Все новости » Китай » Права человека » Рискуя жизнью ради встреч с иностранными корреспондентами в Китае. Часть III

Рискуя жизнью ради встреч с иностранными корреспондентами в Китае. Часть III

    Юй Чао (слева), его сын Юй Гуйчжэнь (в центре) и его жена Чу Тун (справа) 18 мая 2013 года на параде Фалунь Дафа в Нью-Йорке, в китайском квартале. Фото: Yu Chao


    Один за другим, все, кто работал в команде, организующей интервью с западными СМИ, были арестованы.

    Юй Чао приговорили к 10 годам лишения свободы за организацию встреч с иностранными журналистами и создание зашифрованных каналов передачи информации, которые обеспечивали безопасную связь через Интернет.

    Жуткие пытки и цена обхода цензуры

    Юй Чао отправили в «центр юридического обучения», где его жестоко избивали в течение 11 месяцев. Центр был создан специально для промывания мозгов последователям Фалуньгун.

    «Они сильно били по рёбрам… Они были настолько разъярёнными, что, казалось, потеряли разум, — вспоминает г-н Юй. — Но в тот момент я не боялся. Я был счастлив. Я знал, что сильно помешал преследованиям».

    Тюремные охранники по очереди били его по лицу. Уши гудели от постоянных ударов. Но он улыбался и смотрел мучителям в глаза. Он спрашивал их имена, но никто не признавался.

    «Я смеялся и продолжал спрашивать их: „Вы смеете меня бить, но боитесь сказать ваши имена? Ваши матери знают, как вы зарабатываете? У вас есть девушки? Они знают, чем вы занимаетесь?”» — рассказал Юй Чао.

    Ему никто не отвечал. Мучители боялись его взгляда и поэтому стали тыкать пальцами в его глаза. Несмотря на резкую боль, Юй Чао продолжал смотреть им в лицо. Некоторые охранники потом били не так сильно.

    «В тот момент я почувствовал жалость к ним. Они просто выполняли приказы. У них не было своей воли, они не могли принимать решения самостоятельно, — считает г-н Юй. — Они трусы. Они не в состоянии были рассуждать».

    Некоторые охранники писали унизительные слова на листках бумаги, плевали на них и совали ими в лицо Юй Чао.

    «Я улыбнулся и сказал, что можно не переводить слюну, а использовать канцелярскую кнопку, чтобы прикрепить ко мне эти листки, как делалось во время культурной революции», — вспоминает г-н Юй.

    С 13 августа 2002 года по июль 2003 года его держали в центре промывания мозгов. «Много раз я не мог понять, реальность это или нет, — поведал он. — В течение двух месяцев мне позволяли спать только один час в сутки».

    Юй Чао был прикован наручниками к кровати. Вместо матраса были доски. Хотя его левый локоть был вывихнут во время побоев, охранники дёргали руки в разные стороны, чтобы приковать наручниками к кровати.

    «Это было так больно, что я покрывался холодным потом», — вспоминает он.

    Его ноги были связаны верёвкой. Он оставался в таком положении в течение четырёх дней. Он должен был испражняться в кровать.

    В течение следующих 100 дней ему иногда позволяли вставать. Мыться не разрешали. Ему давали лишь две чашки воды в день для питья. Он набирал воду в рот и сплёвывал в руки, чтобы умыться.

    Юй Чао просыпался каждое утро со слезящимися глазами. «Это были не эмоции. Слёзы были физической реакцией организма. Я не умывался очень долго, и кожа вокруг глаз затвердела».

    Ему не разрешали принять душ в течение пяти месяцев. Он говорит, что его кожа тогда напоминала рыбью чешую.

    С 21 июля 2003 года по 21 июля 2004 года его сажали в различные камеры. Некоторые были так переполнены, что около 50 человек спали в помещении площадью 40 квадратных метров.

    С 21 июля 2004 года по 20 февраля 2012 года он был заключён в тюрьме в Тяньцзине. Заключённых будили в 4:30 и выгоняли на холод зимой. После этого их заставляли «изучать» воспитательные материалы.

    Его опять не пускали в душ. Хотя никакие санитарные правила не соблюдались, заключённых заставляли обрабатывать пищу, которая шла в продажу. По словам Юй Чао, такое часто происходит в китайских тюрьмах.

    Некоторые из его сокамерников упаковывали руками торты, а он заворачивал леденцы. «Продовольственные товары, произведённые в Китае, на самом деле опасны для здоровья. Вы же не знаете, кто их делал и в каких условиях», — убеждён г-н Юй.

    Его заставляли заворачивать конфеты в обёртки так, чтобы было похоже на работу автомата. Для этого требуются значительные усилия, и некоторые оставались без ногтей, как рассказал г-н Юй.

    Он пережил зверские пытки. Например, его вынуждали слушать орущий динамик. Из-за этого его подташнивало и перехватывало дыхание. Динамик работал на полную громкость с 6 утра до 10 вечера каждый день в течение недели.

    В других случаях его заставляли чистить грязные места. «Цель была в том, чтобы разрушить моё достоинство», — считает он.

    Убежище в США

    После освобождения из тюрьмы в 2012 году он решил уехать из страны. «В обычной ситуации я бы не смог получить загранпаспорт, но власти облегчили мне процесс, потому что они не хотят, чтобы образованные люди, которые учились в Университете Цинхуа и побывали в тюрьме, влияли на людей в Китае», — сказал Юй Чао.

    Таким образом, он с женой и сыном смог приехать в Нью-Йорк 13 мая 2013 года. Они шли в толпе отдыхающих и деловых людей. Первоначально г-н Юй ничего не чувствовал. У него было эмоциональное онемение.

    Через пять дней его как будто ударило — он был свободен. Юй Чао и его семья несли вместе баннер на параде Фалунь Дафа во Флашинге.

    «Первый раз я почувствовал, что могу свободно дышать», — говорит он. После насильственной среды в Китае у него в настоящее время есть другая проблема, на этот раз в самом себе.

    Он пока не может спать на спине из-за травм, полученных во время пыток. «Но наиболее сложным стало не преследование. Самая трудная задача появилась позже, — утверждает он. — Я должен был убедиться, что не превратился в одного из них (тюремных охранников), что у меня нет ненависти и насилия в сердце. Настоящие злодеи были те, кто развязал преследование, а не те, кто исполнял их приказы бездумно».

    «Я хочу изменить и их сердца. Единственный способ сделать это — переубедить их, показав им, что можно жить без ненависти, как люди должны жить на самом деле», — убеждён Юй Чао.

    На момент интервью в Китае продолжаются аресты последователей Фалуньгун. Некоторые находятся сейчас в тюрьме, местонахождение многих неизвестно.

    Когда Юй Чао присел на скамейку в Брайант-парке, чтобы сфотографироваться, он тепло улыбнулся. Казалось, что 10 с лишним лет мучений не смогли отнять у него внутренний мир, ибо он нашёл смысл жизни. По его словам, это стоило всего того, что он пережил.

    Он подошёл к памятнику Гертруды Стайн в парке и спросил, кто она такая. Теперь он стал частью новой культуры, новой истории. И в своей новой жизни он собирается сделать всё, от него зависящее, чтобы помочь спасти последователей Фалуньгун, которых всё ещё преследуют в Китае. В его действиях и сердце не будет места мести.

    Часть I

    Часть II

     

    Версия на английском





    Top