Предоставлено Группой из двух фотографов (Una banda de dos photography) | Epoch Times Россия
Предоставлено Группой из двух фотографов (Una banda de dos photography)

Фотографы запечатлели жизнь оленеводов, живущих на границе Монголии и Сибири

Законы Монголии о сохранении тайги угрожают выживанию общин дукха
Автор: 06.06.2022 Обновлено: 06.06.2022 11:30
Вдохновлённые упорством народа дукха — общины семей оленеводов, живущих в суровых условиях на границе Монголии и Сибири, — два испанских фотографа отправились в этот далёкий, негостеприимный край, чтобы встретиться с этими семьями, сфотографировать их и поделиться их образом жизни с миром.

Оба уроженца Леона (Испания), 52-летняя медсестра Сандра Баллестерос и 55-летний банковский служащий Мигель Селис Пуэнте отправились на встречу с дукха в сентябре 2019 года.

«Осталось всего около 40 оленеводческих семей, разделенных на две группы, одна из которых находится к западу от Цагаан Нуур, а другая — дальше на север, на границе с Россией, — рассказала Сандра изданию The Epoch Times. — Добраться до народа дукха — задача не из лёгких».

Путешествие пары в Цагаан Нуур из Улан-Батора, столицы Монголии, было организовано специалистами экспедиции «Ветер Монголии». Путешествие включало три дня на автомобиле по дорогам и грунтовым тропам. Оттуда они продолжили путь пешком и верхом на лошадях, чтобы пересечь Дархадскую впадину.

«Дукха ведут полукочевой образ жизни и, в зависимости от времени года, могут находиться в глубине тайги, поэтому мало кто решается посетить это отдалённое место», — говорит Сандра.

Однако для Сандры и Мигеля их фотографии подразумевают тесный контакт с объектами съёмки. По их словам, это очень важно «для достижения того соучастия, которое позволяет нам разрушить барьеры и позволить эмоциям выйти на поверхность».

Во главе с проводником Батом и командой всадников они благополучно добрались до поселения Дукха. В течение следующих пяти дней их проводник помогал им установить контакт с принимающей семьёй Дукха, пока вокруг них падал первый снег.

Рассказывая об их культуре, Сандра поделилась, что община дукха состоит из двух-семи кочевых семей, называемых олал-лал, что на тувинском языке означает «они». Они переходят из лагеря в лагерь в поисках пастбищ для своих оленей, которые питаются лишайником, растущим только в очень холодных местах, поэтому они вынуждены переезжать несколько раз в год.

Олени — основа существования их пастухов, поскольку они получают от них молоко, мех и рога; однако они не едят их мясо. Вместо этого, дукха охотятся на кабана, оленя и лося, дополняя свою пищу солёным чаем из оленьего молока, йогуртом, сыром и кукурузными лепёшками.

Зимой температура опускается до минус 40 градусов. Чтобы защититься от холода, дукха носят традиционные «дил» — похожие на туники пальто длиною ниже колен, которые запахиваются на одну сторону, а затем застёгиваются на пояс.

Для обуви дукха используют оленью кожу или мех животных, на которых они охотятся, таких как кабан, олень и некоторые лоси. Однако сейчас многие стали покупать резиновые сапоги вместе с мукой, солью и сахаром в близлежащих городах Цагаан Нуур или Морон.

Дукха живут в конических вигвамах, построенных из палок и шкур — сейчас большинство из них покрыты брезентом — с дровяными печами внутри. В некоторых из них есть деревянные полы для изоляции, но во многих нет.

«Температура внутри приятная, пока длится жар от дров, который расходуется очень быстро, затем холод пронизывает как нож, — говорит Сандра. — Батареи фотоаппаратов разряжаются при минусовой температуре, поэтому иногда нам приходилось держать их в тепле между одеждой».

«Но опыт жизни с этими людьми посреди леса стоил того, несмотря на холод и трудности, связанные с тем, как туда добраться».

Сандра «с особой нежностью» вспоминала последнюю ночь, которую они провели с одним из хозяев Дукха по имени Дабааб и его женой Гантуи.

«Мы привезли с собой колбасу и вино с нашей земли и делились с ними, пока пели у дровяной печи, — сказала она. — Это был очень трогательный момент».

Во время своего пребывания Сандра и Мигель также узнали, что дети дукха учатся ухаживать за оленями с самого раннего возраста. Девочки и молодые женщины доят оленей и готовят йогурт, сыр и чай, а мужчины, молодые женщины и старейшины помогают пасти оленей.

Некоторые мужчины-дукха остаются со своими оленями на всю зиму, перенося низкие температуры на улице, чтобы защитить свои стада от волков и других хищников.

Однако действующие законы монгольского правительства о сохранении тайги угрожают выживанию общин дукха, запрещая им охотиться на некоторых животных, заготавливать дрова для костров и свободно пасти скот. Численность как оленей, так и дукха сокращается.

Решимость дукха сохранить свои традиции и их способность выжить в таких враждебных условиях заставила Сандру и Мигеля поделиться своей историей в виде трогательной фотосерии и открыть дебаты:

«Что должно преобладать, — задалась вопросом Сандра, — защита леса или люди, которые на протяжении многих лет считают этот лес своим домом и зависят от него и его ресурсов, чтобы выжить?».

Сандра и Мигель купили свою первую камеру вместе более 25 лет назад и путешествовали в течение десятилетий в «непрерывном поиске» новых способов понять обычаи, культуру и жизнь, отличные от их собственных. Они специализируются на портретной съёмке.

«Наша фотография развивалась вместе с нами, потому что уже стала частью нас самих, — говорит Сандра. — Со временем мы усовершенствовали свои технические средства, но страсть к пониманию и запечатлению других культурных реалий осталась неизменной».

Сандра и Мигель делятся своими фотографиями на своём сайте.

Ирина Волкова — обозреватель и журналистка The Epoch Times, специализирующаяся на интересных, ярких и вдохновляющих историях со всего мира.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА