Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть
    Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю

    Три слова, которые Обама должен сказать Ху Цзиньтао

    Когда президент Обама встречается с лидером Китая  Ху Цзиньтао, он оказывается перед задачей, как восстановить политику  в отношении Китая, широко известную, как «двупартийное бедствие тянущееся десятилетиями». Фото: Мандель Нган / AFP / Getty ImagesКогда президент Обама встречается с лидером Китая Ху Цзиньтао, он оказывается перед задачей, как восстановить политику в отношении Китая, широко известную, как «двупартийное бедствие тянущееся десятилетиями». Фото: Мандель Нган / AFP / Getty ImagesКогда президент Обама встречается с лидером Китая Ху Цзиньтао, он оказывается перед задачей, как восстановить политику, которая предполагала изменения в Китае.
    Американская политика в отношении Китая основывалась на том, что торговая и экономическая либерализация, в конечном счете, приведет и к политической либерализации. Таким образом, Соединенные Штаты предполагали преобразовать Китай, получая прибыль. Американским бизнесменам было рекомендовано, преуспевая в своем бизнесе, заодно творить добро на всеобщее благо.
    Питаемые мечтой об огромном китайском рынке, американские бизнесмены и политики пребывали в заблуждении, что успех недалеко за горизонтом. Но когда прибыль не поступила и ситуация с правами человека не улучшилась, истинно верующие все еще ждали, что земля обетованная, несомненно, покажется.
    У коммунистической партии Китая (КПК) иная точка зрения. Политические силы, управляющие Китаем, рассматривают отношения с Соединенными Штатами как необъявленную войну, и стремятся использовать все преимущества в своей борьбе по ликвидации угрозы со стороны Соединенных Штатов.

    Партийные лидеры Китая понимают, что это конкуренция двух взаимоисключающих систем. Свобода и уважение прав, предлагаемые Соединенными Штатами — постоянный упрек авторитаризму КПК. Пока процветают Соединенные Штаты, КПК не может чувствовать себя в безопасности, пока власть компартии под угрозой, она должна стремиться подорвать силу Соединенных Штатов.

    Между тем, следуя идее участия, власти США преуменьшили значение прав человека, опасаясь обидеть власти Китая и тревожась об отношениях между двумя странами. Теоретически идея взаимодействия предполагала, что Соединенные Штаты преподадут коммунистическому режиму Китая уроки демократии и защиты прав человека. А на практике, коммунистический режим проинструктировал Соединенные Штаты как отказаться от отстаивания соблюдения прав человека - краеугольного камня американской политики.

    Делая упор на экономических отношениях, Соединенные Штаты продемонстрировали КПК, китайскому народу и миру, что независимо от того, какие прекрасные слова политические деятели США не произносили бы на церемониальных встречах, то, что действительно имело значение - было торговлей. Это волей-неволей установило моральное равенство между бесчеловечным коммунистическим режимом Китая и Соединенными Штатами. Если действительно так важны запуски высокоскоростных поездов, вовремя прибывающих и отбывающих, то вопрос о форме правления является просто вопросом эффективности.

    Неудивительно, что некоторые западные интеллигенты начали восхищаться коммунистическим режимом, например, Том Фридман из New York Times. Считается, что китайская интеллигенция имеет главенство в однопартийном государстве, и КПК формирует союзы с тоталитарными режимами во всем мире, чтобы продемонстрировать жизнеспособность своей модели.

    Восстановление прав

    Вместо того, чтобы подчинять права человека торговым и другим интересам, президент Обама должен поставить соблюдение прав человека в центр американской политики по отношению к Китаю. Защита прав китайского народа не может не иметь дела с преследованием Фалуньгун. Президент Обама должен воспользоваться этой возможностью.

    Сегодня последователи Фалуньгун переносят крупнейшее и жесточайшее преследование в современном мире. До начала преследования в июле 1999 года западные информационные агентства сообщили, что последователями Фалуньгун в Китае были 100 миллионов китайцев, то есть одна двенадцатая часть населения. Сегодня Информационный Центр Фалунь Дафа оценивает, что от 20 миллионами до 40 миллионов человек по-прежнему практикуют Фалуньгун, несмотря на преследование.

    Это преследование представляет собой самое крупное и самое масштабное злоупотребление правами человека. Согласно специальному докладчику по вопросам пыток в ООН, две трети сообщений о пытках в Китае приходятся на сторонников Фалуньгун. Государственный Департамент США ссылается на международных обозревателей, которые говорят, что половина заключённых в обширной системе трудовых лагерей являются практикующими Фалуньгун, - они исчисляются сотнями тысяч.

    Это преследование является наиболее чувствительной темой для коммунистических властей Китая, которые просят другие правительства не поднимать эту тему, и именно поэтому президент Обама должен сделать это.

    Масштабы и тяжесть нарушений прав сторонников Фалуньгун и чувствительность этого вопроса для компартии Китая делают эту тему массивной опорой, которую президент Обама может использовать, чтобы дать американской политике самые сильные рычаги.

    Защищая нравственность и права последователей Фалуньгун, свободу веры и прав человека, Соединенные Штаты дадут надежду всем борющимся за свои права в Китае.

    Соединенные Штаты, вместо того чтобы выглядеть неудавшейся системой, как ее изображает пропаганда компартии Китая, выступят как истинные друзья китайского народа. Разоблачая политику, дающую легитимность жестокому тоталитарному режиму, президент Обама подорвет столпы компартии Китая. Он предъявит аргументы против пропаганды КПК и объявит противозаконным ее террор.

    Китайские диссиденты и китайский народ сплотятся в поддержку практикующих Фалуньгун, осознав, что когда компартия Китая положит конец преследованию Фалуньгун, тогда должна будет измениться и сама партия. Как только закончится преследование, любой другой человек или группа людей в Китае, чьи права были ущемлены, потребуют восстановления своих прав и возмещения ущерба, и компартия обнаружит, что ее претензии на право управления страной будут несостоятельными.

    Отстаивая права китайского народа, Соединенные Штаты будут стремиться преобразовать коммунистический режим Китая. Но это было всегда целью политики взаимодействия, почему бы не преследовать эту цель в более прямой и эффективной форме?

    Коммунистический режим не имеет эффективных аргументов для ответа Соединенным Штатам. Китай никогда не распродаст облигации США из страха разрушения собственной экономики. КПК больше всего боится того, что Соединенные Штаты ограничат доступ к американскому рынку, это страх, на котором американское правительство может сыграть для соблюдения прав человека в Китае.

    Заявление коммунистического режима об упадке западной демократии будет пустым звуком перед лицом энергичного утверждения лучших политических традиций Запада. Поддерживая права практикующих Фалуньгун, президент Обама восстановит честь и целеустремлённость Америки и создаст новую основу для конкуренции с коммунистическим режимом, которая будет в интересах Соединенных Штатов.

    Он также поддержит законные требования китайского народа и вселит надежду на то, что кошмар правления КПК кончится. Когда президент Обама сядет рядом с диктатором Ху, он может, следуя этой цели, сказать: «Прекратите преследовать Фалуньгун».

    Версия на английском


    Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

    Вас также может заинтересовать:

  • Хищные вещи века и ходячие мертвецы
  • Демографический кризис в России создают чиновники
  • Билл Гейтс привьет бедным бездетность
  • Правда - это путь к тому, чтобы как-то изменить ситуацию
  • Психиатрические препараты вызывают насилие и суициды, признает журнал «Тайм»

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма
  • Наш канал в телеграм

  • Top