Михаил Вершинин: Порой не стоит прислушиваться к любому иному мнению

Михаил Вершинин — член Союза фотохудожников России, победитель ряда фотоконкурсов, мастер спорта, семикратный чемпион СССР по спортивному скалолазанию, участник многих международных соревнований — делится пониманием психологии творчества в спорте и фотосъёмке в Сибири, особенностей пейзажной фотосъёмки, рассказывает о последних экспедициях на Камчатку, плато Путорано, Северный Урал, Алтай, Байкал, Саяны.

«Вечерний бриз»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин«Вечерний бриз»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин — Михаил, Вы достаточно поздно занялись профессиональной фотографией, остановили свой выбор на пейзажной съёмке. Каковы причины такого поворота судьбы и выбора именно этого направления?

М.В.: Вся моя жизнь связана с природой. Я родился и вырос в деревне, занимался скалолазанием и альпинизмом в красивейших природных местах. Всегда хотелось поделиться увиденным, мыслями, возникающими от созерцания природы. Когда закончился период жизни, связанный с активным скалолазанием, то, находясь большую часть времени в городе, стало не хватать общения с природой. Пейзажная съёмка сейчас для меня и есть общение с природой.

«Жаркое дыхание земли»: работа, отобранная в полуфинал проходящего в настоящее время международного конкурса «Золотая черепаха». Фото: Михаил Вершинин«Жаркое дыхание земли»: работа, отобранная в полуфинал проходящего в настоящее время международного конкурса «Золотая черепаха». Фото: Михаил Вершинин — Ваши работы связаны, прежде всего, с Красноярским краем, с его заповедниками «Красноярские Столбы», Ергаки, Путоранский государственный природный заповедник, а также Тувой, Горным Алтаем, Байкалом, Камчаткой. Занимаясь скалолазанием и альпинизмом, Вы побывали в европейских странах, Англии, Америке. Вам есть с чем сравнивать. Что отличает сибирскую природу? Что Вас в ней вдохновляет?

М.В.: Моё мнение не отличается от мнения большинства пейзажистов: снимать нужно там, где живёшь. Сибирскую природу я лучше чувствую, знаю, поскольку я здесь родился, здесь проходила моя жизнь. Поэтому она ближе мне по настроению и даже по цвету. Ну и потом, если сравнивать с другими ландшафтами в мире, то наша природа уникальна и неповторима. Снимая сибирскую природу, я больше отдыхаю душой, ловлю больше кайфа. А это и есть составляющие моего вдохновения.

«Каменные грибы Чулышмана»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин«Каменные грибы Чулышмана»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин — Что роднит увлечение скалолазанием и фотосъёмку?

М.В.: По моему мнению, любые серьёзные увлечения объединяет самоотдача, стремление к совершенствованию себя, не стоять на одном месте, стать лучшим. В спорте, как и в художественной пейзажной фотографии, должно быть творческое начало. Если по-настоящему заниматься спортом, то это тоже творчество, когда ищешь новые методы, подходы к тренировкам, за счёт чего и прогрессируешь.

Я добился спортивного результата за счёт того, что подходил к тренировочному процессу творчески. Поиск нового, неизведанного, постоянные эксперименты – всё это я перенёс из спорта в пейзажную съёмку.

«Каменные исполины плато Маньпупунер»: работа, отобранная в полуфинал проходящего в настоящее время международного конкурса «Золотая черепаха». Фото: Михаил Вершинин«Каменные исполины плато Маньпупунер»: работа, отобранная в полуфинал проходящего в настоящее время международного конкурса «Золотая черепаха». Фото: Михаил Вершинин — Что нового может быть в пейзажной съёмке?

М.В.: Уникальность, неповторимость снимков — нередко следствие уникальности мест, где проходит съёмка. Например, Камчатка, или плато Маньпупунёр, места в горном Алтае. Формы деревьев могут быть очень необычными, например, в Ергаках, на Красноярских Столбах. Новое может проявляться во всём — формах предметов, сочетаниях цветов, технических приёмах.

Например, при съёмке деревьев в работе «Королевский бор» использован «смаз» в кадре. Это технический приём, тесно связанный с возможностями конкретной техники. Фототехника отличается используемой оптикой, например, широкоугольных или длиннофокусных объективов. Глаз человека воспринимает мир по-другому, чем его видишь сквозь призму широкоугольной оптики, но место, которое снимаешь, остаётся узнаваемым. Это тоже художественный подход. На широкоугольнике снимались «Каменные грибы».

«Колье Хозяйки медной горы»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин«Колье Хозяйки медной горы»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин — Вы увлекались экстремальной фотосъёмкой, съёмкой животных, некоторые из них в дикой природе могут оказаться совсем небезопасными. Сами экспедиции сопряжены с риском. Вы скалолаз, и этим можно объяснить Ваше привычное отношение к риску. Тем не менее, как Вы относитесь к опасности? Расскажите про наиболее экстремальные ситуации, с которыми Вам пришлось столкнуться.

М.В.: Я специально не снимал животных в природе, не занимался этим направлением. Планируя экспедиции, стараюсь исключить опасности, связанные с риском для жизни. Но иногда природа абсолютно непредсказуема, к этому нужно быть готовым. Например, при съёмке извержения вулкана «Плоский Толбачек» вместо запланированных мной 5-6 дней экспедиция продлилась 11 дней в связи с погодными условиями. Рацион питания пришлось уменьшить в два раза, хотя он и так не был богатым. Весь груз, а это более 50 кг, пришлось нести на своих плечах, хотя планировал добраться до места на вертолёте и там заночевать. Дело в том, что прилёт в Петропавловск-Камчатский совпал с циклоном. После его окончания погода наладилась, но группа распалась. Поэтому я вынужден был в одиночку идти к вулкану и обратно пешком, а это три дня в один конец. Обморозил палец, но дошёл, несмотря на два дня голода, закончившийся газ, температуру, которая опускалась ниже 30 градусов, порванную шквальным ветром палатку. Когда в баллоне осталось совсем мало газа, воду грел, чтобы она только растаяла. Это были одни из самых сложных дней за всю мою фотографическую жизнь.

«Королевский бор»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин«Королевский бор»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин — Какие мысли приходили в голову, когда было совсем тяжело?

М.В.: Да зачем мне это надо (смеётся)? — Как относитесь к опасности, связанной с дикими животными?

М.В.: Я родился в деревне, и уже в детстве с братьями охотился на уток, зайца, лису и рысь. Нужно представлять заранее, какое поведение будет у того или иного животного, и тогда сможешь с честью выйти из положения. При встрече, например, с медведем нельзя делать резких движений, потому что у него срабатывает инстинкт на движущийся объект. Не так давно на перевале Художников в Ергаках была встреча с медведем. Я начал снимать горы и вдруг увидел, что метрах в 200-х от меня вокруг камня ходит и орёт здоровеннейший рыжий медведь.

«На краю ледопада»: работа, отмеченная Бронзовой медалью международного фотоконкурса северных и Арктических фотографий Global Arctic Awards 2012. Фото: Михаил Вершинин«На краю ледопада»: работа, отмеченная Бронзовой медалью международного фотоконкурса северных и Арктических фотографий Global Arctic Awards 2012. Фото: Михаил Вершинин — Михаил, я знаю, что Вы в начале своего увлечения фотографией буквально два-три раза посетили занятия в фотостудии, основную роль в Вашем становлении сыграло самообразование. Сейчас же у Вас есть ученики. Безусловно, мастерству надо учиться у профессионалов. Но известно, что влияние чужого стиля, каких-то догм потом может воспрепятствовать появлению собственного неповторимого творческого почерка. Что бы Вы посоветовали начинающим фотографам в этом плане, как обрести самобытность и одновременно стать профессиональным фотографом, совмещать приобретение опыта путём проб и ошибок и наставничество?

М.В.: Приведу параллель со спортом. В спорте есть тренер, который помогает выявлять недостатки, особенно во время соревнований, устранять их, организует тренировочный процесс. На серьёзном уровне занятия фотографией я таких наставников не знаю. Хорошо бы иметь такого наставника, который говорил, что снимать и как снимать.

Но я думаю, что в России такой школы по пейзажной съёмке просто нет. И вряд ли она появится в ближайшее время, поскольку пейзажная фотография не востребована так, как, например, в Америке. Это связано с отсутствием у большинства россиян высокой визуальной культуры.

В Америке есть целые университеты по фотографии, есть и в Европе. Фотография на Западе считается искусством. В России есть заслуженные работники искусства. Ни один фотограф не является заслуженным фотографом России.

«Наедине со Вселенной»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин«Наедине со Вселенной»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин Появление собственного почерка тесно связано с обучением мастерству. Проводя мастер-класс в Ергаках, начинающих фотографов я предостерегаю от создания ими для себя авторитета, перед которым они беспрекословно бы преклонялись. Я советую ориентироваться на свою интуицию и брать что-то лучшее у разных мастеров, потом пробовать повторить, освоить соответствующие приёмы и постараться сделать что-то своё. Тогда есть вероятность, что появится индивидуальный почерк. Иначе все фотографии будут походить друг на друга.

Самое главное — это подходить творчески к своему увлечению. И это устремление приведёт к появлению индивидуального почерка. Ведь мы все разные уже в силу того, что у каждого свой круг общения, начиная с детского сада и школы, не говоря уже про генетические факторы, внутренний мир.

Важно ещё умение отстаивать своё видение, порой не стоит прислушиваться к любому иному мнению. С течением времени своя точка зрения, в конце концов, может поменяться, но этот процесс самообразования, самопознания очень важен сам по себе. «Наперерез хребтам»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин«Наперерез хребтам»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин — Вы в прошлом успешный спортсмен. Насколько важна физическая подготовка, в чём проявляется возрастной фактор?

М.В.: Занятия спортом помогают заниматься любимым делом, в том числе и пейзажной съёмкой. Спортивная подготовка способствует преодолению физических нагрузок, терпению, уверенности в своих силах. На снимок «Жаркое дыхание земли» у меня ушла ровно неделя. Приходилось 2 раза в день утром и вечером ходить на точку съёмки, за 8 километров. Но лишь однажды вулкан открылся во всей красе.

Я очень поздно по спортивным меркам занялся альпинизмом и скалолазанием, в 18 лет, но добился успехов. Профессиональной фотосъёмкой я увлёкся после 45. Возрастной фактор не столь важен, как считается. Не надо ставить себе барьеров, наоборот, возраст даёт преимущества — жизненный опыт может подсказать многое, чтобы достичь того или иного результата.

«Огненная феерия»: работа, отобранная в полуфинал проходящего в настоящее время международного конкурса «Золотая черепаха». Фото: Михаил Вершинин«Огненная феерия»: работа, отобранная в полуфинал проходящего в настоящее время международного конкурса «Золотая черепаха». Фото: Михаил Вершинин — Некоторые Ваши снимки сделаны буквально в полёте. Как Вы к этому пришли?

М.В.: В ходе сотрудничества и публикации своих работ в журнале National Geographic Россия, узнал, что одно из условий подборки фотографий для раскрытия какой-либо местности состоит в обязательном присутствии снимка сверху. Так и родилась идея снимать не только с высоких точек, но и буквально в полёте на паромотоплане. Когда заканчивал свой фотоальбом по Столбам, я получил разрешение на полёты над заповедником «Столбы». Это далеко не дешёвое удовольствие. «Следуя тенью»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин«Следуя тенью»: работа, претендующая на приз зрительских симпатий. Фото: Михаил Вершинин — Приведите примеры наиболее сложных по подготовке и осуществлению экспедиций. Каковы Ваши планы на будущее?

М.В.: Наиболее сложная — это гонка на собачьих упряжках «Берегия 2013» на Камчатке. Очень сложными были и экспедиции на плато Путорано, на труднодоступное плато Маньпупунёр Северного Урала.

На будущее планов пока особых нет. Последние два года я очень интенсивно работал. Надо отдохнуть от больших экспедиций, сделать паузу для понимания, осознания того, что сделано. Участие в текущих конкурсах, выставках буду продолжать.

«Сын седых вершин»: работа, отмеченная Золотой медалью международного фотоконкурса северных и Арктических фотографий Global Arctic Awards 2012. Фото: Михаил Вершинин«Сын седых вершин»: работа, отмеченная Золотой медалью международного фотоконкурса северных и Арктических фотографий Global Arctic Awards 2012. Фото: Михаил Вершинин

Я был на недавно открывшейся в Культурно-историческом центре выставке Ваших работ «Моя Россия», которая продлится до 29 января. Этот громадный музейный комплекс краевого центра очень любим красноярцами и гостями города, здесь много посетителей, особенно в выходные дни. Вы среди посетителей проводите конкурс «Выбери лучшее фото». Я угадал работы, попавшие в полуфинал и финал проходящих в настоящий момент международных конкурсов, но в конкурсе «Выбери лучшее фото» проголосовал за работу, которая «легла на сердце», несмотря на преимущества других снимков с точки зрения профессиональных критериев. Как Вы объясните то, что люди и профессиональное жюри часто голосуют за совсем разные работы? Из чего складывается высокая оценка жюри?

М.В.: Какой бы ни был конкурс, мнение эксперта — это всё равно субъективное мнение, так же как и мнение зрителей. Оно зависит от многих факторов: визуальной культуры и культуры вообще, образованности, личных симпатий к чему-то, эмоционального восприятия. В конце концов, мнение жюри может зависеть просто от сиюминутного настроения в момент голосования. Есть, конечно, ориентиры оценки – уникальность снимка, оригинальность сюжета, художественность. И, конечно, учитывается техническая составляющая, но в последнюю очередь.

Михаил Вершинин с супругой Надеждой, сыном Романом и невесткой Ольгой. Фото: Олег ШевелёвМихаил Вершинин с супругой Надеждой, сыном Романом и невесткой Ольгой. Фото: Олег Шевелёв — Каковы Ваши советы тем, кому хочется хотя бы немного поднять своё мастерство фотосъёмки, пейзажной фотографии в частности?

М.В.: Должно быть понимание того, что такое пейзажная фотография. Она бывает архитектурной, индустриальной, городской, сельской, морской, горной и т. д. Выделяют ещё одушевлённую пейзажную съёмку, то есть содержащую человека или животного, гармонично вписанных в пейзаж. Есть непосредственно ландшафтный пейзаж — поля, реки, леса и т. д.

Также пейзажную фотографию классифицируют по предназначению — документальный пейзаж, например, состояния местности, пейзаж на память. Последних у людей скапливаются тысячи, ими заполняется память компьютеров и сетевых серверов. Художественный пейзаж — это взгляд на пейзажную фотографию с точки зрения живописи. Я бы посоветовал выбрать направление по душе и увлечься им, добиться успехов.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Юго-Восточная Азия замерзает в снегу и метелях
  • ООН приняла резолюцию о защите прав на личную информацию в Интернете
  • Кличко призвал протестующих встретить Новый год на Евромайдане
  • Украинец и грек стали заложниками пиратского захвата недалеко от Нигерии
  • В Бельгии застрелили снежного барса


  • Top