Экология и гражданское сознание

Красноярск занимает в России третье место по фактическому индексу загрязнения. Стратегическое социально-экономическое развитие Сибири мало учитывает экологическую составляющую, грозя превратить регион в мусорную свалку. Гражданское общество, которому сегодня по закону предоставляются возможности решать свою судьбу, не проявляет должной активности.

Общественник Виктор Долженко и Николай Зубов —исполнительный директор КРОО «Красноярский Краевой Экологический Союз». Фото: Сергей Кузнецов Общественник Виктор Долженко и Николай Зубов —исполнительный директор КРОО «Красноярский Краевой Экологический Союз». Фото: Сергей Кузнецов

Что делать? На этот вопрос пытались найти ответ собравшиеся 24 апреля на круглый стол «Экология и гражданское сознание» в Краевой государственной библиотеке учёные-экологи, представители общественных организаций, СМИ, а также студенты — бушующие геоэкологи и рекламщики.

Открывая круглый стол, Марина Неустроева, доцент кафедры геоэкологии КГПУ, пришла к выводу, что в соответствии со стратегией экономического развития и концепцией экологической политики слишком многое перекладывается на гражданское общество, требования к предприятиям уменьшаются, а участие общественности расширяется.

С ведущей круглого стола не согласился Виктор Долженко, председатель общественной экологической палаты Гражданской ассамблеи Красноярского края: «Власть не перекладывает ответственность, — отметил он, — Концепция экологической политики края, в которой усиливается роль и участие общественности в решении экологических проблем региона является заслугой, в том числе и Гражданской ассамблеи. Она призвана активизировать гражданское общество, разработать впоследствии рычаги его влияния на власть. То есть, власти передают контрольные полномочия гражданскому обществу, обязуются отчитываться перед ним».

Две полярные точки зрения вызвали дискуссию. Основные аргументы состояли в том, что, по словам Юрия Мальцева, директора экологической аудиторской палаты Красноярского края, заслуженного эколога, «сейчас общество не способно организовать общественный контроль, так как оно не организовано, не располагает необходимым оборудованием, да и просто не понятно — кому конкретно ходить и что контролировать на предприятии, открывшем свои двери перед общественниками».

Другая проблема состоит в том, что часто неизвестно, кто из властных структур должен реагировать на сообщения об экологической угрозе населению, если стало известно, например, о превышении в несколько раз ПДК загрязнений в воздухе города или района.

Активные участники дебатов Александр Шляхин, директор ООО СИБДОМ, и общественник Павел Гудовский. Фото: Сергей Кузнецов Активные участники дебатов Александр Шляхин, директор ООО СИБДОМ, и общественник Павел Гудовский. Фото: Сергей Кузнецов

Этот вопрос неоднократно поднимался на совещаниях чиновников самых разных уровней, но так и остаётся в Красноярске без ответа. ТВК — одна из региональных телекомпаний, решив снять сюжет по экологическим проблемам, направила письма для получения необходимой информации. Результат — 9 отписок от госструктур, в той или иной мере занимающихся экологией. Приводились ещё подобные примеры.

Но даже если информация и доступна профессионалам, то, по замечанию Марины Неустроевой, это не значит, что её сможет получить и понять неподготовленный житель города. То есть, проблема доступности экологической информации для всех слоёв населения пока не решается. Павел Гудовский, председатель общественной организации «Экологически чистый и свободный от коррупции край», заметил, что проблема доступности экологической информации носит глобальный характер.

Чаще всего её просто нет. Наблюдается много профанации, когда на сайтах экологическая информация представлена якобы в режиме онлайн, или в виде непонятных даже специалистам критериев. В качестве противоположного примера была приведена мониторинговая сеть г. Москвы и московской области, где информация со множества экологических постов действительно доступна населению, там также можно узнать и о том, какие чиновники или предприятия понесли наказание за нарушение экологии, наказание применяется достаточно широко.

Отдельная проблема — это засекречивание Госстатом отчётов по выбросам по целому ряду предприятий края. Гриф конфиденциальности когда-то и был оправдан, так как по выбросам можно узнать о деятельности «закрытых» предприятия, но в настоящее время эта секретность не всегда оправдана. Особенно когда скрывается экологическая информация по многим предприятиям. Массовое закрытие экологической информации недопустимо. В этом собравшиеся были едины во мнениях.

Ведь там, где закрывают информацию, появляются слухи, не говоря уже о полной уязвимости населения перед деятельностью таких предприятий. Но и открытость информации, даже штрафы предприятий, не всегда решают проблему. Расположенный в черте города КРАЗ много лет платит штрафы, а обожжённые фтором деревья уже встречаются в заповедном районе «Столбы», не говоря уже про городскую среду.

Другой не менее важный аспект доступности экологической информации, по мнению собравшихся, связан с процедурой общественных слушаний, которые обязаны проводиться промышленными компаниями перед развёртыванием новых производств. Собравшимися было отмечено, что население оповещается о подобных слушаниях или после их проведения, или таким образом, что о них могут узнать лишь очень немногие, например, по местной радиоточке.

Обсуждения проходят формально, нередко на них привозят работников самих предприятий, которые заинтересованы в том, чтобы не потерять работу. Это отдельная большая проблема малых городов, с ограниченным числом градообразующих предприятий — боязнь людей остаться без работы.

Заслуженный эколог Юрий Мальцев. Фото: Сергей Кузнецов Заслуженный эколог Юрий Мальцев. Фото: Сергей Кузнецов

Например, в Железногорске, где захоронение ядерных реакторов грозит потерей 800 рабочих мест. Также в Норильске, где вообще отсутствует государственный контроль за выбросами, комбинат рапортует об экологических успехах, а население, полностью зависящее от «Норникеля», волей-неволей безмолвствует. Ещё тяжелее ситуация в населенных пунктах. Так, экономическое благополучие жителей Большой Ирбы полностью зависит от горнодобывающего предприятия — филиала «Евразруды». Там отсутствуют отстойники и рудные воды прямиком текут в реки. Люди страдают, но предпочитают молчать.

Северные территории края вообще лишаются населения — люди уезжают из-за безработицы и безысходности. В этих условиях Минрегионразвития разработал такую концепцию Ангаро-Енисейского кластера, в которой защита окружающей среды и населения полностью проигнорированы: предусмотрены предприятий 2 и 3 класса опасности, их кумулятивное воздействие на природу всей Сибири и человека не предсказуемо. На лицо абсолютно безразличная к проблемам населения позиция Москвы, против которой в этих регионах просто некому выступить.

Свежий пример — случай со строительством завода ферросплавов московской фирмой близ Красноярска, когда по бумагам оказалось всё законно, только по факту никто не обратил внимание на миллионный город, в котором и так зашкаливает смертность населения и экологическая ситуация только ухудшается.

Отдельное внимание собравшимися было уделено законодательству и его функционированию. У всех граждан есть право на благоприятную окружающую среду, но механизма реализации этого права фактически нет. Были рассказаны случаи, когда общественность организовывалась, выполняла все необходимые процедуры против той или иной наносящей вред окружающей среде деятельности, но вредное производство всё равно строилось, наносился иной ущерб природе.

Свежий пример — разрешение весенней охоты на птиц. На Алтае, на Урале, в ряде иных регионов охота была запрещена в связи с возобновившейся угрозой птичьего гриппа и особой уязвимостью птиц в этот период. Красноярской общественностью были выполнены все необходимые процедуры для запрещения охоты, однако этого не произошло.

Открытие круглого стола. Фото: Сергей Кузнецов Открытие круглого стола. Фото: Сергей Кузнецов

Что же делать? В связи с этим прозвучали как конкретные, так и более концептуальные предложения. Из конкретных — остановить разрушение памятников культуры, заповедных территорий на Таймыре, Байкале, где заповедники объединяют, сокращая специалистов, отсутствует мониторинг окружающей среды.

Внимание на дебатах привлекла проблема активной позиции гражданского населения края, формирование которой тесно связано с информационной средой, системой экологического образования и просвещения. Активнее должна применяться социальная реклама, причём реклама не пугающая, а способствующая позитивному настрою, направленная на понимание связи отдельного человека или группы с окружающей средой, побуждающая и мотивирующая действия по защите окружающей среды.

В связи с этим немало говорилось о проблеме парковок автомобилей, загрязнения воздуха транспортом, разделении мусорных отходов, чистоте и озеленении. Было решено в рамках высказанных Виктором Долженко предложений создать единый информационный центр, своеобразную доску объявлений и общественных инициатив для расширения и популяризации усилий неравнодушных к экологическим проблемам граждан.

Современные информационные технологии, средства связи и общения — это важный ресурс гражданского общества по быстрому реагированию на экологические проблемы, консолидации усилий. Необходимо реализовать онлайн трансляции заседаний властных структур, касающихся экологии, в связи с чем была отмечена инициатива Правительства края по созданию ресурсного центра. Он призван объединить информацию от общественных экологических организаций, систематизировать экологическую информацию, планы развития, затрагивающие экологию.

Собравшиеся были единодушны в том, что гражданское сообщество находится в зачаточном состоянии. Вместе с тем, формирование гражданского сообщества — это вопрос выживания сибиряков. Государство должно разработать прозрачные и адресные механизмы своей ответственности за экологические проблемы, обеспечить население доступной и объективной экологической информацией, основанной на широком экологическом мониторинге. Инициатива отдельных активистов не решит нарастающие проблемы.

Массовое реагирование населения на замечаемые факты нанесения вреда окружающей среде — это ещё и вопрос воспитания, сложившегося менталитета, равнодушия многих к тому, что происходит за порогом квартиры. Однако собравшиеся сошлись на том, что если на поступающую от населения информацию будет действенная реакция, если будут адаптированы интернет технологии и технологии связи для удобного их использования гражданами, то ситуация может начать меняться достаточно быстро.
В связи с этим особые надежды связаны с молодёжью. Без молодёжи развитие гражданского общества малоперспективно. Именно молодому поколению проще осваивать современные информационные технологии, оно мобильно и креативно, оно способно существенно повлиять на то, какой будет окружающая нас среда завтра.

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Результаты рейтинга губернаторов-новичков обнародованы
  • В правительстве обсуждается вопрос о распределении студенческих стипендий в 2013 году
  • «Вахта памяти 2013» в Санкт-Петербурге началась с захоронения останков восьми бойцов
  • Москва готовится к параду Победы
  • В Варминско-Мазурском воеводстве Польши интересуются экологией Калининградской области


  • Top