Все новости » Мнение » Точка зрения » В сфере ОПК России политическая воля сильнее санкций

В сфере ОПК России политическая воля сильнее санкций

Президент РФ В. Путин 14 мая заявил по поводу импортозамещения в сфере ОПК (оборонно-промышленного комплекса): «Мы должны сделать всё, чтобы всё, в чём нуждается ОПК, производилось на нашей территории, чтобы мы ни от кого не зависели ни по одной линии переоснащения армии, флота на новые системы вооружения». Президент отметил, что необходимо предпринять усилия для безусловного исполнения гособоронзаказа, эффективного использования финансовых ресурсов, которые выделяются на перевооружение армии и флота (20 триллионов рублей и 3 триллиона — для переоснащения ОПК).

Комментируя слова президента, Владимир Гутенев, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по промышленности, сказал: «Я бы просил коллег не воспринимать слова президента буквально, и речь идёт не о полном импортозамещении, а о нахождении разумного компромисса между международной кооперацией и импортозамещением».

В наши дни ни одна страна мира не обеспечивает полностью свою потребность в электронной компонентной базе (приборах и электронике). Задача РФ в настоящий момент состоит в обеспечении экономической и национальной безопасности, с точки зрения стабильного выполнения гособоронзаказа.

Импортозамещение мотивирует развитие отечественной оборонной промышленности. Все производства смогут перейти на «доверенное оборудование», свободное от не декларируемых возможностей. «Ни в микросхемах, ни в программах, ни в иных комплектующих не должно содержаться не декларируемых возможностей. Это важно не только для оборонки, это важно для объектов критической инфраструктуры — напорно-гитротехнические сооружения, объекты нефти- и газопереработки, линейные сооружения», — комментирует Владимир Гутенев.

По словам эксперта, сейчас складывается благоприятная ситуация не только для импортазамещения, но и для коррекции отношений с нашими союзниками. Будет происходить передача ряда компетенций между нашими партнёрами — это большой экономический и политический резерв. Проводить импортозамещение в сложившейся обстановке придётся более динамично и проблем по большинству позиций не возникнет.

Незначительные финансовые издержки компенсируются развитием новых производств, качеством продукции и, соответственно, большими прибылями.

«Нам сейчас хватает мобилизационных, кадровых и финансовых ресурсов для устранения проблемных мест. Остроты не вижу. Задачи, поставленные президентом, по плечу ОПК и будут выполнены», — подвёл итог Гутенев.

Происходящее последние месяцы на границе России и Украины и реакцию на это США и Европы можно расценивать как реставрацию времен холодной войны, по словам экспертов, причём в самом худшем её варианте. Это время острого противостояния. Россия сейчас — принципиально иная страна. В условиях кризиса на Украине партнёры на Западе показали себя не с лучшей стороны. Под сомнение поставлены все партнёрские связи и их дальнейшее развитие. Военно-технические и кооперационные связи в сфере ОПК разорваны.

В таких условиях РФ находит новых партнёров и рассматривает Китай как ключевого союзника. Сейчас многие эксперты называют визит Путина в Шанхай крайне удачным, так как были намечены контуры вариантов стратегического сближения экономик наших стран.

Обещанные 3 и 4 этапы санкций в отношении России могут быть введены произвольно, без доказательной базы. Ограничение импорта и возможности покупки Россией электронно-компонентной базы, приобретение станков, микроэлектроники ведёт к искусственному удушению российской экономики.

«Мы видим, что, к сожалению, под давлением США Украина прекратила партнёрство с Россией. На 100% оплаченные заказы — комплектующие для ряда оборонных предприятий России — задержаны таможней Украины. Грузы накапливаются на складах. Такая ситуация бьёт рикошетом и по оборонной промышленности Украины, так как других рынков сбыта, кроме российского, она не найдёт», — комментирует ситуацию директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко.

Сроки решения проблем импортозамещения обозначены президентом в пределах двух, двух с половиной лет. Переход может быть нелёгким и не комфортным, но самое главное — не смертельным для российского ОПК. Вполне возможно, что место Украины в военно-технической сфере  займёт республика Беларусь. Лукашенко во взаимодействии ОПК двух стран зарекомендовал себя как надёжный партнер. Расчёт делается на то, чтобы подавляющее большинство комплектующих, поступавших ранее из Украины, производить в Белоруссии. Существует ряд инвестиционных программ для российских холдингов и корпораций, которые помогут наладить производство комплектующих на нашей территории.

«Попытки влиять на изменение политического курса России за счёт введения режима санкций, на мой взгляд, абсолютно бесперспективны. Надо учитывать, что такая политика не принесёт дивидендов, а, наоборот, поставит западных производителей в затруднительное положение», — добавил Коротченко.

Разоблачения, сделанные Эдвардом Сноуденом, касались лишь малой части опасностей, с которыми сталкивается мир и Россия. Закупка электронно-компонентной базы на Западе несёт два крупных риска — наличие в микросхемах, электронных устройствах программы и аппаратных закладок. Их могут активировать в любой момент путём внешнего электронного воздействия. Это может привести к тому, что будут выведены из строя важные комплексы вооружений в нужный момент. Эта опасность не преувеличена. Вспомним классический пример, когда Хусейн укреплял свою систему противовоздушной обороны путем закупки радаров контроля воздушного пространства и зенитно-ракетных комплексов во Франции и в других европейских странах. В момент начала военной операции по свержению режима Хусейна вся система ПВО Ирака была выведена из строя путём внешнего воздействия.

Сейчас для России критически важны масштабные работы, проводимые крупнейшим оборонным холдингом «Росэлектроника». Создаётся собственный национальный сегмент производства широкой номенклатуры электронных изделий, в том числе и для ОПК. В рамках холдинга созданы крупные научно-технические объединения, каждое со своей узкой специализацией.

Ставки уже сделаны на партнёров азиатско-тихоокеанского региона. Помимо Китая есть ряд динамично развивающихся электронных центров.

«Бытует мнение, что электроника из Китая не надёжна. Можно привести пример, как в 2013 году в США был опубликован отчёт ФБР, в котором говорится об истребителях пятого поколения F22, где стоят китайские компоненты, промаркированные американскими производителями. Это лишний раз говорит об уровне компетенции электронной промышленности Китая», — заметил Игорь Коротченко, однако не уточнил, как в этом случае будет решена проблема не декларированных возможностей. Китайская электроника славится всевозможными закладками и устройствами для сбора данных.

Коротченко также отметил, что для выполнения задачи, поставленной президентом, есть все условия: финансовая составляющая и политическая воля.

Представитель «Росэлектрники» Арсений Брыкин пояснил, что возникли новые реалии, в свете которых мы вынуждены в некоторых сегментах импортозамещения ускоряться и прибегать к нестандартным действиям. Основные системы государства, зависящие от электронных компонентов, такие как ядерные системы и спецсвязь, уже давно обходятся российскими комплектующими. Сейчас мы готовы во вполне понятный нам период времени с вполне осознанными ресурсами справиться с поставленной президентом задачей, считает Брыкин.

«Совершенно невозможно изолировать страну от промышленной кооперации, так как глобальные цепи поставок делают взаимозависимыми практически все страны в рамках субъектов экономической деятельности этих стран. Проектировать устройство могут в одной точке мира, производить во второй и потреблять в третьей. Мы, конечно, понимаем, что вряд ли будем производить всю необходимую номенклатуру. Мы сотрудничаем и с Юго-Восточной Азией, и Европой. Однако наша позиция такова — то, что касается проектирования и дизайна, должно быть на территории РФ », — пояснил Брыкин относительно санкций против России.

«Росэлектроника» реализует более 70 инвестиционных проектов, которые были начаты ещё до последних трагических событий и последствий. Программы технологического перевооружения и строительства производств были утверждены намного ранее, еще в 2006- 2008 годах.

Все нынешние мировые события стали поводом для решения вопроса импортозамещения. Однако эксперты из совета Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ многократно обращались через министерство обороны к ОПК с заявлениями — или вы нам дайте то, на что мы покажем пальцем, или мы купим всё нам необходимое на зарубежном рынке. В 2012 году по поручению председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ экспертный совет подготовил и представил доклад «Россия как импортёр вооружений. Вызовы и возможности». Основные выводы доклада свелись к тому, что, учитывая геополитическое положение России, необходимо максимально отказаться от закупки конечных образцов вооружений и военной техники. Необходимо перейти к политике кооперации с иностранными партнёрами и развитии производств на территории РФ.

Выводы комиссии были услышаны президентом РФ и нашли поддержку у него и правительства. Было свёрнуто множество контрактов по покупке вооружений и техники. Сейчас существует единственный действующий контракт по поставке десантного вертолётоносного корабля типа «Мистраль» из Франции. В планах поставки два судна, они уже числятся в ВМФ России как ДВКД «Владивосток» и «Севастополь». Стоимость контракта 1,12 млрд евро, и более 700 млн евро уже выплачено Россией. Первый корабль должен быть поставлен в 2014 году, второй — в 2015. «Аннулирование сделок по судам "Мистраль" входит в третий пакет санкций против России, сейчас мы находимся на втором "уровне"», — заявил министр МИД Франции Лоран Фабиус.

Недавние письма двух американских конгрессменов в НАТО о необходимости приостановить сотрудничество Франции и России в создании «Мистралей» в первую очередь надо рассматривать, как желание ослабить французские ОПК и экономику. Чисто экономическая выгода. На виду все жестокие схватки за контракты по оружию, которые очень финансово-ёмкие и крайне сложны для переговоров. Срыв каждого контракта — удар по безопасности обеих сторон. В Европе с тремя странами у России складывались доверительные партнёрские отношения в сфере военно-технической кооперации — это Германия, Франция и Италия. Будем надеяться, что разумный прагматизм и соображения экономической выгоды этих стран и Европы в целом помогут преодолеть совместно все сегодняшние кризисные проблемы.

Сейчас Россия имеет партнёров в военно-технической сфере более чем в 70 странах мира. Говорить об изоляции России, в том числе и в области ВОПК, не представляется возможным. Помимо федеральной целевой программы (ФЦП) в области радиоэлектроники, в России запущены ФЦП по редкоземельным металлам и в области фундаментальных исследований.

«Возможно, из-за ускорения программы импортозамещения немного "вправо" сдвинутся позиции текущего гособоронзаказа и несколько будут перераспределены средства в рамках ФЦП развития ВОПК и рамках госпрограммы вооружений. Никакой изоляции в современных условиях для России быть не может», — дал комментарий член экспертного совета Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ Виктор Мураховский.

Эксперты также сходятся во мнении, что если ориентировать нашу промышленность в электронной и оптико-электронной сфере только на ОПК и не учитывать гражданский сектор, то в ближайшие 5-10 лет мы окажемся в ситуации, когда всему этому сектору потребуется бюджетная подпитка, госкредиты или другие формы поддержки.

«Развитие гражданского рынка электроники представляется возможностью соскочить с "иглы" регулярной господдержки. Это произойдёт в том случае, если наши предприятия смогут самостоятельно производить и предоставить продукцию гражданскому рынку, который сейчас целиком заполнен западной продукцией — мобильные телефоны, электронное медицинское оборудование, бытовые приборы, ПК, видеотехника и т.д.», — говорит военный обозреватель радиостанции «Голос России» Александр Крамник.

В противовес положительной тональности высказывания экспертов о сложившейся ситуации можно добавить, что из анализа работы Объединённой авиационной корпорации видно, что за 2 года отрасль выйдет полностью из зависимости от 52 поставщиков из Украины. Что касается радиоэлектроники, то рассчитывать на внутреннем рынке на лидирующие позиции — очень смелый шаг, тем более при таком огромном электронном центре, как Азия. Также если поставщик из Европы открывает исходные коды, идёт на серьёзную кооперацию и организацию совместного производства на нашей территории, то это для него долгосрочный гарантированный сбыт с высокой маржинальной доходностью. Это разумный путь.

«В первую очередь Индия и Китай на нынешнем витке событий для РФ — более удобные партнёры, но у России партнёр один — собственная экономика, вооружённые силы, образование и наука. Рост промышленности в 2014 году может составить до 8%. Сейчас в это верится с трудом, но давайте доживём до конца года. Со следующего года я предполагаю временное замедление и далее новый рост производства. В целом для нашей экономики вся сложившаяся ситуация — благоприятная и очищающая. Мы увидим новый, очень важный импульс»,  — подытожил Владимир Гутенев, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по промышленности.

На фоне массового снижения темпов роста экономики скачок производства на 8% выглядит как смелое предположение. Недавно в своём интервью телеканалу «Дождь» Алексей Кудрин дал очередной прогноз роста российской экономики. Заметим, что он часто присутствует в качестве эксперта на заседаниях правительства РФ. Все последние прогнозы его сбылись с большой точностью. На вопросы о том, что нас ждёт, он ответил журналистам:

«Сдвинулись серьёзные пласты в мировой и российской политике. Мы поссорились со своим братским народом надолго. Если говорить о последствиях всей ситуации, связанной с Украиной, с тем, что Россия находится в определённом конфликте со странами Запада, мы испытываем санкции, думаю, что для этого года наш экономический рост будет на 1 или 1,5% меньше, чем он мог бы быть. Поэтому, когда в разных прогнозах сейчас называются цифры в этом году 0% роста или 0,5%, а могло бы быть 1,5 или 2% роста. Вот это съелось у нас за счёт этой сложной ситуации... Но это только на один год, я говорю. 1% ВВП — это примерно 700 миллиардов рублей.

…инвесторы берут паузу. В этом году мы увидим сокращение инвестиций в российскую экономику. Пусть это будет небольшое, 2-3% сокращение, но это уже меньше, чем было прежде. В следующем году мы уже не увидим этих новых предприятий, новых рабочих мест.

…Я думаю, что и в следующем году у нас будет риск иметь экономический рост тоже около 0%. Мы вошли в эту стагнацию на 2-3 года, минимум. Мы потенциально теряем тот рост, который могли бы иметь, даже если не будут усиливаться санкции. Я оцениваю примерно близкую сумму к потерям, как в этом году и на следующие 2 года, плюс нам нужно обустраивать Крым. Текущие расходы на каждый год (зарплаты, коммунальные услуги всех бюджетных учреждений, пенсии) — это ещё от 80 до 100 миллиардов в год. Теперь каждый год так будет. Плюс инвестиции в обустройство Крыма. Оценивается, что до 2020 года это может быть до триллиона рублей, думаю, может, чуть меньше будет. Таким образом, мы можем оценить это в сотни миллиардов рублей. Я предположил, что суммарно эти потери составят за 2-3 года около 200 миллиардов долларов —  это то, что наша страна недополучит».

По словам Кудрина, во всех анонсах некой программы правительства о выходе из кризиса и объёмов финансирования этой программы он не увидел разъяснений по поводу источника и масштаба таких мер: «Можно говорить о реальной перестройке экономики, когда это существенно начинает становиться сопоставимым с тем объёмом инвестиций, который уже осуществляется. Потому что пока тот объём, о котором я говорю, он осуществляется преимущественно не в промышленность, а в транспорт, связь, услуги, торговлю, недвижимость, добычу, но в промышленность действительно из этой суммы идут не такие большие суммы. Я не знаю масштаба такого рода инвестиций и источник такого рода инвестиций. Есть предположения на этот счёт, но я жду разъяснений правительства».

В понедельник, 16 июня, на заседании Совета нацбезопасности Пётр Порошенко запретил с 16 июня всякое сотрудничество с РФ в военной отрасли, о чём было объявлено в эфире украинского телеканала ICTV.

 



История коммунизма


Top