Арест гражданина Тайваня в Китае накаляет страсти

Арест гражданина Тайваня в Китае, произведённый чуть более трёх недель назад, создал большую проблему в отношениях между Китайской Народной Республикой (КНР) и Китайской Республикой (Тайвань). Этот инцидент подтверждает претензии КНР на тотальный контроль над информацией, несмотря на то, что такая политика очень опасна.

Семья Чжун Динбана призывает к его освобождению. Фото: Великая ЭпохаСемья Чжун Динбана призывает к его освобождению. Фото: Великая Эпоха

Чжун Динбан возвращался на Тайвань после посещения родственников юго-восточной провинции Цзянси, когда полиция арестовала его в аэропорту Ганьчжоу 18 июня. Его семья в Тайване с тех пор о нём ничего не знает.

Чжун работает менеджером в одной из компаний Тайваня. Он является последователем Фалуньгун. Фалуньгун ― это духовная практика, которая жестоко преследуется в Китае с 1999 года, но законна и популярна на Тайване.

Сомнительные обвинения

Рассмотрим неправомерные обвинения, выдвинутые против Чжуна. Китайские власти сначала заявили, что он был арестован в рамках «расследования в отношении Фалуньгун». Затем формулировку изменили.

Рупор китайского режима — агентство «Синьхуа», сообщило, что Чжун, якобы с помощью жителей материкового Китая, отправлял почтой оборудование для врезки в кабельное телевидение материкового Китая, подстрекал жителей материка к уничтожению объектов вещания и использовал профессиональное оборудование для атаки на передачу спутниковых телевизионных сигналов.

Ни одно из этих обвинений не выдерживает критики.

Чжун — последователь Фалуньгун, и из документов компартии его могли бы заинтересовать только инструкции по преследованию Фалуньгун. То, что преследование Фалуньгун не имеет никаких правовых оснований, давно известно. КПК приходится использовать внутренние служебные записки и партийные документы для осуществления преследования. Обнародование этих распоряжений докажет, что преследование Фалуньгун ― противозаконно.

Что касается рассылки оборудования для врезания в кабельное телевидение, это обвинение выглядит ещё более глупым.

Врезка в кабельные системы – не слишком заумная вещь. Она не требует специального оборудования. Первый перехват кабельного ТВ был в 2002 году в городе Чанчуне. Тогда использовались обычные DVD (или VCD) проигрыватели и кусачки, чтобы подключить плеер к кабелю.

Такого понятия, как «оборудование для врезки в кабельное телевидение» вообще не существует. Китай является крупнейшим производителем такого стандартного электронного оборудования, и получить эту электронику в Китае проще, чем на Тайване, зачем же везти её из Тайваня?

Обвинение Чжуна в том, что он призывал жителей материка уничтожать объекты вещания, очевидно, подразумевает призыв использовать DVD-плееры и кусачки, чтобы подключаться к сети кабельного телевидения.

То, что Чжун задержан, не означает, что он действительно это делал. Разве компартия когда-нибудь говорит правду?

Но, даже если Чжун призывал других подключаться к кабельной сети телевидения на материке, а сам он в это время был на Тайване, то разве это преступление? В такой ситуации Чжун попадает под законы Тайваня, а не КНР. Разве в Тайване есть закон, запрещающий обсуждать с кем-то в другой стране то, как включаться в сеть кабельного телевидения?

Что касается последнего обвинения, то не было никаких заявлений о том, что спутниковые ТВ-сигналы китайских властей были атакованы или перехвачены, хотя сам китайский режим старается перехватить трансляции независимых теле- и радиостанций за пределами Китая, которые предлагают информацию, отличную от пропаганды режима.

Ключевое упущение

«Синьхуа» знало, что обвинения против Чжуна не выдерживают никакой критики, поэтому в своём докладе не упомянуло, что он — последователь Фалуньгун.

Если бы «Синьхуа» указало, что Чжун практикует Фалуньгун, многие сразу же подумали бы, что обвинения против него — это просто очередная лживая пропаганда режима, которая транслируется на протяжении многих лет.

Даже те, кто был обманут клеветой на Фалуньгун, подумают, что случай с Чжуном — просто ещё один инцидент между режимом и Фалуньгун.

Никто не принимает эти обвинения за чистую монету. Авторитет власти находится на самой низкой точке, особенно после событий этой весны вокруг скандала с бывшим партийным боссом Бо Силаем.

Суверенитет Тайваня

Подписание двустороннего соглашения по защите инвестиций ожидается уже в течение нескольких месяцев, но много раз откладывалось. В последние дни предполагали, что долгожданное подписание вот-вот произойдёт, и тут был арестован Чжун.

Правовые вопросы, возникающие в результате ареста Чжуна, действительно беспокоят народ и правительство Тайваня. Если бизнесмену Тайваня может быть предъявлено обвинение в КНР за действия, которые он совершил на Тайване, кто будет в безопасности в материковом Китае?

Правовая ситуация в отношениях между КНР и Тайванем является уникальной.

Китайская республика, которая сейчас управляет только островом Тайвань, когда-то управляла всем материковым Китаем, и тайваньская Конституция и право всё ещё претендуют на то, чтобы действовать как на Тайване, так и в материковом Китае. Конечно, это притязание только на бумаге и не может иметь силы на материке.

С другой стороны, хотя КНР утверждает, что есть только один Китай, а Тайвань является одной из его провинций, Конституция и законодательство КНР не действуют в Тайване.

Если Чжун был задержан в соответствии с законодательством КНР за действия, которые он совершил на Тайване, то это создаёт серьёзные проблемы для суверенитета Тайваня.

Сокрытие катастрофы

Если в материковом Китае пожар уничтожит сотни людей, то никто не посмеет сказать, что более 10 человек погибло в огне. Это не теоретические утверждения, а реальное положение дел.

30 июня в городе Тяньцзине загорелся торговый центр. Когда начался пожар, хозяин, опасаясь, что кто-то может уйти, не заплатив, приказал запереть двери. Большинство из тех, кто спасся, были сотрудниками центра, которые знали о запасном выходе.

Официальное число погибших в пожаре — десять человек, неофициальное — от 300 до 500.

Всем членам партии в Тяньцзине было приказано не говорить о пожаре. Всем жителям также запретили говорить о пожаре. Тот, кто сообщит, что число погибших превышает официальные число 10, будет наказан или даже привлечён к уголовной ответственности.

Почему в Тяньцзине чиновники держатся за число 10? Потому что инцидент с десятью и менее пострадавшими считается незначительным и не повлияет на продвижение по службе ответственного должностного лица.

Тяньцзиньский секретарь парткома Чжан Гаоли, как ожидается, будет избран в Постоянный комитет Политбюро на 18-м съезде партии в конце этого года, и он не желает, чтобы информация о сотнях людей, сгоревших в пожаре, уничтожила его карьеру.

Открытие дверей

Конечно, тех, кто пошёл на риск и раскрыл правду о пожаре в Тяньцзине, китайцы считают героями.

Хай Дунцзин, который работает в издательстве Tianjin Nankai Press Publisher, сказал: «Как один из журналисто города, где нет правдивых новостей, я чувствую огромный стыд и гнев».

В Китае те, кто пытается найти истину и сообщить об этом, сильно рискуют.

Тан Чжожэнь пытался узнать правду о школе, которая рухнула во время разрушительного землетрясения в провинции Сычуань в 2008 году. За это он был приговорён к пяти годам лишения свободы.

Известный художник Ай Вэйвэй пытался узнать имена учащихся, погибших в рухнувшей школе во время землетрясения. Его избили, он получил травму головы.

Иногда в Китае тот, кто прорывается сквозь цензуру, спасает жизни. В начале распространения атипичной пневмонии в 2003 году «Великая Эпоха» и независимое телевидение NTD сообщило об эпидемии, а все средства массовой информации в Китае это отрицали. Про болезнь узнали многие люди в материковом Китае. Если бы эти сообщения не блокировались цензурой китайского режима, и больше людей узнало об эпидемии, можно было бы спасти больше жизней.

То же самое относится и к информации о преследовании Фалуньгун. С июля 1999 года, в течение 13 лет, ни одна газета, телепрограмма или радиопрограмма в Китае не рассказала правду о Фалуньгун.

Многие люди в Китае на основе ложной информации решили отказаться от практики Фалуньгун или даже принять участие в преследовании. Эти люди совершили преступления, потому что были обмануты. Им можно помочь, только предоставив достоверную информацию, а затем позволить им сделать выбор.

Виновен ли Чжун, или выдвинутые против него обвинения являются ложными, пока неясно. Но если Чжун сделал то, в чём его обвинили, он герой. Он помог китайскому народу узнать то, что народ имеет право знать и должен знать. Чжун открыл двери в горящем здании, чтобы спасти людей.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Гигантская саламандра длиной почти 1 метр обнаружена на юго-западе Китая
  • Религия с коммунистическим лицом
  • Путь Ху Цзиньтао к власти над армией. Часть вторая
  • Таинственное растение Хэ Шоу У
  • В Китае снова снизились цены на сталь


  • Top