«Железная свадьба» Ани Желудь


Аня Жёлудь, молодая художница из Санкт-Петербурга, дебютировала на московской художественной сцене лишь год назад, но сразу же попала в число узнаваемых авторов. Конструкции Жёлудь, воспроизводящие мебель, одежду и даже бытовую технику и приметы реального мира, как будто сделаны не из тонких железных прутьев, а нарисованы остро отточенным карандашом в масштабах реального мира. Ее новый проект продолжает скрупулезное перечисление того, что заполняет течение нашей жизни. «Железная свадьба»,  исполненная в символизирующем духовную крепость металле номенклатура символов свадебной церемонии, вроде туфельки на шпильке или кружевного белья для «особого случая». Все это посетители увидели в одном из залов «Винзавода».

Работа с брутальными материалами — камнем и металлом традиционно считается не женским делом. Вернее, за женщинами традиционно остается та сфера мастерства, которую немного пренебрежительно называют «декоративно-прикладным искусством». Но у Жёлудь нет того чисто женского внимания к деталям, мелочам, украшательству, которые не только не создают полноту образа, но и нередко разрушают его. Ее работы, визуально хрупкие, но физически крепкие как садовые решетки, отличает почти радикальное отсутствие формы, ее истончение, минималистическое прочтение образа.

Это уже не скульптура в традиционном понимании этого слова, ведь в конструкциях Жёлудь нет классической «напряжённости, поверхности, монолита и плотности». Но это и не увлеченный созданием химер современный скульптурный мейнстрим. В работах современных скульпторов, вроде Патриции Пиччинини или Дэвида Тёрка, не столько чувствуется стремление переломить сопротивление материи, сколько желание произвести эффект, обмануть зрителя, уверить его в том, что он имеет дело не с произведением искусства, а с реальным порождением природы. Жёлудь не склонна к аттрактивным эффектам и мистификациям, ее стиль — это элегантное парение между миром вещей и миром идей, а ее работы — почти академический этюд с натуры. Художница снимает размеры с реальных вещей, наблюдает за тем, как они взаимодействуют в пространстве, чтобы в результате создать реальную картину мира, вернее «картину, в которую можно войти в буквальном смысле этого слова».

Жёлудь уже сегодня тесно в рамках скульптуры как частного случая объекта, она мечтает о тотальной инсталляции, и проговаривается о похвальной для художника тяге к гигантомании и утопии. «Брутальность очаровывает!» — говорит она. — «Когда стою перед закрытым на шлагбаум переездом, дух захватывает в ожидании товарного поезда. Какие пойдут вагоны? С какой скоростью? Идут, ржавые и в гудроне, глянцевые и зашарпанные, разные — один прекраснее другого. Думаю: вот бы они не кончались, смотреть на них готова бесконечно — таким должно быть искусство! А металлический абрис трусов или мебели — это так — поделки. Вот бы дом простроить насквозь или заполнить хотя бы пару этажей!»

Фото автораНажмите на фото, что бы открыть галерею!

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Сказочный спорт. Что должен знать каждый начинающий ролевик
  • Фотообзор: Формула 1. Хэмилтон - чемпион мира
  • Казань празднует победу "Рубина" в чемпионате
  • «Пьяный бунт»
  • Фотообзор: В Оттаве прошел второй этап серии Гран-При по фигурному катанию Skate Canada


  • Top