Все новости » Мнение » Интервью » Бард Михаил Фельдман: Люди! Будьте вежливее друг с другом!

Бард Михаил Фельдман: Люди! Будьте вежливее друг с другом!



Михаил Фельдман — известный израильский бард и поэт, родился в Москве, окончил МАДИ, а затем работал в качестве инженера-дорожника в НИИ Гипродор. Творческой деятельностью Михаил начал активно заниматься лишь в Израиле, и быстро достиг известности в бардовских кругах. Сейчас он — один из наиболее популярных израильских бардов. Михаил выпустил два альбома, сборники композиций, а также книгу стихов и песен.

— Михаил, расскажите, пожалуйста, как Вы начинали свой творческий путь?

М.Ф.: Всё началось в институтские годы. Пасквили на одногруппников, пародии на популярные песни, короче, ничего серьёзного. Первые серьёзные песни являли собой подражание Борису Гребенщикову.

— А каких исполнителей в то время слушали, в частности, кого из бардов? Ваши любимые авторы?

М.Ф.: Ну, тот же БГ, Галич, Высоцкий… До 85-го года запоем слушал Розенбаума.

В те годы я больше интересовался рок-тусовками, нежели бардовскими.

— Из поэзии что нравилось?

М.Ф.: Отдельные произведения выделить не могу, а из авторов назову Бродского и Галича. Это две недоступные для меня вершины, до которых хочется дотянуться.

— Насколько я знаю, Вы поступили в институт на техническую специальность. Почему выбрали данное направление?

М.Ф.: Оказали влияние родители. Передо мной просто положили список институтов, которые давали бронь от армии, и в которые, грубо говоря, брали евреев. И в этом списке не оказалось ни одного гуманитарного вуза. Годы показали, что родители были правы, и я им очень благодарен за это. У меня прекрасная специальность, которая меня кормит и даёт возможность параллельно заниматься своим хобби.

— Михаил, какая основная мысль, которую Вы стремитесь передать в Ваших композициях?

М.Ф.: Такой мысли попросту нет. Для меня основную ценность в стихах составляет вопрос «КАК», а не «О ЧЁМ». А для передачи мысли вполне подойдёт и нелитературный жанр… дружеская беседа на кухне, например.

— Песни, которые Вы больше всего любите исполнять. Расскажите, пожалуйста, немного о них.

М.Ф.: Во-первых, это исключительно свои песни. Я их исполняю лучше всех на свете по причине того, что больше их почти никто не исполняет. А список любимых постоянно меняется. Вот, например, года три назад написал я песенку про «Хорошее и Лучшее». Года два с половиной лежала она, бедная, мёртвым грузом и ничего для меня не значила. Потом что-то произошло. Теперь она у меня в фаворитках, и ни один концерт без неё не обходится. А бывают и обратные случаи, когда песня перестаёт быть… актуальной,
что ли.

— У Вас есть песня «На могиле Карла Маркса». Как она родилась?

М.Ф.: В далёком 1987-ом году я засыпал, как правило, под «вражеские голоса». И вот в одну прекрасную ночь передача оказалась настолько интересной, что сон отбило начисто. Речь шла о могиле Карла Маркса в Лондоне, о том, какое там запустение, какая она неухоженная и заросшая сорняком. В голове возник настолько яркий образ, что руки потянулись к бумаге без приказа мозга. А шёл, напомню, 1987-ой год, и состояние Советской империи абсолютно совпадало с состоянием могилы вождя мирового пролетариата. Часа за три написал песенку и до сих пор её пою на концертах, хотя, казалось бы, время её давно вышло.

— Вы переехали в Израиль. Первые дни в этой стране… Расскажите, пожалуйста, немного об этом периоде.

М.Ф.: Это был тяжёлый период. Приходилось учить язык и одновременно заливать бетон в сваи чужих домов. Плюс культурный шок после Москвы. Плюс непривычная жара. Если честно, то первое время было «не до песен» в прямом смысле этой идиомы. Но довольно быстро всё рассосалось и наладилось.

— Как происходило развитие Вашего творчества в Израиле? Самые яркие выступления, запись альбома.

М.Ф.: Всё началось с посещения только что открывшегося бардовского клуба в Беер-Шеве в 1993 году. Показал там свои песни, написанные ещё в Москве. Потом были фестивали, конкурсы. В 2000-ом году победил на всеизраильском слёте в номинации «лучший автор».

Потом случилось первое зарубежное турне по… Швейцарии. Так постепенно завоевал популярность.

Но всё это ерунда по сравнению с двумя основными аспектами: радостью творчества и знакомством (и даже дружбой) с интереснейшими и талантливыми людьми!

Попыток записи альбомов было четыре, две последние попытки считаю успешными. Вышли сборники под названием «Билет на Альфу Центавра» и «Вдоль по бездорожью».

Из выступлений не могу выделить самые яркие. Было много очень успешных концертов и совсем мало неуспешных. Хотя был один ошеломительный сборный концерт в мою честь, с участием Феликса Кривина, Ренаты Мухи, Юлия Кима, Дмитрия Кимельфельда. Зал был битком, и народ стонал от удовольствия. Не совсем скромно с моей стороны было упоминать эти звёздные имена в одном ряду с собой, но коли уж свела меня судьба с такими людьми, то молчать об этом глупо.

— А как Вы относитесь к израильской кухне? Сами любите готовить?

М.Ф.: Обожаю шуарму (она же шаурма, она же шаверма) в багете, с острой приправой!

Пробовал её и в Москве не так давно… больше пробовать не буду.
А чтобы ответить на вторую часть вопроса, необходимо было развестись с женой и начать жить одному. Тут-то я и узнал, что обожаю готовить! Освоил мясные борщи, супы, грибные запеканки… что-то наверняка забыл упомянуть. В планы входит не останавливаться на достигнутом, или, в качестве альтернативы, найти хорошую женщину.

— Ну, вернёмся немного назад. Расскажите, что значит для Вас Москва в культурном плане?

М.Ф.: Очень много значит (я, разумеется, о той Москве, которую покинул 23 года назад). Очень многое успел почерпнуть в Москве за 26 лет проживания, многое не дочерпал, но влияние почерпнутого на меня, как на творческую личность, огромно!

— Ваши любимые места в Москве? Исторические улицы, площади, музеи и другие достопримечательности?

М.Ф.: Моё любимое место в Москве — это мой дом, моя Большая Пироговская и окрестности, куда было «ногой подать» — от Лужников до Арбата. Исходил этот район вдоль и поперёк, воспоминания самые тёплые…

— Какие основные проблемы, на Ваш взгляд, в России в области культуры?

М.Ф.: Ну, не мне судить издалека о культурных проблемах России. Российские телеканалы давно не смотрю, хотя изредка долетают до уха обрывки чьих-то песен и речей. По обрывкам, конечно, нельзя судить, но если бы было можно, то я бы сказал, что мне не нравятся ни песни, ни речи. Скачал как-то гигабайт самых популярных композиций «Вконтакте». Ужаснулся…и немедленно выпил© за подрастающее поколение.

— Расскажите о Ваших увлечениях.

М.Ф.: Мои основные увлечения — это музыка и стихосложение. Музыку люблю самую разную, от джаза до Nightwish по вертикали, и от бардов до Шевчука по горизонтали. Ещё люблю придумывать палиндромы. Это которые взад и вперёд одинаково читаются. Вот самые удачные примеры моих творений: «Ум за рамки тупо плыл, плыл по пути к маразму», или такой: «Народы России, города, села, леса, дороги, и ссоры до ран».

— Ваша любимая литература? Самые удивительные литературные персонажи, на Ваш взгляд?

М.Ф.: Начну со второй части вопроса: практически все персонажи «Мастера и Маргариты».

Насчёт любимой литературы сложнее. Видимо, это те книги, которые у меня до сих пор стоят на полках в бумажной интерпретации и никогда не будут выброшены — Бродский, Булгаков, Галич, Довлатов. Замышляю присоединить к ним Пелевина. Всё остальное вполне помещается в электронной книжке. Без обид многим уважаемым мной авторам.

— Что пожелаете нашим читателям?

М.Ф.: Что пожелаю читателям? Люди! Будьте вежливее друг с другом! Даже если ваши воззрения по каким-то вопросам ну очень не совпадают. Особенно в интернет-чатах в условиях анонимности. Культурный уровень нашего общения автоматически переходит в песни и на сцены театров. Ну и, разумеется, всем желаю здоровья и благополучия!

— Большое спасибо!





Top