Одноклассники


Одноклассники. Фото: THOMAS SAMSON/AFP/Getty ImagesОдноклассники. Фото: THOMAS SAMSON/AFP/Getty ImagesСобытия последних дней…. Да, собственно, никакие не события. На меня напала простуда, банальная, противная. С зашкаливающей температурой, которой не было уже лет двадцать, с кашлем, который, казалось, оторвал все мои внутренности, с насморком и остальными гадостями в виде слабости и, вследствие этого, бездеятельности. Пришлось лежать. Утомительное это занятие, скажу я вам, лежать тогда, когда знаешь, что дел невпроворот. Сил только хватает открыть ноутбук, проверить почту, пролистать мимоходом странички на сайтах и всё… Дрожь в коленках, испарина от температуры и слабости опять гонят меня в постель.

На днях дочка занесла мои данные в популярную сеть «Одноклассники», вернее, зарегистрировалась сама под моим именем. Что-то в этом сообществе случаются частые взломы страничек и разные недоразумения. На моё безразличное отношение к будням этого сайта, она съязвила:

– Ты же любишь вспоминать людей, с кем тебя жизнь сводила? Я тебе покажу, что к чему, найдёшь своих одноклассников, сослуживцев. Пообщаетесь.

Вот уж, правда, вспоминать люблю. А кто не любит? Почувствовав себя лучше, выпив чашечку чая с мёдом, я стала рассматривать опубликованные фото на сайте, тщетно стараясь найти знакомые лица, фамилии. Мои

одноклассники моя страница, а пестрит одной молодежью.

Ясное дело, время летит, мои одногодки давно уже дедушки и бабушки. Им не до сайтов. Но нет, знакомая фамилия, в скобочках фамилия супруга, тоже нашего одноклассника. С радостью пишу сообщение: «Танюшка, привет!». Всё! На большее сил не хватило. Постель, тёплое питьё, таблетки, воспоминания…

Наталья Сергеевна

Учительницу по русскому языку и литературе Наталью Сергеевну мы все вначале боялись. Но не долго — только в первый год. Зато потом, по мере взросления, наша боязнь переросла в большое уважение. Статная, с аккуратной высокой причёской, со стопкой тетрадей и длинной указкой в руке, она буквально влетала в класс. Что ж — фронтовичка! Немного нервная, частично потерявшая слух из-за фронтовой контузии, она говорила громко и резко, как командир на плацу. На её уроках всегда было тихо — образцовая рабочая обстановка. Набедокурить не удавалось никому. Знали — могла приложиться указкой, да так, что мало не покажется! С нами она никогда не сюсюкала, но мы понимали, что, несмотря ни на что, она нас любит, и не обижались на её строгость.

В конце учебного года, к всеобщему огорчению, Наталья Сергеевна сообщила, что уходит на пенсию, и в восьмом классе у нас будет другая учительница. Мы тепло попрощалась с нею. Нам искренне было жаль расставаться, потому что для таких разгильдяев, какими мы были в то время, лишняя строгость в учении была только во благо.

Летом к нам домой приехала дальняя родственница. Она поступила в техникум, и очень радовалась тому, что теперь живёт самостоятельно, вдали от постоянной опёки родителей. Мы с ней подружились. На правах старшей она взялась меня по-своему воспитывать. Так бывает в этом возрасте. Общаясь, мы часто говорили о своём, девичьем. Философствовали.

В середине лета мы с подругой поехали по своим делам. Из окна троллейбуса, на одной из остановок, я увидела Наталью Сергеевну. Заметив меня через окно, она улыбнулась так, словно давно ждала этой встречи. Приветливо махнув рукой, давая понять, чтобы я её дождалась, она вошла в переднюю дверь салона.

– Наталья Сергеевна, идите сюда! - крикнула я, помахав ей рукой.

– Кто это жаба? Чего ты её зовёшь сюда? – довольно таки громко и грубо стала спрашивать подруга.

Я не успела опомниться, ошарашенная её словами, как она встала и, взяв меня за запястье, потянула к выходу из троллейбуса. Выйти мы не успели. Я стаяла, прижатая к поручню столпившимися людьми, вся красная от стыда и непонимания происшедшего. Мне казалось, что Наталья Сергеевна услышала её слова, хотя это было, конечно, не так. Стало неловко за подругу, за себя:

– Это моя бывшая учительница. Зачем ты так? – пыталась я объяснить подруге, сделав попытку в то же время пройти назад к уже сидевшей учительнице.

– Нет, ты точно дура! Зачем она тебе? А если сейчас при всех начнет спрашивать о твоих оценках? Ты, что отличница? Тебе это надо? Уволилась? На пенсии? Пусть отдыхает!

– Ну, ей же интересно, она мне помогала…, – говорила я, пытаясь вырваться из её цепких рук.

В сутолоке я видела, как Наталья Сергеевна с недоумением и сожалением оглядывается по сторонам, разыскивая меня.

– Пошли отсюда! Всё! Мы выходим! Ты ещё такой ребёнок! Мне стыдно с тобой рядом находиться, – она буквально вытолкнула меня в открытые двери троллейбуса на следующей остановке.

Троллейбус уехал, а я стояла обескураженная поведением подруги, злая на себя за то, что, пусть не по своей воле, но переступила какую-то невидимую черту. Мне казалось, что я невольно обидела достойного человека, и от этого на душе сталотяжело.

Остаток летних каникул я старалась ездить этим же маршрутом, в надежде встретить Наталью Сергеевну ещё раз, и попытаться объяснить ей, что троллейбусная суета вытеснила меня, что на самом деле я очень была рада встрече с ней…

Но я так и не встретила её. Пролетели каникулы, а первого сентября я узнала, что через две недели после нашей встречи Наталья Сергеевна умерла. Так больно, стыдно и обидно мне ещё никогда не было.

Последняя встреча со старой учительницей оказалась для меня и последним её уроком. На нём я сама себе выставила оценку. С той поры я хорошо усвоила, что не стоит идти на поводу у кого-либо, а делать то, что подсказывает твоя совесть. Иначе долгие годы придётся жалеть о том, что ты могла сделать доброе дело, и не сделала.

С подругой мы расстались, и я редко вспоминаю о ней. А растерянный, ищущий меня взгляд учительницы запомнился на всю жизнь.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • «Право на „лево“» — вариации на тему
  • Линдси Лохан сыграет Элизабет Тейлор в биографическом фильме
  • Фразеологизмы, или почему мы так говорим
  • Гигантские куклы в одиссее «Титаника». Фоторепортаж и видео из Ливерпуля
  • Еревану официально передали статус «Всемирной столицы книги 2012»

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top