Александр Пушкин и Анна Керн. (Скриншот /bigpicture.ru) | Epoch Times Россия
  Александр Пушкин и Анна Керн. (Скриншот /bigpicture.ru)

Александр Пушкин и Анна Керн: «Если бы я был влюблён…»

«Я помню чудное мгновенье…»
Автор: 03.07.2022 Обновлено: 03.07.2022 14:34
В любом стихотворении, если оно написано не на заказ, конечно, отражается человеческая сущность поэта. Поэтическое наследие Александра Пушкина — ярчайший тому пример.

Уникальная личность великого поэта навеки осталась запечатлённой в его стихотворениях о дружбе и любви. Понятно, что писать стихи, как Пушкин, мы никогда не сможем. А вот страдать от любви или от предательства друга, казалось бы, приходилось каждому.

Любой из нас в порыве откровенности готов поведать, как когда-то был ослеплён, надеялся, верил, а потом негодовал, разочаровывался, ревновал. Отказ — вероятно, одно из самых болезненных переживаний. Сегодня трудно представить, что сам Александр Сергеевич в своей жизни неоднократно получал отказ своим любовным притязаниям.

Однако это так. И об этом свидетельствуют не только мемуары современников поэта и его письма, об этом свидетельствуют его стихи. Пушкинский гений преобразовывал переживания отвергнутого в восхищённые строки, которые в веках прославили женщин, вдохновивших поэта своим отказом.

«Я помню чудное мгновенье…» — общепризнанный шедевр не только русской, но и мировой поэзии. Стихотворение это — образец гармонии и любви — как ни странно, реакция влюблённого мужчины на отказ.

Со школьных лет мы знаем, что посвящено оно Анне Петровне Керн. Нужно сказать, что никому, кроме Александра Сергеевича, не пришло в голову назвать эту женщину «гением чистой красоты». Особенно если учесть, что Анна Петровна и сама в силу своих личностных и биографических данных не могла всерьёз претендовать на роль небесного создания.

Ей, конечно, льстило, что поэт сумел разглядеть в ней ангельские черты. Но она, как начитанная дама понимала всю тонкость комплимента. Потому что выражение «гений чистой красоты» — это литературная цитата из популярного в те годы стихотворения В. А. Жуковского — старшего друга и учителя Пушкина:

Ах! Не с нами обитает
Гений чистой красоты;
Лишь порой он навещает
Нас с небесной высоты…

Василий Жуковский был истинным романтиком в поэзии и в жизни. Его биография удивляет нас фактами возвышенного неземного отношения к Женщине. Александр же Сергеевич любил красивых женщин по-земному.

Анна Петровна Керн была человеком со сложной женской судьбой. Она стремилась стать счастливой, вопреки жизненным обстоятельствам. Поиски женского счастья были очень активными. А как быть, если семейная жизнь не сложилась? Она выросла в небогатой семье. И родители её, семнадцатилетнюю, выдали замуж за 52-летнего генерала. Брак, заключённый по дальновидному расчёту родителей невесты, не принёс счастья ни одному из супругов.

Муж, герой войны 1812 год (его портрет работы художника Дж. Доу можно видеть сегодня в Эрмитаже в знаменитой галерее), был человеком выдающейся храбрости и большого военного таланта. И в мирное время он продолжал служить отечеству верой и правдой. Однако быть генеральшей и супругой уважаемого человека для Анны Петровны было слишком мало. И хотя в браке появились на свет двое детей, это не примирило женщину с тяготами семейных уз.

Несколько раз она пыталась оставить мужа, но возвращалась, так как жить, по большому счёту, было не на что. Постоянный адюльтер стал образом жизни Анны Петровны. Брак в 1827 году кончился скандалом: Анна Петровна всё-таки оставила мужа, чем навсегда погубила и без того не слишком идеальную репутацию. Но это произошло позже появления пушкинского шедевра и никак не отменяло внешней привлекательности и обаяния её личности.

Стихотворение-комплимент, которое Пушкин ей посвятил в 1825 году, имеет биографическую основу. Сближение имело предысторию, впрочем, не очень длительную.

Но воображение поэта превратило случайную встречу в заочный «роман». Они познакомились в 1819 году в доме А. Н. Оленина, с которым Анна Полторацкая (девичья фамилия Керн) была в родстве. Позже в своих воспоминаниях Анна Керн подробно описала, как Александр Сергеевич пытался ей понравиться, как остроумно он шутил, стремясь привлечь её внимание.

Повторно они встретились спустя пять лет. Теперь встреча произошла при особых обстоятельствах: он вынужденно живёт отшельником под домашним арестом в Михайловском, а она отдыхает в имении родственниц от тягот надоевшего супружества. О нём она много слышала, стихи его читала. Сближение было неизбежным. Анна Керн к тому времени стала опытной кокеткой, вполне осознавшей силу своих чар и умевшей ими распорядиться. Александр Сергеевич, в свою очередь, никогда не был равнодушен к женской красоте.

Это была новая интрига, так разнообразившая жизнь обоих. Известна даже точная дата апогея их отношений. Вопреки ожиданиям поэта, это была лишь ночная прогулка по парку. 18 июля 1825 года. Дата точная, так как на следующее утро Анна Петровна уехала к мужу в Ригу. При прощании она получила от поэта на память замечательный мадригал «Я помню чудное мгновенье…». Пушкин остался в «торжественном одиночестве», по его словам.

Анна Петровна распорядилась посвящением очень разумно. Она, будучи в Петербурге, отдала стихотворение для публикации в альманах «Северные цветы», принадлежащий другу Пушкина Антону Дельвигу. Впоследствии композитор Михаил Глинка, вхожий в семью Керн, положил стихи на музыку. Так появился знаменитый романс. Никакое другое из лирических произведений Пушкина не наделало столько шума в своё время и не было так знаменито спустя почти двести лет.

Дело здесь не только в поэтических достоинствах стихотворения, они очевидны, но и в личности самой Анны Керн, которая сумела широко популяризировать, окружить ореолом тайны свои отношения с поэтом. А что это было на самом деле?

Спустя несколько дней после отъезда очаровательной подруги Пушкин писал в письме её кузине:

«…Каждую ночь гуляю я по своему саду и говорю себе: она была здесь; камень, о который она споткнулась, лежит на моём столе… Пишу много стихов, — всё это, если хотите, очень похоже на любовь, но, клянусь вам, что о ней и помину нет. Если бы я был влюблён, то в воскресенье со мною случились бы конвульсии от бешенства и ревности; а мне было только досадно».

Лариса Михайлова — филолог-преподаватель русского языка и литературы. Опыт работы — 40 лет. Окончила факультет русской филологии Самаркандского государственного университета. Специализация — журналистика. Публикуется в СМИ с 2005 г. С 2015 г. сотрудничает с The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА