Афанасий Шеншин — сын своего отца

Автор: 22.02.2019 Обновлено: 14.10.2021 12:50

Молодая женщина решила, что счастье вдруг вспыхнувшей взаимной любви стоит того, чтобы забыть о муже, дочери, отце, обо всех приличиях, принятых в обществе. Бросить всё и всех — всё равно ведь не поймут. Начать новую жизнь. Поменять страну, веру, имя, мужа. Была в её жизни Германия, теперь будет Россия, была лютеранкой — станет православной, была Шарлоттой Фёт — станет Елизаветой Шеншиной. Всё возможно, если твой возлюбленный — знатный богатый русский барин, у которого большие связи и деньги…

Вскоре после прибытия влюблённой четы в Россию родился мальчик . При крещении назвали Афанасием, а значит, появился в Мценском уезде Орловской губернии ещё один русский дворянин — Афанасий Афанасьевич Шеншин. Старший сын и наследник, между прочим. Исполнилось всё, что было задумано. И зажила семья Шеншиных в любви и согласии. О таких мелочах, как то, что Шарлотта бежала из Германии в статусе мужней жены да ещё и беременной — вообще не вспоминали.

Прошло 14 лет. И вдруг донос на семью. Губернские власти начали наводить справки о супругах Шеншиных, об их браке и рождении ребёнка.

Мальчику Афанасию, подраставшему в семье, пришлось узнать, что он носит чужое имя, живёт в чужом имении, и напрасно называет отцом мужа своей матери. Подобно осуждённому злодею, он вдруг лишился всех прав состояния, — нет, горше того — и подданства, и национальности. Отныне был он уже не русский дворянин, а «иностранец Афанасий Фёт».

Это было самое большое потрясение в жизни молодого человека. В этом возрасте все мечтают о будущем, а он стал бредить прошлым, о том, как повернуть время вспять. Когда прошло первое ошеломление, стало ясно, что нужно университетское образование и дальнейшее поступление на службу в армию. Это был самый короткий путь к цели.

В то время всякий военнослужащий, получивший чин низшего класса, получал и потомственное дворянство.

Поскольку иностранцев на военную службу в России не принимали, «иностранец Афанасий Фет» принял русское подданство. И пошёл служить.

Имея университетское образование , Фет поступил на военную службу унтер-офицером.

Через год он ожидал получения офицерского чина.

Но выходит царский указ, и теперь надо служить до чина майора. Это ещё 10–12 лет. Военная служба ненавистна, молодой человек уже давно увлечён поэзией, его стихи хвалят солидные авторы и критики, публикуют ведущие журналы. Но надо служить, и, стиснув зубы, Афанасий Фет служит.

Вожделенное дворянство уже стало идеей фикс, возможно, помешательством. Об этом свидетельствует отказ Афанасия от семейного счастья. Бог послал ему встречу с прекрасной девушкой, Марией Лазич. Умная, добрая, красивая. Они любят друг друга. Но Фет не делает предложения, так как не считает возможным союз двух бедных людей. Мария умирает при таинственных обстоятельствах . Последние её слова: «Он не виноват…»

Фет служит дальше. Он почти у цели, но новый указ даёт право на дворянство только полковнику. Этого офицер Фет уже не вынес и ушёл в отставку. Идея фикс, однако, по-прежнему, мучила его.

Он пошёл другим путём — и всё отыграл, сам удивляясь: «Судьбе угодно было самым настойчивым и неожиданным образом привести меня не только к обладанию утраченным именем, но и связанным с ним достоянием — до самых изумительных подробностей». А всего-то и пришлось жениться без любви на некрасивой, невесёлой, тоже равнодушной — и превратиться в помещика, и разбогатеть, научившись премудростям сельского хозяйства, да скупить понемногу родовые земли, пережив братьев и сестёр. И забыть о стихах навсегда — можно ли было предвидеть, что в старости и они вернутся?

«Представляю себе, что должен был вынести в жизни этот человек», — произнёс император, подписывая указ о присоединении отставного гвардии штаб-ротмистра Афанасия Фета к роду отца его Шеншина. Последние 19 лет жизни Афанасий Афанасьевич носил эту дорогую ему фамилию.

Он написал мемуары, в которых переиначил все факты своей сложной биографии. Но это можно понять. Шеншин писал о себе: «Если спросить: как называются все страдания, все горести моей жизни, я отвечу: имя им — Фет».

После того как цель этой многотрудной жизни была достигнута, к Шеншину вернулась муза. Читающая Россия была просто покорена шедеврами четырёх сборников новых стихов поэта. Но «Фет» — это теперь псевдоним. Поэт сравнивал себя с соловьём, который поёт на рассвете и на закате…

Читая его стихи о любви, трудно поверить, что автору за шестьдесят. Парадоксальная личность всё-таки этот Фет-Шеншин.

Противоречивые и неубедительные воспоминания вдовы и секретаря о последних часах жизни Афанасия Афанасьевича вызывают большие сомнения. Есть вероятность, что тяжелобольной человек готовился к самоубийству. Самоубийство не состоялось — он умер от остановки сердца при попытке покончить с собой, но, очевидно, Афанасий Фет заранее всё обдумал и готовился к этому шагу. Он завещал быть похороненным в раззолочённом мундире камергера. На могильном камне высечено имя «Афанасий Афанасьевич Шеншин».

 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА