Модель корейского истребителя KF-21 на выставке Singapore Airshow в выставочном центре Changi в Сингапуре, 15 февраля 2022 года. (Lauryn Ishak/Bloomberg через Getty Images)  | Epoch Times Россия
Модель корейского истребителя KF-21 на выставке Singapore Airshow в выставочном центре Changi в Сингапуре, 15 февраля 2022 года. (Lauryn Ishak/Bloomberg через Getty Images)

Новый истребитель KF-21 может вывести Южную Корею на уровень экспортёров вооружений

Только 65% конструкции KF-21 произведено в Южной Корее
Автор: 04.08.2022 Обновлено: 04.08.2022 10:13
В недавнем выпуске военного журнала Defense News было два интересных заголовка: «Южная Корея провела первое успешное испытание своего истребителя KF-21» и «Южная Корея закупит ещё 20 самолётов F-35».

Значит Республика Корея одновременно разрабатывает отечественный истребитель и закупает боевые самолёты американского производства F-35? Причина этого вызвана не только эгоизмом и амбициями, но и необходимостью создания современных сил для защиты Южной Кореи от Северной Кореи и Китая.

KF-21 Boramae (в переводе «молодой ястреб» или «боевой ястреб») появился более 12 лет назад как KF-X. KF-21 — впечатляющий истребитель, особенно для страны, которая до недавнего времени производила только истребители иностранной разработки по лицензии (например, F-16). KF-21 имеет стелс-дизайн, радар с активной электронно-сканирующей решёткой (AESA) и другое передовое бортовое радиоэлектронное оборудование.

KF-21 относится к боевым самолётам «поколения 4,5», якобы улучшенного по сравнению со стандартными истребителями поколения 4, такими как F-16, но не настолько продвинутым, как F-22 или F-35 (истребители поколения 5). Это ставит KF-21 примерно в один класс с Eurofighter Typhoon, шведским Gripen или российским Су-35, возможно, он лучше, благодаря своей малозаметности.

Правительство Южной Кореи инвестировало около $8 млрд в KF-21, и ВВС Южной Кореи (ROKAF) рассчитывают закупить 120 таких истребителей для замены своего устаревшего парка F-4 Phantom и F-5. Кроме того, Сеулу удалось привлечь Индонезию в качестве партнёра по программе, а Джакарта может приобрести до 50 истребителей для удовлетворения собственных потребностей IF-X.

Успешный полёт KF-21 означает, что Южная Корея стала пятой страной Азиатско-Тихоокеанского региона, разработавшей собственный сверхзвуковой истребитель, наряду с Китаем, Индией, Японией и Тайванем. Несмотря на это замечательное достижение, ей ещё предстоит пройти долгий путь, прежде чем она сможет заявить о себе как о конкурентоспособной аэрокосмической стране на мировом уровне.

Северная Америка и Европа продолжают доминировать в сфере военных технологий. В частности, всего несколько стран на Западе, в основном США, СССР/Россия, Великобритания, Франция и Швеция, контролировали мировую индустрию истребителей.

Многие страны пытались проникнуть в этот бизнес: Аргентина в 1950-х, Египет и Индия в 1960-х, Израиль и Южная Африка в 1980-х. Ни одна из этих попыток не завершилась успехом. Некоторые истребители, такие как индийский HF-24 Marut, потерпели сокрушительные неудачи.

Даже сегодня около 90% всех истребителей, находящихся на вооружении всех ВВС мира, произведены этими пятью странами, или созданы копии их самолётов (например, китайский истребитель J-7 виртуальный клон советского МиГ-21).

Однако это доминирование Запада может закончиться, поскольку Азия наращивает несколько новых программ по созданию истребителей, которые должны поступить на вооружение в течение следующих 10-20 лет. Следовательно, центр тяжести в истребительной индустрии может начать смещаться из Северной Атлантики ближе к Азии. Это может иметь особенно серьёзные последствия для военного аэрокосмического сектора Западной Европы и может даже поставить под вопрос доминирование США в этой области.

Тем не менее разработка боевых самолётов в Азии идёт неравномерно. Индонезия, несмотря на тщетные усилия её бывшего президента (и инженера аэрокосмической отрасли) Б. Дж. Хабиби, не смогла стать аэрокосмической державой. Отечественная аэрокосмическая промышленность Тайваня разработала в 1990-х годах передовой истребитель, но уже более двух десятилетий не производит новых самолётов. Индия постоянно сталкивается с задержками и неудачами в производстве своих истребителей.

Некоторые азиатские производители истребителей находятся в стадии подъёма. Китай построил два истребителя пятого поколения: J-20 (похожий на американский F-22) и J-31 (похожий на F-35). Тем временем Япония стремительно продвигается вперёд в разработке боевого самолёта шестого поколения FX.

Теперь Республика Корея готова ворваться в международный бизнес по производству истребителей. Если ей и другим азиатским странам удастся стать крупными производителями и экспортёрами передовых боевых самолётов, это станет тектоническим сдвигом в центре тяжести мировой индустрии истребителей.

В то же время Южная Корея (и другие азиатские производители вооружений) считают барьеры для входа на рынок невероятно высокими. Мировой рынок боевых самолётов насыщен несколькими типами высокопроизводительной конкурирующей продукции, особенно F-35, который в настоящее время стал единственным истребителем пятого поколения, предлагаемым на экспорт.

Западная аэрокосмическая промышленность тоже не сидела без дела. В настоящее время Европа разрабатывает 2 разных истребителя шестого поколения, а США реализуют несколько программ следующего поколения.

Важно отметить, что истребитель KF-21 преподносится как «отечественный», хотя только 65% конструкции KF-21 произведено в Южной Корее. Остальное, включая двигатели, — иностранного производства.

Крайне маловероятно, что Южная Корея когда-либо будет обладать технологической базой для самостоятельной разработки современного истребителя.

Для неё внутреннее производство оружия — это больше, чем просто обеспечение надёжного внутреннего источника вооружений. Очень мощные «технонационалистические» импульсы десятилетиями двигали оборонно-индустриальную деятельность Южной Кореи. Как и в случае с электроникой и автомобилестроением, создание технологически продвинутой военной промышленности во многом связано с гордостью Сеула и его стремлением стать региональной великой державой. Это повышает военно-политический статус страны и её авторитет как важного геополитического игрока в Азии.

Таким образом, по всем этим причинам KF-21 по-прежнему имеет большое значение. Несмотря на закупку Южной Кореей иностранных истребителей, она постепенно набирает передовой опыт в производстве вооружений, в том числе артиллерийских систем и военных кораблей, способных конкурировать на мировом рынке. Республика Корея становится крупным экспортёром вооружений, и KF-21 демонстрирует это.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Ричард А. Битцингер — независимый аналитик в области международной безопасности, бывший старший научный сотрудник Программы военных преобразований в Школе международных исследований им. С. Раджаратнама в Сингапуре, работал в правительстве США и в различных аналитических центрах. Его исследования посвящены вопросам безопасности и обороны в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая подъём Китая как военной державы, а также военную модернизацию и распространение вооружений в регионе.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА