Оценки в школе сегодня отражают не уровень реальных знаний, а гражданскую позицию. Фото: MYKOLA KOMAROVSKYY/SHUTTERSTOCK | Epoch Times Россия
Оценки в школе сегодня отражают не уровень реальных знаний, а гражданскую позицию. Фото: MYKOLA KOMAROVSKYY/SHUTTERSTOCK

Уважение в образовании

Можем ли мы восстановить уважение и вернуть ему прежний статус?
Автор: 17.02.2022 Обновлено: 17.02.2022 16:43
Уважение к другим — это ключ к социальной гармонии и действующей демократии. Оно сдерживает своеволие и эгоизм, поскольку уважение признает, что у других тоже есть права и чувства, и что наше собственное стремление к счастью не влечет за собой право попирать права других.

Уважение является ключевым компонентом величайшего из всех правил поведения в обществе — «золотого правила», которое предписывает нам поступать с другими так, как мы хотели бы, чтобы они поступали с нами.

Одним из ключевых институтов, прививающих уважительное поведение, является система государственных школ. В начальных школах учителя приучают учеников к дисциплине.

В дополнение к обучению традиционным трем обязательным предметам: чтению, письму и арифметике, учителя требовали, чтобы их подопечные учились уважению — уважению к старшему, уважению к сверстникам, уважению к социальному порядку и уважению к знаниям.

В школах дети узнавали, что их собственные желания и предпочтения не являются главными. Их учили, что потребности и желания других тоже заслуживают уважения.

Учителя преподавали жизненно важный урок, что человеческое сотрудничество требует определенной степени порядка, чтобы избежать анархии, когда каждый делает все, что хочет и когда вздумается.

Те из нас, кто давно работает профессиональным педагогом, с тревогой наблюдают тенденцию последних десятилетий, когда добродетель уважения исчезает из многих классных комнат.

Простите за слишком часто используемое клише, но когда я был ребенком в 50-х и 60-х годах, мы уважали авторитет учителей, независимо от того, нравились они нам или нет.

Главная причина этого заключалась в том, что если мы попадали в неприятные ситуации в школе, и родители узнавали об этом, то дома нас наказывали более сурово, чем в школе.

Сегодня все больше родителей встают на сторону своих детей, выступая против учителей. Впервые я столкнулся с этим явлением, замещая преподавателей в городских школах в начале 1970-х годов.

Уже тогда, многие ученики открыто бросали вызов учителям и отказывались выполнять заданную работу, причем они делали это с полного ведома и при поддержке своих родителей.

Одна неполная средняя школа была настолько неблагополучной, что оконные проемы были просто заложены кирпичом, во избежание очередного разбивания, а ученики вырывали страницы из учебников, чтобы не выполнять задания. Я тогда спросил своего друга, который преподавал там полный рабочий день, что он считает «хорошим днем»?

Он ответил: «Когда никто не пострадал».

Уважения к учителям, одноклассникам и учебному процессу практически не существовало. В результате эта школа, как и многие другие, в которых я преподавал, была не более чем финансируемой налогоплательщиками службой по присмотру за детьми — особым хранилищем, позволяющим удерживать детей подальше от родителей и от улиц на семь-восемь часов в день.

Особенно трагическим аспектом этих разрушенных школ, из которых исчезло уважение, является то, что есть родители, которые отчаянно хотят, чтобы их дети посещали приличную, функционирующую школу, где они могли бы получить достойное образование, необходимое им для подготовки к экономическим возможностям, предлагаемым нашим обществом.

К сожалению, администрация государственных школ — профсоюзы учителей, хорошо оплачиваемые администраторы и прогрессивные политики — недостаточно уважают этих родителей и детей, чтобы легализовать ваучеры и свободу передвижения, которые позволили бы учащимся выбирать школу.

Эта проблема касается не только городских школ. И в других публичных школах уважение к учителям также находится на дне. Вместо того чтобы поддержать учителей, требующих от учеников определенного поведения, старания и успеваемости, многие родители думают:

«Как вы смеете наказывать, упрекать или (не дай Бог!) ставить двойки моему ребенку!».

Вместо того, чтобы противостоять родительскому давлению, заставляющему не замечать плохого поведения и мириться с посредственностью, многие учителя идут по линии наименьшего сопротивления и снижают свои стандарты. Поступая так, они проявляют неуважение к своим ученикам и к самому образованию.

Многие из нас, кто преподает в колледже, сталкивались с негодованием студентов, которые возмущались тем, что мы осмелились поставить одной из их работ оценку ниже пятерки на том основании, что раньше они всегда получали пятерки.

Похоже, они не понимают, что плохо аргументированная, плохо сделанная и изобилующая десятками грамматических, пунктуационных и синтаксических ошибок работа не может быть оценена на пятерку, если мы хотим, чтобы наши оценки были честными.

Проблема плохих навыков письма не является виной учеников; скорее, вина лежит на преподавателях до колледжа, которые сочли менее напряженным ставить пятерки ученикам, которые пунктуально выполняли свои задания и хорошо вели себя в классе. Другими словами, многие оценки теперь отражают хорошую гражданскую позицию, а не достойную эрудицию.

Последствия недостаточного уважения к молодежи, чтобы честно сказать им о недостатках в их работе, могут быть серьезными. Эти студенты поступают в колледж с большим эго, которое взращивали 12 лет, давали награды за какие-то работы, называли их успешными, хотя часто это было не так.

Они требуют «безопасного пространства», чтобы оградить себя от идей, которые бросают вызов их поверхностным (и часто ложным) предположениям. Они самодовольно требуют изгнания идей, с которыми они не согласны, вместо того, чтобы научиться вести систематический, хорошо аргументированный, уважительный диалог.

Слишком многие студенты колледжей обладают невыносимым чувством самодовольства и морального превосходства, потому что ни один учитель не уважал их настолько, чтобы указать, как много им еще предстоит узнать.

Они думают, что у них есть ответы на все вопросы. Они ведут себя так, как будто они первое поколение американцев, которые стремились сделать мир лучше, но приняли ложное решение, как социализм.

Наше общество посеяло ветер, а теперь пожинает бурю, в виде тотального неуважения к учителям, авторитету, порядку и ближним, и, что не менее страшно — к истине, истории и сложности знаний.

Можем ли мы восстановить уважение и вернуть ему прежний статус? Я не знаю, сможем ли мы, но ради блага наших детей и нашего общества мы должны попытаться.

Марк Хендриксон — адъюнкт-профессор экономики в Grove City College, писатель-публицист.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА