Дружок


Дружок. Фото: Наталия КоростелёваДружок. Фото: Наталия КоростелёваМаруся нашла его в лесу. Он был такой маленький, этот щенок с белыми подпалинами на черной шелковистой спинке, что легко поместился в кармане её старого плаща. Как он оказался в лесной чаще, куда Маруся пришла за шиповником, она так и не узнала, но с тех пор они не расставались.

Маруся к колодцу за водой, и Дружок, семеня короткими лапками, за ней. Она полоть картошку, и он тут, как тут. Сидит на грядке, помахивая хвостиком.

Она в контору мыть полы, и щенок следом – мешается под ногами, хватает мокрую тряпку зубами.

Два года пролетели в размеренной дневной работе, в тихих вечерах перед телевизором или за книжкой. В совместных прогулках за деревней, где подросшему веселому Дружку – раздолье, а Марусе – тишина и воспоминания.

В сентябре приехала из города дочь Ольга.

– Собирайся, мама, хватит одной мыкаться. И тебе тяжело, и мне помощь нужна. Лиза в первый класс пошла. А у меня работа.

Собрались быстро. Продали комнату в совхозном доме, навязали узлов. Маруся робко заикнулась: можно Дружка с собой?

– Что ты, мама, – сказала Ольга. – У нас квартира, а от него грязь.

Дружок долго бежал за машиной, лаял недоумённо, звал Марусю. Она сидела, опустив голову, не оглядывалась.

–Ишь ты, – сказала дочь, – бежит, не отстает…

Маруся промолчала. Перед глазами – весёлая черноносая мордочка, блестящие глаза. Дружочек мой, как же ты без меня? Соседка обещала присмотреть. Доведётся ли ещё увидеть?… Господи, больно как в сердце…

В городской квартире Марусю поселили в детской, вместе с внучкой Лизой. За хлопотами, готовкой, уборкой проходили дни. Восемнадцатилетний внук Димка заметил – с бабаней что-то неладное. Молчит, всё к окну подходит, глядит на улицу, по которой уже гуляют первые метели. И лицо такое грустное, тёмное, и глаза смотрят как будто сквозь тебя… что-то своё видят…

–Бабаня, ты чего? – спрашивает Димка. – Болит что-нибудь? – Нет, – качает головой Маруся. – Устала… – Собака у неё в деревне осталась, – тихонько сказала мать вечером.

– Приблудная. Дворняжка. Ну, куда её в квартиру? Грязь одна. Вот бабушка и тоскует. Ничего, пройдет. К чему эти собаки? Внуки вон есть.

Лизонька давно уже спит в своей кроватке. А к Марусе сон не идет. Вспоминает маленькое, тугое, дрожащее от радости тельце. Искупала, как принесла из леса. А он всё ластится, выскакивает из полотенчика, не дает вытереть. Намочил пол кругом. Молоко лакает так забавно, на неё, Марусю, поглядывает. Мол, не жадничай, ещё наливай. Лапки толстые, неуклюжие.

Жив ли еще? Может, прибили давно. Может, нет его уже, а всё помнится.

Ночь беспокойная за окном. Память старушечья – цепкая, неумолчная. Лишь под утро засыпает Маруся. И всё снится ей комнатка в деревенском бараке, беленая печка, и на порожке свернувшийся калачиком Дружок.

Проснулась от лая. Сон ещё снится – подумалось. Но лай всё громче, всё звонче.

Маруся встала с постели, прислушалась. Что это? Боже, это же…

Дружок, худой и грязный, влетел в комнату, прижался к её ногам, дрожит. Она гладит его, поднимает глаза на внука… Димка смеётся.

– Вот, бабаня, съездил в деревню с другом на машине. За ночь обернулись. Привез тебе твоего Дружка.

И мужским, не терпящим возражений голосом сказал матери, стоящей на пороге.

– Теперь пусть здесь живёт, с нами.

Ольга прищурилась, помолчала. Улыбнулась.

– Конечно, мама, давай его искупаем. И пусть живет.

Проснулась Лиза, вскочила с кроватки.

— Ой, собачка!

Зазвенело за окном весёлое морозное утро.

Родные мои, — подумала Маруся. – Как хорошо, как спокойно жить на свете!..


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • «Бурановские бабушки» изучали азербайджанский язык
  • Выставка «Культ красоты» рассказывает о Викторианской эпохе
  • «Отдам жену в хорошие руки»: задумка заботливого шовиниста
  • Всемирный день танца в Иркутске
  • «Счастливчик» — смелость последовать за судьбой


  • Top