Давайте говорить правду


Василий Симчера, заслуженный деятель науки Российской Федерации, вице-президент РАЭН, директор НИИ статистики, д. э. н., профессор. Фото предоставлено В. М. СимчеройВасилий Симчера, заслуженный деятель науки Российской Федерации, вице-президент РАЭН, директор НИИ статистики, д. э. н., профессор. Фото предоставлено В. М. СимчеройНа своей пресс-конференции, прошедшей 19.12.2013 г., В. В. Путин огласил новые данные развития экономики России в текущем году. О чём горят эти цифры? По его мнению, они подтверждают, что наша экономика в обозреваемом году развивалась «…в целом неплохо». На его взгляд, всё, что надо, у нас случилось и подросло (особенно население, о чём он не без гордости за неделю до этого, в день празднования нашей Конституции, говорил в своём Послании Федеральному собранию РФ), а что не захотело подрасти, оно-то не больно-то и надо.
Возиться со всем этим каждый день, словно рабу под градом водопада (а возиться с этой, по заверению самого Президента, «самой гнусной» чиновничьей работой в первую голову приходится нашему Премьеру) — дело, оказывается, не только хлопотное, но и неблагодарное. Обходились не раз в прошлом, не умрём, дескать, и в этот раз. Словом, как это и полагается, настраивая всю свою журналистскую рать (а через неё, разумеется, и весь наш народ) на оптимистический лад, Президент с самого начала заверил всех, что, несмотря ни на что и вопреки всему, сегодня у нас в стране в целом дела обстоят не только неплохо, но, как, например, с инфляцией, очень неплохо и даже, как в случае с жильём и ещё более исключительном случае с сельским хозяйством, хорошо! Однако чистая ли это правда на самом деле?

И впрямь, кое-что в истекшем году в нашей экономике, если верить оглашённым данным, оказывается, действительно подросло: ВВП на 1,4-1,5% (правда, на месте этой невзрачной цифры, значение которой не выходит за пределы допускаемой — в таком грубом счёте — статистической погрешности, долго ждали, что, как чёрт из табакерки, выскочат, как в прошлом году, все приличествующие и возможные при правильном ходе дел 3,5%), инфляция подросла на 6,1 против 6,6% в пошлом году (непонятно вообще, как можно радоваться росту инфляции, который является иным выражением роста цен; да ещё такому, который в четыре раза выше, чем в переполненных фиктивными деньгами США и почти в три раза выше, чем в хиреющей, как в войну, Европе), производительность сельского хозяйства подросла на 6,8% против её падения в неурожайном 2012 г. на 5% (прирост призрачный), а жилищное строительство (при циклическом падении темпов производственного строительства и почти полностью за счёт индивидуального строительства) — на 12,1% против 5,6% в предыдущем году.

По тем же данным, по заверению нашего Президента, на 5,5% повысится в этом году реальная зарплата и на 3,6% — реальные доходы населения (против 4,6% в прошлом году). Прирост реальных трудовых пенсий вообще составит мизерную величину — в целом за год 1,3%, а реальная месячная прибавка — всего 334 рубля, а не якобы все 952 рубля, как это следует из тех цифр, которые Президент огласил журналистам. (На пресс-конференции В. В. Путин заявил, что в 2013 г. размер трудовой пенсии в России повысился с 9 790 до 10 742 рублей.) Правда, Президент при этом не стал отвечать на интересующий всех вопрос, о каком это росте может идти речь, когда качество товаров и услуг, которые наши люди взамен этого получают, в отчётном году, впрочем, как и предыдущих, понижалось, а многих из них оставалось попросту отвратительным. Но и это не главное. Главное в том, что приводимые цифры якобы реального роста реальной зарплаты и доходов бедных, как и роста реального размера пенсий, у нас целиком, без какого-либо остатка, съедает реальная инфляция, заступающая за 9-10% в год, которая в России, особенно для бедных и пенсионеров (12-15% в год), кратно выше официальной (6-7% в год). Удручает (и не только одних бедных и сирых) ещё более фундаментальный факт, заключающийся в том, что в действительности реальная зарплата, реальные пенсии и располагаемые реальные доходы, как таковые, за исключением побочных, подсобных и серых доходов, уже давно не растут вообще у всех 90-95% граждан России. На самом деле в России растут одни дивидендные барыши и «парашюты» богатых резидентов и нерезидентов, которые к реальным доходам граждан никакого отношения не имеют и, как полагается в нормальном обществе, должны бы квалифицироваться отдельно. Что, слабо или кому-то политически невыгодно так, как есть, или хотя бы более правдоподобно номинировать доходы наших и не наших в России?

Наконец, в качестве ещё одного перла Президент сообщает, что профицит, то есть положительное сальдо торгового баланса, у нас в отчётном году составит 146,8 млрд USD. Непонятно, это много или мало, с чем сравнивать, как понимать — это в целом неплохо, хорошо или всё-таки не очень хорошо? Ведь всем известно, что в прошлом году профицит нашего внешнеторгового баланса зашкаливал за 200 млрд USD. И в этом году он ожидался примерно на том же уровне. Однако и здесь, на последнем рубеже наших тылов, в отчётном году что-то пошло как-то не так: экспорт впервые за все 13 лет успешного путинского правления упал (и сразу на немало, на все 44 млрд USD), импорт забуксовал на точке замерзания, профицит в годовом исчислении сжался на целых 9%, резко ухудшились общие условия и климат внешнеторговых связей, в том числе и прежде всего со странами СНГ. Что оказалось особенно неожиданным, так это то, что, вопреки огромным усилиям и материальным тратам в истекающем году, не только забуксовал, но на радость этнократам всех мастей стал крениться в обратную сторону весь маховик евразийской интеграции, под прессом которого стали трещать не только потенциальные новые, вроде украинских, но и многие уже налаженные связи в рамках самого Таможенного союза, за что России в отчётном году пришлось заплатить намного большие деньги, чем она заплатила буквально на днях братской Украине.

Пытаться заместить весь этот негатив громадных потерь и упущенных выгод декоративными эффектами присоединения к нашему Таможенному союзу сегодня дружественных нам Армении и Киргизии (и, возможно, Монголии, и даже Израиля) и при этом игнорировать пусть и не самые лучшие шансы интеграции с Евросоюзом — дело заранее проигранное. Не отговаривать себя и других, а, напротив, присоединиться к возможному глобальному процессу интеграции всех стран СНГ с Евросоюзом (и в меру наличных сил и средств возглавить этот процесс) — вот разумный разговор и конструктивный подход к верному движению на этом пути вперёд.

На этом фоне не иначе чем ещё одним диссонансом (уже после комментируемой пресс-конференции) прозвучало заявление В. В. Путина на очередном заседании Высшего экономического совета глав России, Беларуси и Казахстана в Москве 24 декабря 2013 г. о переносе на год и более (с 1 января 2014 г. на неопределённую дату в 2015 г.) сроков запуска Евразийского экономического союза (ЕЭС), срыв которых, происшедший по вине чиновников Евразийской экономической комиссии во главе с ранее провалившим всё в нашей стране небезызвестным министром В. Б. Христенко и ещё более небезызвестной по этим делам в узких кругах Т. Д. Валовой, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев назвал безответственным, а президент Беларуси Александр Лукашенко — позором для всех трёх стран. Определённо, евразийская интеграция — это качественно новый шаг в будущее. Но ещё более определённо, что так и такими методами её не выстроишь. Очевидно: требуются и новые её механизмы, и новые её исполнители.

Дела с накоплением инвестиций и освоением опережающих технологий, развитием промышленности, транспорта, дорог и обновлением нашей в конец изношенной производственной инфраструктуры, не говоря уже о строительстве новых заводов и фабрик и системном создании на этой базе новых рабочих мест, в прошлом году, видимо, обстояли ещё хуже, раз у Президента не нашлось ничего прибавить к нарисованной картине.

Конечно, с нарисованной картиной, да ещё на большом и удалённом от всех кремлёвском экране (и к тому же прямо под Новый год), даже с нашими поправками, у Президента получается вроде всё неплохо и даже хорошо. Цены растут, но инфляция, оказывается, падает, денег ни на что нет, инвестиции сокращаются, а вывоз капитала, как никогда раньше, ускоряется, доллар и евро, как саранча, пожирают тающие золото-валютные запасы, рубль дешевеет, поборы растут, террористы и взяточники звереют, пустая казна, беспардонно залезая в ещё недавно неприкасаемые резервные фонды, материнский капитал и деньги будущих поколений, бесстыдно урезая жалкие социальные льготы и трудовые пенсии, посягает на последнее, бедность крепчает, народ безмолвствует, но жить в рисуемой нашим Президентом «потёмкинской деревне» становиться якобы всё лучше, жить становится веселей. На картине, возможно, всё так, проблем нет, концы с концами у наших чиновников сходятся, Рублёвка отдыхает.

Но как всё обстоит на самом деле? Как быть с реальными цифрами и фактами, которые изрядно портят навязываемую нам всем искажённую и откровенно надоевшую картину? Куда нам идти с нашей реальной жизнью и с нашими, как есть, реальными цифрами и фактами, которые её без прикрас отображают? Что с ними-то делать, куда их девать?

Как быть, например, с тем, что у нас более 80% наших основных фондов действительно и окончательно изношены и могут в одночасье системно обрушиться? Воевать, как с оппозицией, с ними? И при этом (при точном счёте учредителей наших предприятий, истинная принадлежность которых выявляется только в пятом, а то и более старшем колене) как быть с тем, что у нас почти такая доля наших капиталов, в том числе в банках, принадлежит не нам, а нашим, скорее всего, потенциальным врагам — нерезидентам — физическим и юридическим лицам США, Англии, Франции, Израиля, Италии, Германии и Голландии, действующим, а подчас и попросту бесчинствующим у нас, под прикрытием безродных подставных лиц и офшорных компаний? Как быть с угрозой, которую они создают не только нашему национальному капиталу, но и суверенитету нашей страны? Не потому ли в первую голову экономика нашей страны в принципе не улучшаема и в корне неэффективна, а её массовая база — малые и средние предприятия — на системной основе прямо на корню чахнут, пачками сгорают и навсегда исчезают с лица земли? Можно ли в таких зыбких условиях гарантировать нашу общую безопасность и прежде всего продовольственную безопасность как наиболее уязвимую?

Или как быть, например, с тем, что, располагая наибольшими в мире природными и интеллектуальными ресурсами, мы до сих пор освоили едва ли 15% их общего потенциала, а из освоенных по факту используем всего лишь их четвертую часть! Почему так мало и почему даже наши скромные былые уровни их использования сегодня непостижимо падают? Почему все рыночные активы России сегодня в разы недооценены, а все её пассивы и обязательства кратно переоценены? Как можно в таких просто кабальных условиях гарантировать и поддерживать эффективное развитие экономики России? Какие конкретные меры в первоочередном порядке должны быть приняты руководством страны (и без подсказок, буквально лично самим Президентом), чтобы в кратчайшем будущем, буквально здесь и сейчас, а не когда либо потом, когда никого из нас не будет, исправить существующее абсолютно ненормальное положение?

Почему в России бедность растёт? Какова главная причина? Коррупция или бесхозяйственность? Или бедность в России растёт в первую очередь потому, что человек в России получает лишь треть заработанного, а в мире — половину? Почему в России считают и кое-как помогают монетарно бедным и при этом игнорируют деградировавших, опущенных, обманутых и обездоленных людей, заброшенная армия которых сегодня превышает армию формально бедных? Ведь эти потерявшие самих себя люди в первую очередь нуждаются в милосердии и справедливой помощи, не так ли? Как их реанимировать и вернуть к нормальному труду и жизни? Не они ли (по сравнению с созданием до 2020 г. 25 млн новых модернизированных рабочих мест стоимостью 50 тыс. долларов каждое) должны рассматриваться как более высокий, а возможно, и главнейший из главных приоритетов страны? Мы ради кого радеем? Разрывы в доходах между богатыми и бедными в России зашкаливают за 18 раз (по неофициальным оценкам, за 40-50 раз), а по регионам России они ещё выше. Мировая норма — 7 раз. Сколько нам нужно ресурсов и времени и какие конкретно меры должны быть приняты нашими властями, чтобы исправить это унизительное положение?

Почему по всем швам, толком не стартовав, трещит евразийская интеграция? Почему мы как сообщество просвещённых граждан не способны настоять на том, чтобы привлечь и поставить во главе этой работы лучшие наши умы, в частности выдающегося нашего учёного-академика РАН О. Т. Богомолова, признанного во всём мире главу международной экономической интеграции, одного из её родоначальников? Почему наши власти скоропалительно отрешили от этой работы другого нашего выдающегося учёного-академика С. Ю. Глазьева, заложившего прочные основы для успешной работы Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана? Неужели лишь для того, чтобы освободить комфортные места международных чиновников нашим провальным министрам и сыто устроить некоторых отставных этнократов и таких же, как наши, провальных деятелей других стран? Мы имеем дело с недружественными кознями или с некими объективными причинами, которые составляют предмет некой тайны, которую нам не полагается знать?

Не поэтому ли по-настоящему реальных достижений в евразийской интеграции до сих пор нет или они призрачные и явно неадекватны тем огромным надеждам и затратам, которых они потребовали? Ведь созданный три года назад Таможенный союз трёх стран, вопреки заложенным в нём здоровым началам, по сегодняшний день для нас убыточен, а образованная на его базе Евразийская экономическая комиссия, только и « прославившаяся» за год работы во главе с приснопамятным В. Б. Христенко широко известными огромными тратами и корыстолюбивыми претензиями на расширение своих чиновничьих полномочий, направленными на упрочение собственного благополучия, толком сегодня по факту так и не заработала по существу и позорно провалила здесь всё, что только можно было провалить. В результате мы, вопреки многократным официальным заверениям, к началу 2014 г. так и не сумели образовать никакого Единого, по существу, не только реального, но и декоративного экономического пространства и, соответственно, запустить в работу не только на деле, но даже на словах Евразийский экономический союз. Вновь намеченный старт этого союза в 2015 г. предметно тоже никак не определён, а опять всего лишь виртуально обозначен.

Следовательно, не только в истекшем, но и в будущем году присоединяться, кроме декораций, по существу, не к чему и, стало быть, незачем! Если бы это было не так, сегодня, по факту, мы бы не являлись свидетелями не только почти полного отсутствия, но и полной потери интереса к евразийской интеграции. И не только Украины, как самого потенциального и вероятного, но прежде всего Китая, как ключевого партнёра, представляющего главную ударную мощь и основу основ всего могучего и неделимого евразийского интеграционного пространства, его всеобщий и никакими силами несокрушимый фундамент.

Действительно, с кем сегодня наяву и без узконационального умысла интегрироваться, что присоединять и к чему по существу присоединяться? К мнимым успехам убыточной российской экономики, запаздывающим во всём методам её реформирования и насквозь коррумпированным формам управления? Или к ещё более убыточной экономике других стран СНГ, её искорёженной до основания структуре и никак не реформируемой клановой системе управления? К фиктивному взаимному импорту и экспорту, в том числе белорусских и казахских товаров в Россию, их контрабанде и демпингу и неприглядным совместным этнократическим спекуляциям на завышении цен, тарифов и курсовых разниц? Или к убитым на корню былым высоким советским военно-промышленным технологиям и былым ещё более высоким стандартам специализации, кооперирования и комбинирования производства, о которых сегодня остались одни воспоминания? К руинам десятков тысяч в мирное время разрушенных заводов и сёл, изношенной до дыр технической и убитой до основания социально-экономической инфраструктуре? Вы кого-нибудь вне России заставите стремиться к генетически модифицированным продуктовым полкам или к вечным монетарным дефицитам и грубым страстям вокруг них? Можно ли стремиться к дикому имущественному и социальному неравенству, социальному дну, постоянным обидам и нарушениям прав человека, разгулу пьянства и наркомании, порождающими в России ежегодный миллионный рост бедности и деградации широких масс ещё недавно социально активных и здоровых людей? Или другие страны можно заинтересовать нашим социально искажённым образом и по факту падающими у всех (кроме воров и олигархов) уровнем и качеством жизни, чудовищной смертностью, которая в мирное время у нас на протяжении целых десятилетий превышает рождаемость? Или, наконец, какое-либо серьёзное взаимное внимание можно привлечь нашими (а вслед за нами и практически всех других, кроме Китая, евразийских стран) предпоследними местами в современных мировых рейтингах? Где конец вместе взятым наивным иллюзиям и хроническим и отталкивающим всех лжи и обману? Где та правда, которой только и можно следовать и к которой определённо будут присоединяться другие страны и народы?

Пределы евразийской интеграции сегодня именно здесь, и именно их в первую очередь надо преодолевать, чтобы ей по настоящему открыть все эффективные пути в будущее. Конечно, было бы неправильно считать, что никаких определённых заделов и светлых исключений на этом мрачном пути у нас нет. Безусловно, они есть, но мы характеризуем ситуацию в целом, одни частности без изменения целого нигде и практически никогда ничего не решают и, кроме утешений, ничего не дают.

Почему экономический рост на хронической основе у нас буксует? В стране хроническая рецессия и кризис чего — экономики или беспомощных форм управления ею, кризис управленческих мозгов? Может ли страна сплошного дефицита стоять, как стоят в Москве каждый день машины в пробках, при наличии всего необходимого для обеспечения и поддержания высоких темпов производства? Где действенные механизмы перехода от спада к подъёму? Где команда тех профессионалов, которые не на словах, а на деле способна обеспечить такой подъём? Почему уже давно отстранены от этой работы настоящие учёные, до деталей знающие своё дело, а её выполнение по-прежнему доверяется либералам, провалившим в России за 20 прошлых лет всё, что только можно было провалить? Что это, умышленное самодурство или системная ошибка? Кто персонально в ответе и когда начнёт платить по счетам?

Как нам реформировать нашу экономику, не разрушая хотя бы то, что осталось в промышленности высоких технологий, науке, образовании, медицине и культуре? Как заново выстроить в стране системный комплекс, включающий 12-15 тыс. заводов и фабрик нового уклада, на основе которого только и возможно выстроить по-настоящему независимую экономику и обеспечить устойчивый её рост, а не ограничиваться латанием дыр и созданием в год 12-15 вчерашних сборочных предприятий для окормления власть предержащих и беспробудно плестись в хвосте мировых цивилизаций.

Кто и что больше сегодня мешает у нас дельным реформам и искомому подъёму? Вот основные причины, перечисляемые по убывающей степени их важности:

— карающие кредитные и фискальные ставки, которые надо бы снизить вдвое: кредитные ставки с нынешних 12% до 6%, привязав их к индексам динамики инфляции; фискальные ставки (в интеграле) — с нынешних 55% до возможных 33% (для малых предприятий – 20%), при которых темпы экономического роста будут максимально ускоренно расти;

— неадекватное ослабление курса рубля и возможное резкое падение импорта высоких зарубежных технологий, в том числе технологий вторичного пользования, на которых сегодня только и держится на плаву вся наша относительно конкурентоспособная промышленность;

— отсутствие какой-либо системной экспертизы и неудовлетворительное тестирование и использование скрытых резервов производства, которые у нас по масштабам своего потенциала превосходят все другие вместе взятые факторы повышения темпов роста;

— неоправданный, в том числе коррупционный увод инвестиций и других дефицитных ресурсов, в том числе композитных материалов и IT-оборудования, с рынков производства на мнимо престижные рынки новаций, развлечений и шоу-бизнеса (три мировые Олимпиады, мировой чемпионат по футболу, АТЭС, Транссиб, БАМ, мнимые нанотехнологии, проекты пресловутого Сколкова и др.), поглотившие в истекшие годы до четверти всех дефицитных ресурсов и отбросившие уровни технического и экономического развития ущемлённых отраслей на рубежи прошлого века;

— низкий и далее убывающий уровень технологического, технического, экономического и социального проектирования, лицензирования и опытного тестирования запускаемых в производство проектов и образцов, порождающий их упрощённую унификацию, нарушение авторских прав, произвольную подмену, включая подлоги, и закономерно предопределяющий понижение уровня, качества и конкурентоспособности изготавливаемой на их базе продукции, абсолютное доминирование на современных рынках подставных производителей и суррогатных товаров и услуг.

Кто мешает в России преодолению этих административных помех? Само правительство РФ, которое эти помехи своими противоречивыми решениями как раз и создаёт! И поэтому не случайно, а вполне закономерно, что в Госдуме всё громче раздаются голоса об отставке этого правительства.

И всё-таки как нам быть с явно провальными итогами трудового 2013-го? И вообще, как нам быть с реальными оценками нашего общего, к сожалению, на сегодняшний день отнюдь не самого лучшего положения ни у себя дома, ни в целом мире, как есть? Умалчивать нельзя оглашать! Так, что ли? Не теряем ли мы свою привлекательность, отказываясь от таких реальных оценок? Не увеличиваем ли мы энтропию недоверия, не отталкиваем ли мы от себя многих верных друзей подозрениями о честности и достоверности наших оценок? Не пора ли и не выгоднее ли нам отказаться от культивируемой у нас практики исчислять и говорить полуправду и, как у врачей, во имя спасения, замалчивать и забалтывать правду? Не пора ли нам, как в суде, вести себя честно и достойно и, свидетельствуя на воле, без принуждения и без присяги, всегда и везде, независимо от сословной принадлежности и служебного положения, сообщать, заявлять и говорить правду, только правду и всю правду. Ведь правда во все времена и у всех народов, и в особом порядке на Руси, всегда, даже на войне, ценилась выше любого «благородного» вранья и лжи!

И при этом всегда было важно (а сегодня, быть может, ещё более, если не наиболее важно) и превыше всего ценилось (продолжает превыше всего цениться и теперь) народное умение так мудро и добропорядочно сказать правду, чтобы, несмотря на всю её горечь, никого не обидеть и не множить между людьми реактивные чувства подозрений, неприязни, злобы и мести. Как бы научить наших чиновников так достойно и такую драгоценную правду говорить нашему народу сегодня? Ведь более мощной силы, чем правда, на свете ничего нет! Именно благодаря ей и потому прежде всего наш народ выигрывал все самые страшные и лютые войны! Так почему мы так плохо и расточительно используем этот наш самый главный и драгоценный ресурс сегодня? Почему Ваши чиновники так скупо окормляют Вас, не говоря уже о нас, правдой? Почему у них правда, как последняя сирота, на привязи и в загоне? Кого они боятся? Или они знают что-то такое, чего мы принципиально не знаем и знать не можем? Так Вы скажите нам об этом! Ведь Вы Президент не чиновников России, Вы наш всенародно избранный Президент! Будь так, уверяю Вас (и это каждый честный человек Вам скажет), вопросов к Вам (и умных, и не очень) было бы в тысячи раз меньше, и жить, и работать и Вам, и нам стало бы намного легче! А так, как видите, нам приходится жить и кормиться одними вопросами, а Вам — одними ответами, которым несть числа (и не будет) и которые, как говорят в народе, несмотря на всю их важность, на хлеб не намажешь.

Вот какие вопросы, на мой взгляд, следовало бы задать (и я бы задал) нашему Президенту, и вот как я бы тогда ответил на них на его месте.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Время, деньги или жизнь!?
  • Политические итоги года в России. Что нас ждёт в 2014 году?
  • Кого опасаться больше?
  • Будущее… Откуда взялся кризис?
  • 5 забытых правил этикета


  • Top