Все новости » История коммунизма » Советская школа. Начало

Советская школа. Начало



Первые декреты советской власти полностью разрушили всю прежнюю, дореволюционную, систему образования. Нужно было строить новое общество, и строить его должны были воспитанники уже новой советской школы. Старую школу резко критиковали за классно-урочную систему, которую царская власть использовала для «контроля над умами» и воспитания «рабского сознания». «Рабскую» классно-урочную систему предложили заменить исследовательским подходом из американской педагогики: «Дальтон-планом» и «методом проектов».

Идеология для школы

Итак, на руинах старой школы попытались создать нечто принципиально новое. Сам нарком просвещения Луначарский и его сподвижники, окрылённые завоёванной пролетариатом свободой, были уверены, что строят вполне демократичное общество, в котором можно реализовывать новаторские идеи, экспериментировать, творить, воспитывая всесторонне развитую личность, которая будет плодотворно трудиться на благо нового общества.

А.В. Луначарский . С октября 1917 года по сентябрь 1929 года — первый нарком просвещения РСФСР. Public Domain

Этим идеям противостояла Н. К. Крупская, которая резко критиковала как дореволюционную педагогику, так и новаторский подход. В своих трудах она постоянно подчёркивала, что в основу новой школы должны лечь принципы марксизма-ленинизма и требования В. И. Ленина. Одной из важнейших задач она считала антирелигиозную пропаганду и настаивала на внесении коллективизма и революционной активности в детскую среду.

Н.К. Крупская , 1869 — 1939 гг. Российская революционерка, советский государственный партийный, общественный и культурный деятель. Жена В.И. Ленинина. Public Domain

Основы политики коммунистической партии в области народного образования были определены Программой партии, принятой VIII съездом РКП(б) в 1919 году. В программе поставили задачу — превратить школу в орудие коммунистического преобразования общества. «Только преобразуя коренным образом дело учения, организацию и воспитание молодёжи, мы сможем достигнуть того, чтобы результатом усилий молодого поколения было бы создание общества, непохожего на старое, т. е.коммунистического общества» (Ленин В. И., т. 41, с. 301).

Коммунистические лидеры чётко сформулировали требования к переменам в народном образовании:

  • школьную политику определяют интересы государства,
  • политизация подрастающего поколения (начиная с малышей),
  • воспитание преданности коммунистическим идеалам (преданность партии),
  • борьба за высокий уровень знаний (в рамках коммунистической идеологии),
  • активизация деятельности учащихся (под контролем партии большевиков),
  • тесная связь школы с жизнью, создание пролетарской интеллигенции.

Т. е. обучение должно быть идеологизировано — об этом настойчиво твердили все политические деятели 20-х годов.

Итак, с начала 20-х годов попытались совместить несовместимое — идею свободного развития личности и жёсткий партийный контроль; индивидуальность ребёнка и единообразие в мышлении в рамках идеологии классовой борьбы, вкупе с беспрекословным подчинением партии. Это «совмещение» пытались воплотить в единой трудовой школе.

Единая трудовая школа. Москва. 1920 г. (Ф. 69, оп. 1, д. 135, л. 79)/mosarchiv.mos.ru

Ещё в июле 1918 года Наркомпрос пояснил организацию советской трудовой школы, в разработке которой лично участвовал сам нарком просвещения Луначарский:

1. Классное преподавание отменяется и заменяется трудовым. Главная задача школы — подготовить детей к общественно полезному труду. Классическое (классное) образование назвали оторванным от жизни, не имеющим практической ценности. Выпускник же трудовой школы, обученный на практике, сразу вливался в производство на благо советского общества.

2. Программы для учителей должны иметь рекомендательный характер.

3. Учителя должны избегать пользоваться учебником.

4. Необходимо иметь справочники, вести с учениками беседы. То есть предполагалась определённая свобода для учителей в выборе тем для курса обучения и форм самого обучения.

5. Предметная система преподавания противоречит принципам трудовой школы. Применили комплексное построение учебного материала (по темам и направлениям, а не по учебным предметам и дисциплинам). Определялась конкретная, практически значимая тема и все, что необходимо для разработки этой темы, подвязывалось под неё. Не изучали отдельно математику, физику, химию, как предметы, а брали из математики, физики и химии только то, что необходимо для разработки этой темы. Знания по каждому школьному предмету носили лишь прикладной характер.

Трудовое воспитание планировалось организовывать так: для ребёнка — как «игра в трудовой обстановке», для подростка — как трудовая кооперация (работа в группах по проектам), для юношей — как участие уже непосредственно в индустрии.

В новой школе отменили экзамены, взыскания, балльные оценки знаний учащихся и домашние задания. Переводили учащихся из класса в класс и выпускали из школы по отзывам педагогического совета.

В октябре 1918 г. ВЦИК РСФСР утвердил «Положение о единой трудовой школе», заменившей все дореволюционные школы. Трудовая школа делилась на две ступени: первая I — для детей от 8 до 13 лет (5 лет) и вторая II — от 13 до 17 лет (4 года). Устанавливалось совместное светское бесплатное обучение девочек и мальчиков.

В 1919 г. Наркомпрос пришёл к выводу о необходимости восстановления низшего и среднего профессионального образования на базе I ступени Единой трудовой школы. И уже в сентябре была утверждена следующая система школ:

Единая трудовая школа I ступени с пятилетним сроком обучения, которая являлась базой как для общеобразовательной школы II ступени с четырёхлетним сроком обучения, так и для профессиональных школ также с четырёхлетним сроком обучения. После окончания школы II ступени предполагалось обучение в течение 4–5 лет в институтах, а после окончания профшколы — трёхгодичное обучение в техникумах.

Но В. И. Ленин это положение раскритиковал, и в итоге только половина школ II ступени была преобразована в техникумы.

В 1922 г. Наркомпрос опубликовал новое постановление, по которому основным типом общеобразовательной школы снова становилась девятилетняя школа, состоявшая из тех же двух ступеней. Школы разных ступеней могли быть связаны организационно или существовать отдельно.

Первые годы власти большевиков школа постоянно реформировалась, что не могло не сказаться на качестве обучения.

Дальтон-план по-советски

Как уже отмечалось, занятия строились на основе Дальтон-плана. Его автором была американская учительница Элен Паркхерст из города Дальтон. Она сделала вывод, что учащиеся лучше усваивают материал при выполнении самостоятельной лабораторной работы, чем на обычных уроках, когда учитель является источником знаний.

Советские педагоги заметили, что в Дальтон-плане у школьников развиваются самостоятельность и инициатива, даются навыки самообразования. Однако их не устраивало, что учащиеся выполняли учебные задания индивидуально — стало быть, у них развивается индивидуализм. Советская же система требовала воспитания коллективизма. Поэтому наши педагоги превратили Дальтон-план в лабораторно-бригадную систему.

Урок в Елатомской Единой трудовой школе. Фото начала 1920-х гг.

Занятия в рамках данной системы проводились так. Учитель приходил в класс, давал тему, план самостоятельной работы и список учебной литературы, делил учащихся на бригады, назначал бригадиров, разъяснял смысл предстоящей работы. После этого учащиеся побригадно изучали материал по теме. Они читали разделы учебных и рабочих книг и дополнительную литературу, выполняли лабораторную работу, совершали экскурсию на производство, обсуждали увиденное и прочитанное, отчитывались перед учителем о проделанной работе.

Но были у лабораторно-бригадной системы и серьёзные изъяны. Зачастую коллективная работа сводилась к тому, что один ученик в бригаде читал учебное пособие, остальные пассивно слушали. Исследовательские моменты выпадали, потому что школы были чрезвычайно бедны лабораторным оборудованием. Отсутствие объяснений учителя нередко дезориентировало школьников. Столкнувшись с подобными проблемами, многие учителя стали использовать лабораторно-бригадную систему в сочетании с классно-урочной.

Социально активную личность пытались сформировать через применение полученных знаний на практике. Школьники должны были проводить беседы с крестьянами и рабочими, выступать с докладами, организовывать манифестации и спектакли в дни революционных праздников.

Реакция учителей на перемены

Первые же изменения системы образования и воспитания вызвали сопротивление многих учителей. Руководство ВУСа (Всероссийский учительский совет) призывало чиновников Министерства народного просвещения и учительство бойкотировать советскую школу. В воззвании ВУСа к учителям страны подчёркивалось, что русское учительство не может молчать, не может делать своё учительское дело в таких условиях, находясь в подчинении, в рабстве перед незаконной властью. В таких условиях учителя смогут воспитывать только рабов. Началась забастовка учителей, продолжавшаяся с 13 декабря 1917 г. по 11 марта 1918 г.

Забастовка учителей была объявлена Совнаркомом незаконной, а деятельность ВУСа запрещена.

В среде наиболее здравомыслящих педагогов, имевших огромный опыт участия в общественно-педагогическом движении до революции (И. И. Горбунов-Посадов, П. Ф. Каптерев и др.), раздавались голоса, призывавшие различать заявления о создании якобы демократической школы и реальную практику Наркомпроса в области образования и воспитания. Они утверждали, что главное учебное ведомство только говорит о гуманистических идеалах, но использует средства, далёкие от гуманизма. Объявляя себя защитниками всех детей, представители новой власти из-за классового подхода к организации школы сеют между ними вражду.

Так, И. И. Горбунов-Посадов заявлял, что он отрицательно относится к борьбе классов, что для него нет пролетариев и буржуев, так же как нет детей ни красных, ни белых, и все дети нуждаются только в заботе об их развитии. Учителя говорили, что на деле любовь к человечеству подменили служением классу, национальное — интернациональным, духовное — материальным.

Высланный из России в 1922 году Питирим Сорокин (культуролог и социолог) негативно относился к изменениям в народном образовании. По его мнению, в послереволюционные годы произошла не ликвидация безграмотности, а «ликвидация грамотности», не расцвет школы, а её разрушение, не прогресс науки, а её декаданс, не культурно-образовательный подъем, а деградация.

Критики новой концепции школы справедливо полагали, что нельзя построить по-настоящему демократическую школу, отбрасывая культуру прошлого, идеалы и традиции, накопленные мировой и русской педагогической мыслью, или отбирая из них только подходящее для решения политических задач. Игнорирование традиций — реальная угроза бесплодности всего создающегося якобы заново. Эта позиция не была принята правительством и не была учтена в концепции Единой трудовой школы.





Top