Сурама. Гайана


Часть I, Часть II, Часть III, Часть IV

Мы загрузились в старенький джип и поехали. Мелнор сообщил нам, что. прежде чем отвезти нас в лодж, мы поедем искать орла гарпию, самую грозную и сильную птицу тропических лесов Южной Америки. Я подумала, что мы, как всегда, проездим или проходим полдня и никого не увидим, поскольку дикие животные редко дожидаются посетителей. Увидеть их, не карауля днями в укрытиях, это большая удача.

Сурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruНажмите на фото, что бы открыть галерею!
Сурама. Гайана. Индейская девочка.Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Тропический ливень. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Бегом под дождем. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Скотный двор. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ruСурама. Гайана. Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ru

Но попытать счастья, конечно, стоило. Мелнор рассказал нам, что специально ходил по лесу, разыскивая гнездо гарпии. И нашел целых два. Одно находилось довольно близко, что означало полтора часа на машине и час пешком по тропе. А чтобы дойти до другого, пройти по лесу требовалось полдня. До ближайшего гнезда Мелнор проделал тропу и водил туда редких туристов-любителей природы, бог знает, какими судьбами попадающих в эти края.

Пока мы ехали, можно было любоваться на саванну, переходящую в лес. В придорожной канаве важно расхаживал огромный аист ябиру, подозрительно поглядывая на нас.

Но наше внимание, видимо, не доставляло ему радости, и он вышел из своей канавы. Постоял среди цветов, лениво разбежался, распахнул огромные белоснежные крылья, и улетел на другую сторону дороги, чтобы уйти вглубь саванны, недовольно щелкая клювом.

Начинался дождь. Прежде чем отправится в лес по тропе, нас завезли перекусить в один из домов по пути. В этой местности располагается сообщество индейцев под названием Сурама, что-то вроде деревни, но каждый дом находится друг от друга на расстоянии нескольких километров. Тем не менее, все они общаются, взаимодействуют и живут своей общинной жизнью, принимают туристов. В доме, в котором мы остановились, жила сестра водителя. Он заодно привез ей всякого провианта, и взял у нее бочку бензина, чтобы по пути забросить в другой дом. В этой местности нет ни единой заправки. Раз в месяц из Джорджтауна приезжает большой грузовик груженый топливом, и бочки с бензином передаются на попутках по всем маленьким деревенькам, разбросанным в джунглях.

Нас посадили в беседку и принесли сэндвичи и банановые чипсы. В это время дождь разошелся не на шутку, и превратился в настоящий тропический ливень. Маленькая девочка, дочка хозяев дома, радостно бегала под этим теплым дождем. А потом, промокнув до нитки, пригорюнилась и спряталась на веранде.

Дождь кончился быстро, капли засияли на цветных листьях тропических растений. Куры и собаки вылезли из своих укрытий и разлеглись просушиться на ярком солнце.

Природа торжествовала. А мы доели свои сэндвичи и банановые чипсы (которые оказались такими же вкусными, как и картофельные) и поехали по размытой дороге дальше в лес, на поиски птицы-гарпии. Ехали около 40 минут и вдруг, по одним Мелнору известным признакам, остановились. Поскольку мы приплыли сюда из Каранамбу на лодке и не заезжали переодеться и разложить багаж, одеты мы были совсем не подходящим образом для похода в джунгли. Ни длинных штанов, ни непромокаемых ботинок, все это было уложено в чемодан.

И дождевой плащ был рядом только один. Но решили не терять времени на распаковку и пойти так. Мы перелезли через лежащее вдоль дороги бревно, увитое растительностью, и оказались в зеленом сумраке леса. Тропинка была сильно размыта, и больше напоминала грязевое болото. По мере продвижения вглубь, опять начался сильный ливень. Рюкзак с фототехникой тащила я, и дождевой плащ достался мне. А себе и моему мужу Мелнор срезал два больших пальмовых листа, которыми они укрылись, как зонтиками.

Иногда на нашем пути попадались ручьи, мостиками через которые служили поваленные бревна, скользкие от ила. Чтобы не упасть в воду с такого бревна, в дно ручья Мелнор заранее натыкал прутьев, и за них можно было держаться, как за перила. В глубине леса раздавались разные странные звуки, кто-то свистел, пищал, кряхтел, стучал. Дождь лил то сильнее, то ослабевал.

Но вот он затих, и Мелнор объявил, что мы прибыли. Солнечные лучи пробивались сквозь плотную листву, а глянцевая от дождя зеленая поверхность листьев так и сверкала. Мелнор показал нам вверх. На вершине дерева, среди сплетения сучьев, мы увидели огромное гнездо, укрепленное на толстой ветке. Оно было пустым, и рядом никого не наблюдалось.

«Сейчас здесь живет птенец,-сказал Мелнор. — Он уже достаточно взрослый, и может самостоятельно летать, но от гнезда пока далеко не отлетает. Надо подождать». Он сделал нам знак, чтобы мы не шумели, и шепотом рассказывал нам, что он наблюдает за этим гнездом уже два года. Гарпии выводят всего одного птенца, который остается в гнезде около года. Первые два месяца мать кормит его каждый день, потом начинает прилетать все реже и реже, в возрасте 7 месяцев она приносит ему обезьяну или ленивца всего раз в пять дней.

В 10 месяцев птенец обретает самостоятельность и улетает, а мама гарпия откладывает в гнездо новое яйцо. Увидеть маму с обезьяной в мощных лапах мы и не мечтали, и в расстройстве топтались под деревьями в ожидании птенца. Но вот вверху раздался шум, и Мелнор на цыпочках стал обходить дерево, маня нас пальцем за собой. Он нашел место, где птенца было хорошо видно. Птенец сидел, грозный и большой, но еще по-детски взъерошенный, и удивленно на нас взирал, подняв свой белый хохол, похожий на корону.

Он неуклюже ходил по ветке, показывая себя, то с одного бока, то с другого, иногда презрительно поворачивался задом, не забывая при этом посматривать на странных двуногих существ, наблюдающих за ним с земли.

Так мы и смотрели друг на друга, пока опять не начался дождь. Пришлось сворачивать камеру, и возвращаться обратно, пробираясь сквозь вязкую топь.

На обратном пути, мы взмолились, нельзя ли откуда-нибудь связаться с внешним миром? Поскольку мобильная связь там отсутствует как вид, мы не давали о себе знать родственникам уже 3-й день. Связаться можно было по Скайпу. В одном из домов сообщества, гордо именуемом офисом, была установлена спутниковая тарелка, обеспечивающая связь с Интернетом.

Оттуда мы и смогли позвонить домой, и сообщить, что мы живы и здоровы, и узнать что у родственников тоже все хорошо. Теперь очень хотелось принять горячий душ, отмыться от тропической грязи и высушить вещи. Но в домике, куда нас привезли, горячей воды не было в принципе. И вообще обстановка была на удивление аскетической: две кровати и тумбочка. И еще пара крючков на стенах, да зеркальце в пластмассовой рамке.

Тут я и почувствовала свою зависимость от цивилизации, поскольку настроение сильно испортилось. Я вышла из дома, в надежде найти кого-нибудь, чтобы поделиться своим горем. Две женщины, Вероника и Кларисса, хозяйки этого лоджа тотчас пришли на мой зов, напоили горячим кофе и нагрели воды в большой кастрюле. Они посетовали, что в этом году погода делает сюрпризы, в январе не должно быть таких дождей, и должно быть значительно теплее. Кларисса даже пожаловалась, что она сильно мерзнет по ночам. Они были очень милые, эти Вероника и Кларисса, с интересом расспрашивали меня, кем я работаю, откуда приехала.

Про Россию они знали очень мало, можно сказать, что и вообще ничего не знали. Информация о том, что у нас много месяцев лежит снег и температура ниже нуля, повергла их в ужас. Из России мы были первые, кто посетил их деревню. К слову сказать, кроме нас в деревне туристов больше не было. Нам накрыли обед, который принесли в трогательных эмалированных кастрюльках, очень простой, рис, бобы и какое-то мясо. А на десерт порезанное манго. Пока мы ели, Кларисса сидела рядом и, подперев голову рукой, умильно смотрела на нас.

Из окон нашей избушки открывался сказочный вид на поле, как из сказки про эльфов и гномов.

Ближе к вечеру дождь, наконец, перестал, и снова пришел Мелнор. Мы пошли на короткую прогулку по этому сказочному полю. На нем паслись рогатые коровы, которые завидя нашу группу, оторвались от поедания травы и недовольно на нас уставились. Поскольку рога у них были длинные и острые, я приостановилась в нерешительности. Но коровы сами решили, что лучше от нас держаться подальше, и всем стадом ушли прочь. Трава была густо покрыта росой, и из нее выпархивали маленькие птички. На дереве, совершенно слившись с корой, сидел козодой.

Он подпустил меня довольно близко, видимо уповая на свое покровительственное оперение, но, в конце концов, его терпение кончилось, и он упорхнул из своего укрытия. Мы обогнули поле по большому кругу и вернулись обратно к избушке. Солнце быстро садилось.

Ужин нам принесли в тех же эмалированных кастрюльках. Ничего вроде бара, или сувенирного магазина не было и в помине. Мы спросили у Вероники, есть ли у них какие-нибудь напитки, кроме тех, которые нам подают на ужин. Оказалось, что есть и кока-кола, и ром, и пиво. Мы взяли бутылку рома, и предложили Веронике, Клариссе и Мелнору присоединиться к нам. К нашему удивлению и радости, они не отказались, и мы все вместе посидели, болтая о том, о сем, в этой глухой индейской деревушке, посреди джунглей и саванны, вдыхая запах тропической ночи.

На следующий день Мелнор повел нас взбираться на холм, поросший густым лесом. Чтобы дойти до этого леса, нужно было пройти через поле, пересечь островки домов сообщества. Жители домов приветливо махали нам руками и улыбались. А в одном из таких островков даже была школа. По деревьям прыгали и хрипло кричали попугаи. День выдался жарким и безоблачным.

Мы дошли до леса и шагнули под его своды. Я очень люблю тропический лес. Это очень сложный, но в то же время удивительно гармоничный организм, сочетающий в себе миллионы видов живых существ, каждый из которых борется за свое место под солнцем, за продолжение своего рода, и делает это своим, уникальным способом, не похожим на остальные. Вот, например, гнездо колибри, больше похожее на паутинку и свитое на краешке листа. Из этой невесомой конструкции выпорхнула наседка, а внутри мы обнаружили два крохотных яйца.

И оказалось, что многоножки – очень заботливые матери, они охраняют кладку, пока не вылупятся личинки. А растение геликония имеет полые в основании листики, в которых скапливается вода и дает дом и пищу для многих насекомых.

Лесная тропа пошла вверх, и из земли стали как будто бы прорезаться скалы. Около тропы рос удивительный гриб в кружевном покрывале. Этот гриб живет всего несколько часов, если бы мы прошли тут после обеда, его бы уже не было.

Идти вверх было трудно. Чтобы понять, что такое взбираться в гору в тропическом лесу, надо представить себя в турецкой бане-хамам. К тому же в тяжелых ботинках и с рюкзаком. К счастью путь был недолгий, и довольно скоро мы вышли на вершину холма.

Долина с редкими домиками Сурама была как на ладони. Мы сели на камнях, чтобы перевести дух и полюбоваться открывшимся видом.

Наш гид Мелнор – самый лучший гид-натуралист из тех, с кем мне доводилось встречаться. Он единственный не отрабатывал с нами оплаченную программу, а старался поделиться своими открытиями и знаниями, испытывая искреннюю радость от нашего удивления и восхищения. А знаний о природе у него было предостаточно. Он мог подманивать разных птиц, имитируя их голоса, все знал о тропических растениях и деревьях, об их медицинских свойствах, мог разглядеть совершенно невидимых для неопытного глаза животных. Я очень горжусь тем, что мне посчастливилось пообщаться с таким человеком.

А на обратном пути мы видели удивительный брачный танец бабочек. Большие и яркие, они то описывали невидимый круг, то опускались по спирали вниз, то вдруг начинали летать волнами. Этот ритуал продолжался долго, и мы стояли завороженные, не смея оторваться от волшебного представления природы.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Священная долина Катманду
  • Остров Корсика. Часть 2
  • Остров Корсика
  • Остров Бали – райский уголок
  • Стратфорд-на-Эйвоне, где родился Шекспир


  • Top