Борьба за власть на книжной ярмарке во Франкфурте

Канцлер Германии Ангела Меркель обращается к гостям во время церемонии открытия 61-й книжной ярмарки во Франкфурте 13 октября 2009 года. Фото: Torsten Silz /AFP /Getty ImagesКанцлер Германии Ангела Меркель обращается к гостям во время церемонии открытия 61-й книжной ярмарки во Франкфурте 13 октября 2009 года. Фото: Torsten Silz /AFP /Getty ImagesМнение. Франкфуртская книжная ярмарка в этом году стала печально известна тем, что представитель официальной китайской делегации, будучи почётным гостем, пытался использовать своё влияние, чтобы заставить замолчать китайских диссидентов, приглашённых на ярмарку. Этот инцидент продемонстрировал всему миру, как коммунистическая партия Китая (КПК) пытается экспортировать за рубеж свою нетерпимость к свободе слова.

Закулисно, за день до открытия ярмарки, произошло ещё одно незначительное происшествие, которое можно было бы и не замечать, но оно также раскрывает сущность характера КПК: господин Си Цзиньпин подарил Канцлеру Германии Ангеле Меркель две книги.

Си Цзиньпин является вице-президентом Народной Республики Китая, а также предполагаемым преемником на пост главы государства. Его подарок состоял из английской версии книг Цзян Цзэминя: «О развитии индустрии информационных технологий Китая» и «Исследования в области энергетики в Китае».

Цзян Цзэминь является бывшим лидером Китая, который на посту главы КПК в 2002 был заменён Ху Цзиньтао. Ни одна из тем, затронутых в подаренных Ангеле Меркель книгах, никак не связана с учёбой и работой Цзяна до его вовлечения в политику. В университете Цзяотун в Шанхае и позже в Советском Союзе он изучал, в основном, электронную инженерию. Его ни в коем случае нельзя считать экспертом в области информационных технологий или энергетики, и его книги не представляют никакой ценности в области науки и технологий.

Канцлером Германии Ангела Меркель стала уже после отставки Цзян Цзэминя. Сейчас он всего лишь обычный гражданин без какой-либо должности в партии или правительстве страны. Между ним и Ангелой Меркель не существует личных взаимоотношений. Никто не смог бы найти разумное объяснение такому подарку.

Месяц назад, вопреки ожиданиям большинства китайских экспертов и аналитиков, на четвёртом пленарном заседании 17-го центрального комитета коммунистической партии Китая не провозглашалось о назначении Си Цзиньпина на пост вице-председателя Центральной Военной комиссии. Назначение на этот пост вымостило бы ему путь к посту генерального секретаря Центрального комитета КПК на восемнадцатом национальном конгрессе партии.

Существует мнение, что Си Цзиньпин был выбран Цзян Цзэминем, чтобы представлять его интересы во власти. Ху Цзиньтао успешно приостановил или отложил планы Цзяна на четвёртую пленарную сессию. Цзян воспользовался книжной ярмаркой во Франкфурте, чтобы напомнить о себе: «Си Цзиньпин на моей стороне, Цзян всё ещё обладает властью и влиянием на политиков Китая».

Цзян Цзэминю нужен кто-то в верхах власти, кто будет обязан ему за покровительство.

Так называемая «борьба Цзян — Ху», кажется, не многое говорит постореннему наблюдателю. В отличие от ранних прецедентов с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином, основанная на идеологии борьба за власть, более не является движущей силой революции КПК. В центре власти теперь находятся различные группы интересов. Но относительно идеологии или экономических интересов, тут меньше конфликтов и различий, чем принято думать. Есть только одно исключение во множестве сходств, среди групп, которое легко игнорировать.

В политических кругах коммунистического Китая, когда главенствующий лидер назначает своего приемника, это основано не на том, кто является лучшим для выполнения работы, а кто наиболее подходит для того, чтобы восстать против основной прежней политической системы лидера. Мао Цзэдун выбрал Хуа Гофэна только потому, что Хуа никогда не чернил «Культурную революцию» — одно из двух событий, которые Мао считал своим собственным достижением. Вторым было изгнание националистов Чан Кайши в Тайвань. Незадолго до смерти Мао писал Хуа Гофэну: «Когда ты у власти, моё сердце спокойно».

Прямо перед кровавой расправой на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года Цзян Цзэминь вылетел в Пекин, так как был выбран новым лидером КПК. Это явилось сюрпризом для мира, равно как и сама фигура Цзяна Цзэминя. Он стал единственным лидером местного масштаба, подавившим демократическое движение, не имея инструкций сверху, действуя только полагаясь на собственное чутьё и инстинкты. Экономической реформе Дэн Сяопина мог последовать кто угодно, но только Цзян не выступил против того, что захотел сделать на площади Тяньаньмэнь Дэн Сяопин.

Вот почему, когда Цзян Цзэминь попытался изменить направление экономических реформ Дэн Сяопина, тот не устранил его, как он это сделал с Ху Яобаном и Чжао Цзыяном, которые оба симпатизировали экономическим реформами и демократическим активистам. Дэн Сяопин просто отправился в южный Китай, чтобы дать ход экономическим реформам.

Дэн Сяопин знал, что когда экономические реформы достигнут определённого уровня, уже никто не сможет повернуть их вспять, даже Цзян Цзэминь. Но оставив его на посту, он мог не волноваться, по меньшей мере, ближайшие десять лет.

Цзян Цзэминь попал в более сложную ситуацию, чем Дэн Сяопин. Его приемник Ху Цзиньтао был выбран не им, а Дэн Сяопином. Каково наследие Цзян Цзэминя? Инициатива экономической реформы принадлежит Дэн Сяопину. Никто на самом деле не считает, что теория Цзян Цзэминя «Три разъяснения» и правда чего-то стоит. Только одна вещь действительно принадлежит ему, и это только его рук дело — развёрнутая кампания преследования Фалуньгун, начавшаяся в 1999 году.

Цзян Цзэминь хотел быть уверен, что, даже если он не будет более у власти, никто уже не будет в состоянии изменить эту политику или призвать его к ответу за преступления. Когда он был еще у власти, он старался вовлечь в это преследование других должностных лиц партии, следуя принципу — если у всех руки будут в крови, он будет спасён. Перед своей отставкой Цзян сумел сохранить достаточно голосов в Политбюро, чтобы гарантировать продолжение репрессий.

Хотя преследование и не прекратилось, он всё же не доверяет Ху и его потенциальному приемнику. Ему необходим кто-то наверху, кто будет обязан ему за покровительство, и не восстанет против него в этом вопросе.

Самое логичное объяснение чаще всего является самым простым. Желание избежать наказания — истинная причина борьбы за власть внутри китайского режима.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • МВД России получило в День милиции подарок - обращение А.Дымовского
  • Уроки «Хрустальной ночи» запомнились плохо
  • Берлинская стена пала, а проблемы дискриминации мигрантов остались
  • Ци и прана – одно и то же?
  • Ангелы и демоны или «…добрым молодцам урок»

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top