Как выглядит изнутри «демократия» китайской коммунистической партии


Идея о том, что коммунистический режим может иметь какой-либо внутренний демократический процесс, кажется довольно противоречивой. То, что происходит вокруг голосования на конгрессах китайского режима, совершенно отличается от того, что представляет себе обычный американец.

Делегат рассказывает по мобильному о своём участии в 4-й пленарной сессии Всекитайского собрания народных представителей 13 марта 2007 года, Пекин. Фото: Guang Niu/Getty ImagesДелегат рассказывает по мобильному о своём участии в 4-й пленарной сессии Всекитайского собрания народных представителей 13 марта 2007 года, Пекин. Фото: Guang Niu/Getty Images

Перед выборами ведётся политический мониторинг, идеологические исследования, шпионаж, тщательное выделение квот для голосования, пристальное наблюдение и регулярный доклад начальству.

Чэн Сяонун знает об этом не понаслышке: он сопровождал делегацию из провинции Хубэй в 1987 году на XIII съезде компартии. Чэн — экономист, сейчас он живёт в Соединённых Штатах. Одно время он был помощником Чжао Цзыяна. В 1987 году Дэн Сяопин ушёл в отставку, а Чжао занял пост генерального секретаря КПК.

«Я жил в отеле вместе с делегацией. Мы вместе обедали, и я беседовал с ними каждый день. Моя работа была — просто слушать. Я не должен был говорить, но я должен был помнить каждое лицо и настрой каждого человека, — рассказал Чэн в недавнем интервью. — Если кто-то что-то сказал, что партии не нравится, о нём сообщали начальству».

Каждый вечер в 11 часов в отель приезжал автомобиль, чтобы получить письменный отчёт Чэна. До собрания в Большом народном зале доклады обо всех обобщались. Общий отчёт был готов к 5 часам утра и доставлен в кабинеты 20-ти членов Политбюро к 7-ми утра.

Было всего около 30 делегаций, от каждой провинции Китая. Сейчас прибывают 40 делегаций, которые комитеты коммунистических партий отправляют на съезд, проходящий каждые пять лет. 2268 делегатов (было 2270, но двое умерли) должны представлять различные слои партии.

Каждый делегат проверяется. Делегации останавливаются в отеле и изолированы от внешнего мира. «Никому не позволяется встречаться с друзьями или семьёй. Днём и ночью вся их деятельность контролируется», — сказал Чэн.

Съезд проходит в течение недели. После встречи в Большом народном зале делегаты получают документы для изучения и возвращаются в отель. Как и во времена Мао, они проходят идеологическую обработку, изучая новейшие достижения теоретиков коммунистической партии. «Они должны прочитать и выразить своё согласие, — объяснил Чэн. — Наряду с идеологической обработкой, делегатам разъясняют, как голосовать. Квоты распределены, и на посты назначены люди. Вы должны голосовать за маршала А, а другая группа должна голосовать за маршала В. Каждая делегация имеет чёткие указания».

В делегации есть партийный лидер, который лично отвечает за то, чтобы его группа выполнила свою задачу по голосованию. Он лично повинен, если бывают какие-либо политические нарушения среди делегатов. И партия имеет много способов вылавливать провинившихся.

«С середины 1980-х годов было установлено электронное оборудование для голосования. Машина для голосования также вела мониторинг, — сказал Чэнь. Все имеют свои места, так что если вы нажмёте не на ту кнопку, окажетесь в большой беде».

Согласно докладу, подготовленному консалтинговой фирмой Practel Inc, электроники сейчас стало ещё больше. В докладе говорится: «В мае 2003 года делегаты съезда коммунистической партии Китая были обязаны носить электронные пропуски постоянно, чтобы их движение можно отследить и записать».

Пока не нашлось ещё политического наблюдателя, который бы рассказал, что выполнял задачи, аналогичные Чэн Сяонуну, но современные отчёты показывают, что такая практика продолжается и, возможно, даже усиливается.

В недавней статье политический обозреватель Вилли Лэм отметил тот же набор ограничений, описанный Чэном. «Делегаты должны читать партийные документы и участвовать в совещаниях в пределах хорошо охраняемого отеля. Они не должны встречаться с семьями и друзьями или даже разговаривать по телефону в течение длительного периода времени, чтобы не разболтать «тайны». Это я узнал из разговоров с бывшими делегатами».

Есть даже наблюдатели, следящие за наблюдателями. «Со мной в одной комнате отеля был ещё один парень из Министерства государственной безопасности. Он был тайным агентом. Его задачей было следить за мной», — вспомнил Чэн.

«Куда бы я ни шёл, он был позади меня. Его задачей было выяснить, не скрыл ли я какую-либо информацию, которую надо было указать в отчёте», — сказал он.

«Например, если два делегата говорили в туалете про некоторых лидеров, я должен был быть там и слушать, а затем вернуться в комнату и записать разговор. Если я этого не сделаю, то он сообщит обо мне начальству».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Неизвестные детали подготовки и проведения XVIII съезда компартии в Китае. Часть 3
  • Неизвестные детали подготовки и проведения XVIII съезда компартии в Китае. Часть 2
  • Коммунистические власти Китая, как и нацисты, продвигают расизм и экспансионизм
  • Выборы прошли ещё до съезда компартии
  • В Пекине завершил работу XVIII съезд компартии


  • Top