россиянам идеалы терпимости, взаимного уважения, готовности к диалогу
  • Права детей в России и мире — в фокусе внимания правозащитников!
  • Свиной грипп, или когда клюнет жареный петух?

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top