Китай: детская смерть, страдания нации и культура партии

Человек проходит мимо Юэюэ через несколько секунд после того, как она попала под машину. Фото: Screenshot NTDTVЧеловек проходит мимо Юэюэ через несколько секунд после того, как она попала под машину. Фото: Screenshot NTDTVМаленькая Ван Юэ умерла 21 октября, но вопросы, поднятые оборвавшейся короткой жизнью, остаются.

13 октября Ван Юэ, которую родители называли Юэюэ, сначала сбил и переехал микроавтобус, а затем пикап. Видео с камер наблюдения показывает, что она лежала в луже крови в течение семи минут, и за это время 18 человек прошли мимо, делая вид, что не видят её.

Видео как вирус распространилось в китайском Интернете, вызвав самые крупные, чем когда-либо, обсуждения среди пользователей, а также в государственных СМИ, о том, как упала нравственность в Китае. То, что пользователи сети и государственные СМИ имеют единое мнение по поводу чего-либо - довольно необычно.

Если дискуссии об упадке морали не утихают, то вопрос «почему?» обсуждается менее активно. Вопрос: «Почему мораль в Китае падает?» - обсуждается меньше по причинам, которые станут очевидными в этой статье. Рассказ сборщицы мусора

19-й человек, который увидел Юэюэ, была женщина средних лет по имени Чень Сяньмэй, сборщица мусора. Чень оттащила Юэюэ от дороги и начала звать на помощь, пока не прибежала мать Юэюэ.

Пользователь под ником «Лин», профессор истории в педагогическом университете Харбина, написал комментарий о том, что про Чень было много обсуждений на Weibo, китайском микроблоге.

«Почему Чен Сяньмэй помогла Юэюэ? Это абсолютно не случайно, - пишет Лин. - Это результат недостатка её образования. Она не углублялась в учебники и не читала газет, не изучала теорию [в Китае «изучение теории» означает изучение коммунистической теории], не воспринимала пропаганду, её взгляды на мир не были изменены. В результате получается, что именно она и сохранила свою совесть».

Независимо от того, кто является реальным автором этого комментария, Лин или кто-то другой, истинная причина равнодушия к Юэюэ, попавшей в беду, заключается в коммунистической культуре. Чем меньше человек находится под влиянием культуры коммунистической партии Китая (КПК), тем выше у него нравственность.

Жизнь Чэнь стала теперь сложнее.

Сначала было внимание со стороны местных отделений КПК. Ведомства района Наньхай и посёлка Дали предлагали Чень по 10000 юаней каждое (1564 долларов США).

Она отказалась принять деньги, сказав, что она лишь сделала то, что должна была сделать. Но чиновники настаивали и почти заставили её взять деньги.

Потом пришли СМИ. Foshan Daily, официальная газета комитета КПК в Фошань, опубликовала статью с заголовком «Гордость Фошань».

После этого, кто-то в Интернете и её соседи начали тыкать в неё пальцем, обвиняя её в том, что она помогла Юэюэ из-за славы и денег.

Устав от визитов партийных и государственных чиновников, внимания со стороны средств массовой информации, большинство из которых являются рупорами КПК, и обвинений соседей, Чень решила уехать и вернулась в свой родной город, надеясь отдохнуть от этого ажиотажа.

Мытарства Чень совсем не редкость. В сегодняшнем Китае, любой, кто сделает что-то хорошее, сразу же станет объектом для наград, обсуждений, интервью в СМИ, а также попадёт в список образцов морали.

Его слова будут цитироваться, хотя он, вероятно, никогда и не говорил этих высокопарных фраз. Партия особенно будет увязывать любое доброе дело с «социалистическим духовным воспитанием».

Такого человека возведут на пьедестал как модель социалистической морали. Он должен будет говорить много слов, которые, может, и не хочет говорить, и появляться во многих местах, где он, может, не хотел бы быть. Он больше не принадлежит себе. Он принадлежит партии и становится частью пропагандистской машины.

Абсолютно необходимо наградить человека деньгами, потому что так партия берёт доброе дело в кредит, чтобы использовать его в своих целях. Кроме того, деньги, для партийных чиновников, которые называют себя материалистами, могут быть единственной наградой за доброе дело.

Люди, далёкие от власти, такие как с Чэнь Сяньмэй, отказываются от денег. Это объясняет одну из причин, почему никто не хочет быть героем в Китае. Кто хочет стать инструментом партии?

Причины безразличия

Партия не хочет углубляться в обсуждения причин отсутствия моральных ценностей. Очевидно, что такие обсуждения выявили бы истинную причину упадка морали.

Комментарии профессора Лина указали на влияние пропаганды партии на умы и души людей, но не объяснили, что это влияние ведёт Китай к распаду.

По реакции пользователей Интернета в случае с Юэюэ, видно, что большинство людей отличает хорошее от плохого. Люди по-прежнему имеют моральные критерии. Если нет угрозы, то люди будут поступать правильно.

Проблема в том, что КПК установила барьеры для людей. Она сделала это на трёх уровнях.

Во-первых, есть правовые последствия на индивидуальном уровне. Самый известный случай произошёл с Пэн Юем в городе Наньцзине. Однажды в 2006 году молодой человек вышел автобуса и увидел старушку, упавшую перед ним. Он помог ей, но она обвинила его потом в том, что она упала.

Судья решил, что Пэн должен возместить 40 процентов стоимости лечения старой женщины. Его решение было основано на смешном предположении: «Если вы не толкали её, то почему вы помогли ей встать?»

После этого было ещё несколько подобных случаев. Многие люди заявили, что до прецедента с Пэн Юем, они помогали другим без колебаний, но после этого случая, они подумают дважды, прежде чем подать руку.

Большинство людей на Западе, вероятно, будут думать, что это единичный случай. Но в Китае правовая система никогда не была независимой. Мнение судьи отражает волю партии и её истинные намерения. Кроме того, апелляционный суд никогда не менял судебный вердикт.

Во-вторых, те, кто делает добро для общества, наказываются чиновниками, их притесняют, преследуют или даже убивают. Приведём лишь несколько ярких примеров.

Адвокат Гао Чжишен, который помог многим людям, от фермеров до правозащитников, был приговорен к трём годам лишения свободы. Он написал три письма высшим руководителям китайского коммунистического режима, с просьбой, чтобы они относились к практикующим Фалуньгун в соответствии с законами Китая. Он «исчез» в апреле 2010 года и до сих пор о нём никто ничего не знает.

Ху Цзя был первым защитником окружающей среды, активистом по борьбе со СПИДом, защищая права пациентов, а затем стал правозащитником. Он был освобожден только после отбытия трёх с половиной лет в тюрьме.

Цянь Юнху пытался помочь своим односельчанам получить компенсацию за свои земли, на которых строили электростанцию. Он был убит. Четверо людей в военной форме держали его, а грузовик с щебнем его переехал.

Чэнь Гуанчэн, слепой юрист-самоучка, помогал жертвам политики «одного ребёнка», обращая внимание на принудительные аборты в провинции Шаньдун. С момента своего освобождения из тюрьмы, он находится под домашним арестом, и любого, кто пытается попасть к нему, избивают.

Попытка посетить Чэнь Гуанчэна стала своего рода символом. Эта фраза очень популярна в Китае: «Если вы не были в Линьи [где Чэнь находится под домашним арестом], вы не были в Китае».

Эти случаи дают чёткий сигнал: в Китае делать добрые дела для общества строго запрещено.

В-третьих, партийная пропаганда клеймит религиозные убеждения. В нормальном обществе помогать другим ничего не стоит, большинство людей делает это просто так, по доброте душевной, даже если не будет награды. Но под угрозой судебных разбирательств, больших штрафов, тюремного заключения и даже смерти, в Китае большинство людей боятся помогать другим.

Только те, чьё сострадание к другим людям, вытекает из их религиозных убеждений, могут противостоять угрозам властей. Преследование тех, кто следует своим убеждениям, таких как последователей Фалуньгун, не остановит их от того, чтобы быть хорошими людьми.

Например, пропаганда КПК демонизирует принципы Фалуньгун – «Истина, Доброта, Терпение». Она учит, что «быть хорошим человеком и пытаться делать добрые дела в Китае, является преступлением, которое будут наказано». В этом смысле, реальные жертвы пропаганды – не репрессируемые последователи Фалуньгун, а те, кто находится под влиянием партийной пропаганды и отказался от попыток быть хорошим человеком.

Некоторые люди полагают, что китайское государство должно принять «Закон доброго самаритянина», чтобы защитить тех, кто необоснованно обвинён, помогая другим. Однако это закон не имеет отношения к реальным проблемам, которые даже не относятся к правовым вопросам.

Родители Ван Юэ остались наедине со своим горем, а Чэнь Сяньмэй пришлось бежать, из-за её доброго поступка. Боль, вызванная моральным разложением Китая, не поддаётся описанию и будет только усиливаться. Пока КПК «командует парадом», нет решения этому нравственному вопросу.

Версия на английском

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Тибетская монахиня совершила самосожжение в знак протеста против политики Пекина
  • В Центральном Китае бастуют таксисты
  • Китайские идиомы: деревянное тело и каменное сердце
  • Бег со спущенными штанами — наказание для болтливых учеников в Китае
  • Китайских журналистов увольняют за критику правительства


  • Top