Смена лиц в руководстве Китая в 2012 году


Китайские охранники у главного входа Чжуннаньхай, правительственной резиденции в Пекине (китайский Кремль). Фото: Го Чай Хин /AFP /Getty ImagesКитайские охранники у главного входа Чжуннаньхай, правительственной резиденции в Пекине (китайский Кремль). Фото: Го Чай Хин /AFP /Getty ImagesВ 2012 году компартия Китая (КПК) будет иметь нового лидера, а партийные руководители ещё раз поймут, что у них нет выбора, кроме как сотрудничать, даже когда за кулисами они дерутся между собой за власть.

Ху Цзиньтао стал генеральным секретарем КПК в 2002 году, сменив Цзян Цзэминя. Западные СМИ отметили, что состоялась мирная передача власти, и приняли это как знак того, что китайский коммунистический режим достиг прогресса в политическом отношении.

Однако внешность может быть обманчива. В 2002 году Ху Цзиньтао принял на себя руководство, но не всю власть, передаваемую обычно вместе со званием.

Пример Дэна

После смерти Мао Цзэдуна, коммунист Дэн Сяопин и семь других ветеранов партии, известные, как «восемь бессмертных» или «восемь старейшин», были центром власти в Китае. С Дэном во главе, как верховным лидером.

Эта небольшая группа людей решила подавить танками и пулемётами выступление студентов на Тяньаньмэнь с их требованием демократии в Китае в июне 1989. Они также решили устранить Чжао Цзыяна, в то время генерального секретаря КПК, который симпатизировал демократии и выступлению студентов. Хотя Чжао занимал самую высокую должность в партии, он находился в зависимости от милости или немилости этой небольшой группы за сценой.

Одним из основных «проступков» Чжао, явившимся преступлением в глазах Дэна, было приглашение бывшего президента Советского Союза Михаила Горбачева, а Дэн хотел иметь последнее слово в решении всех важных вопросов в политике Китая. Дэн в это время уже оставил все должности, которые занимал в иерархии КПК.

Дэн создал своего рода традицию: уходящие в отставку высшие руководители КПК имеют достаточно власти, чтобы выбрать следующего руководителя и управлять до тех пор, пока не умрут.

Дэн также создал традицию выбора своего преемника в команду, чтобы быть уверенным, что его семья будет защищена после его ухода. Он назначил преемником Цзян Цзэминя вместо свергнутого Чжао Цзыяна, а тот в свою очередь - Ху Цзиньтао.

Цзян, по примеру Дэн Сяопина, продвинул Ху Цзиньтао и имеет право влиять на любое решение руководства страны. Разница между Цзяном и Дэном в том, что Цзян показывался общественности при каждом удобном случае, напоминая, что он продолжает держать бразды власти в своих руках. Он присутствовал на многих публичных мероприятиях, на которых только мог.

Влияние групп

В китайском правительстве нет таких явлений, как оппозиционная группа в партии или оппозиция компартии. Однако, так же как и везде, люди «плетут свои сети», основываясь на опыте и жизненных обстоятельствах.

После смерти Мао, сформировались три основные группы, которые делили власть между собой.

Первая группа - «князьки». Это дети лидеров и ветеранов компартии. Например, Си Цзиньпин рассчитывает сменить Ху Цзиньтао в следующем году, а Бо Силай проводит свою кампанию, так как он один из членов Постоянного комитета Политбюро, оба они являются «князьками». Их родители были в высшем руководстве в эпоху Мао, и стали более влиятельными при Дэн Сяопине, так как были приближёнными.

Эти двое представляют собой самую правую привилегированную и мощную группу в сегодняшнем Китае, и политически, и экономически, и, самое главное, в военном отношении.

«Князьки» воспользовались возможностью экономических реформ Китая. Обогащаясь сами, и обогащая свои семьи и друзей, они не придерживались принципа «сдержек и противовесов», прописанных, к примеру, в Конституции США. Они считают себя естественными наследниками политической власти, а тем более, сейчас, когда растут финансовые потребности для защиты своих интересов.

Вторая группа известна как «туан пай». Это бывшие лидеры коммунистической лиги молодежи (комсомола), организации, которая создана для молодого поколения китайцев, чтобы те придерживались коммунистической доктрины и поддерживали КПК у власти.

Некоторые из них - «князьки», но большинство из простых семей. Эта группа людей стремится обрести политический вес, и предана компартии, в ней есть отдельные инициативные и харизматичные личности.

Ху Цзиньтао из этой группы, и многие её члены были повышены в партийной иерархии за последние несколько лет, в том числе, вице-премьер Ли Кецян. Эта группа пытается быть воспринятой широкой общественностью, как менее коррумпированная, и более прагматичная.

Третья группа - технократы. Как правило, они обладают широкими знаниями в области технологий, науки или экономики. Они поднимаются по служебной лестнице на высокие должности, политически лояльны к коммунистической идеологии, и имеют управленческие навыки. Типичными примерами являются бывший премьер Чжу Жунцзи и нынешний премьера госсовета КНР Вэнь Цзябао.

Они, как правило, прагматичны, и изо дня в день выполняют множество дел, используя огромный административный аппарат. Они часто обеспокоены решениями, принятыми на основе политических соображений или борьбы за власть, которые наносят ущерб стабильности экономике и обществу. Но они не имеют большого влияния на политические процессы в партии.

Делёжка власти

Эти группы не будут в открытую бороться за власть. Все они знают, что нужны друг другу, чтобы остаться у власти навсегда и защищать интересы своих семей. По их словам, они находятся в одной лодке и должны помогать друг другу. Они имеют общие интересы, и поэтому им придётся делиться властью.

Признание ими взаимозависимости не означает, что они не будут бороться друг с другом, и равнодушны к индивидуальной выгоде. Поскольку коррупция есть везде и на всех уровнях, то каждый имеет какой-то «промах». Идеальным инструментом для борьбы друг с другом и возможностью избавиться от политических противников и их союзников, является деятельность по борьбе с коррупцией.

Когда Цзян стал новым лидером партии, мэр Пекина Чэнь Ситун был «счастлив». Цзяну и в самом деле удалось заставить заместителя мэра, правую руку Чэня, Ван Баосеня, совершить «самоубийство», а потом он смог посадить в тюрьму за коррупцию и самого Чэня.

Такие игры заканчиваются, когда все согласны следовать «правилам» и не угрожают друг другу.

В следующем году должен уйти в отставку один из высших руководителей Китая, генеральный секретарь партии. Он надеется уйти так же, как Цзян. Во-первых, он хочет сохранить власть в качестве председателя Центрального военного комитета ещё на два года, а во-вторых - выбрать своего преемника.

Очевидно, он встретил определённое сопротивление приближённых Цзяна. Таким образом, мы вдруг увидели, что Лай Чансина заставили вернуться в Китай. (Лай бежал в Канаду). Он был объявлен «экономическим преступником», который принимал участие в массовых коррупционных деяниях и был связан с группой Цзяна.

Примерно в то же время, когда возвращался Лай, было объявлено о смерти Цзяна через сеть ТВ Гонконга. Какой бы ни оказалась правда о здоровье Цзяна, известие о его смерти было сделано властями, чтобы пустить слух.

Ху по-видимому, никогда не наберёт столько мощи, сколько было у Цзяна, когда тот был «у руля». Цзян имел преимущество, так как, когда умер Дэн, он ещё был лидером. Цзян считается по-прежнему живым, и Ху, возможно, уйдёт «на вторую линию», как говорят лидеры КПК.

Ни Ху, ни Цзян, в конечном счёте, не смогли подготовить следующее поколение лидеров. Сами кандидаты должны будут упорно бороться, чтобы получить власть. Например, Бо Силай, нынешний партийный руководитель в Чунцине, а также один из 24 членов Политбюро, продвигает кампанию в стиле Мао в Чунцине, возвращая наследие Мао для того, чтобы показать, что он воплощает истинный дух коммунистической партии.

Ван Ян, любимец Ху Цзиньтао, теперь главный партиец провинции Гуандун, одной из наиболее экономически развитых провинций Китая. Он хочет показать, что является истинным реформатором, сохраняющим принципы партии и продвигающим страну вперёд. В последнее время он даже позволил провести уличные демонстрации, на которых выкрикивали антикоррупционные лозунги.

В общем, мы не должны ожидать ничего, кроме компромиссов и регулирования баланса между этими мощными группами. Что будет с распределением власти, не имеет почти никакого отношения к жизни китайского народа. Когда-то появившаяся надежда на реальные перемены в коммунистической партии, в настоящее время исчезла.

Майкл Ян - китайско-американский писатель, проживающий сейчас в Вашингтоне, округ Колумбия. Он пишет о Китае и китайско-американских отношениях.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Этой зимой ешьте больше янских продуктов
  • На востоке Китая власти избили христиан домашней церкви
  • В китайском городе Цицикаре арестовали девятерых сторонников Фалуньгун
  • Тысячи китайцев протестуют против неэкологической электростанции
  • Китай: осада деревни Укан продолжается


  • Top