Все новости » Культура и искусство » Искусство » Питер Кук ван Альст: художник, дизайнер, предприниматель

Питер Кук ван Альст: художник, дизайнер, предприниматель

    Дизайн кубка с Нептуном на морском коньке, Питер Кук ван Альст 1535–40 гг. Фото: © The Metropolitan Museum of Art/ photo by Bruce White


    Имя Питера Кука ван Альста (1502–1550 гг.) не настолько известно, как имена Рафаэля или да Винчи, хотя по значимости он не уступал им. В возрасте 20 с лишним лет он уже создал картины, гравюры и серию гобеленов, посвящённую жизни святого Павла.

    За свою недолгую жизнь Кук проявил себя в самых разных областях изобразительного искусства: он расписывал стены, делал витражи, разрабатывал дизайн для ювелирных изделий, публиковал руководства по архитектуре. Но настоящую славу ему принесли гобелены.

    Первая монографическая выставка Метрополитен-музея «Питер Кук ван Альст и гобелены Ренессанса», посвящённая этому выдающемуся голландскому художнику XVI в., исследует его многогранное творчество. «Он бы добился славы, даже если занимался только созданием настенных панно, но, глядя на его эскизы, мы видим, что он был настоящим дизайнером», — говорит куратор выставки Элизабет Клиланд.

    Она объяснила, что при создании гобеленов обычно сначала художник рисовал небольшую картину. Потом она передавалась дизайнеру, который создавал бумажный эскиз в натуральную величину. А затем, используя этот эскиз, ткачи создавали конечный продукт.

    Фрагменты дополняют картину

    Эскизы были рабочим инструментом при изготовлении гобеленов, поэтому они использовалась до тех пор, пока не изнашивались до дыр. По этой причине до наших дней сохранилось очень малое количество эскизов. На нескольких сохранившихся эскизах видно множество деталей. Это гарантировало, что окончательный гобелен будет точно отражать идею художника.

    По словам Клиланд, все факты говорят о том, что Кук очень тесно работал с ткачами.

    Сохранились несколько эскизов, например, голова мужчины из «Истории Цезаря: воссоединение Помпеи и Корделии», голова лошади из «Жизни Святого Павла», которые выглядят очень динамично и отражают мастерство художника. Вероятно, они были сохранены по этой причине.

    Глядя на мельчайшие детали гобеленов, созданных по эскизам Кука, становится понятно, что процесс их производства осуществлялся под неустанным контролем художника. Огромные по размерам гобелены изображали исторических персонажей и героев мифологии посреди архитектурных строений и садов.

    От маленького до большого

    Внимание, которое Питер Кук ван Альст уделял деталям, ошеломляет.

    На гобелене «Жизнь Святого Павла: обращение Саула» (ок. 1529–1530 гг.) Саул изображён упавшим на землю, которая освещена божественными лучами. Лучи выполнены при помощи прозрачных золотых нитей, вплетённых около ног Саула. В сантиметре от них находится стебель колокольчика рядом с задними копытами лошади и замысловатый куст машины, на котором видны белые цветки, сочные ягоды и даже шипы.

    В эпоху Ренессанса природа рассматривалась как отражение божественных сил. Колокольчик символизировал смирение, постоянство и благодарность. Во всех работах Кука природные мотивы, начиная от маленькой травинки и заканчивая массивными деревьями, символичны и отражают основной сюжет гобелена.

    Кук отличался оригинальным подходом и придумал некоторые нововведения. Традиционно рамки гобеленов изготавливались отдельно и хранились в мастерской. Но в работах Кука рамки используются для украшения и дополнения сюжета гобелена.

    На гобелене из той же серии «Жизнь святого Павла: святой Павел распоряжается сжечь языческие книги» (1529 или 1535 гг.), книги будто вылетают из границ сцены, маленький херувим толкает другого херувима, чтобы его не сбила летающая книга.

    Перспектива Кука

    Клиланд упомянула, что Рафаэль, которого Кук очень уважал, использовал приём, благодаря которому взгляд зрителя переключается, это меняло перспективу картины. Кук пошёл ещё дальше.

    «Рафаэль создавал цельную единую композицию, а Кук выдвигал детали вперёд, прямо в наше пространство», ― объясняет она.

    В гобелене «Семь смертных грехов: чревоугодие» (ок. 1532 г.) старый пьяница наклонился на своём осле и словно переходит в наше пространство. Рафаэль не изобразил бы так. Таким образом, Кук учился у Рафаэля и в то же время у него был свой индивидуальный почерк», ― говорит Клиланд.

    Другой особенностью Кука было то, что он стал успешным предпринимателем. Живший в Антверпене, он также работал в Брюсселе. Именно там он приобрёл дополнительный опыт, сотрудничая с Бернардом ван Орли (ок. 1492–1541/42 гг.) ―ведущим рисовальщиком, дизайнером гобеленов и витражей.

    Бизнес XVI века

    Кук сумел создать объединение, куда вошли самые успешные ткачи в Брюсселе и торговцы, работающие в Антверпене. Это позволило ему поставить производство гобеленов на коммерческий поток, рассказывает Клиланд.

    Учитывая, что профессиональному ткачу требовалось два месяца, чтобы выткать один квадратный ярд гобелена, а над одним гобеленом одновременно работало 4-5 ткачей, это было достаточно большое предприятие. Но риск такого бизнеса был велик.

    Их главными клиентами были правители той эпохи. Покупатель должен был иметь замок, где можно было бы разместить все части серии гобеленов, таких как «Семь смертных грехов», например.

    Первую егоработу приобрёл король Франции Франциск I. По всей видимости, Кук уже тогда был популярным, потому что маловероятно, чтобы король купил работу неизвестного художника.

    Подход Кука отличался от других художников той эпохи, которые ждали покровителя, чтобы предложить ему свои услуги и получить заказ. Напротив, как только была закончена одна работа, Кук и его помощники сразу же делали следующую. «Очевидно, что они делали их настолько быстро, насколько это возможно», ― говорит Клиланд.

    Кук быстро преуспел, его слава широко распространилась. В числе его поклонников был император Римской империи Карл V, Генрих VIII, Козимо Медичи.

    Было выткано пять копий гобеленов из серии «Семь смертных грехов». Первый набор был сделан для Генриха VIII, второй приобрела венгерская королева Мария, он перешёл по наследству её племяннику Филиппу II. Третий набор сначала принадлежал графу Эгмонту, которого казнили Габсбурги. Филипп II распорядился, чтобы набор Эгмонта прислали ему в Испанию, несмотря на то, что у него уже были копии, доставшиеся от тёти.

    К моменту изготовления пятого и шестого комплекта гобеленов эскизы уже сильно истёрлись. Неудивительно, что на последних гобеленах не было так много деталей, как на более ранних.

    Прогулка по галерее с гобеленами Питера Кука ван Альста похожа на путешествие в XVI век. Масштабы гобеленов захватывают воображение, кажется, весь остальной мир исчезает.

     

    Версия на английском





    Top