Первая страница Прелюдии № 15 Шопена, «Капля дождя». Оригинал. (Public Domain)  | Epoch Times Россия
Первая страница Прелюдии № 15 Шопена, «Капля дождя». Оригинал. (Public Domain)

Прелюдии Шопена: окна для человеческих чувств

В его работах есть та свобода и величие, которые характерны для гениальных произведений
Автор: 26.02.2022 Обновлено: 26.02.2022 14:36
Многие музыкальные произведения оцениваются вне времени. Вспомните пьянящий романтизм «Фантастической симфонии» Берлиоза или наивные музыкальные картины из сборника «Времена года» Вивальди. Есть также композиции, которые так точно передают человеческие чувства, и становится неважным, что они созданы сто или 200 лет назад, они актуальны и сегодня. К таким музыкальным произведениям можно отнести прелюдии Шопена.

Фредерик Франсуа Шопен, с его дарованием и темпераментом появился на западной сцене как раз в нужное для музыканта время. Когда он родился в 1810 году в Польше в семье отца-француза и матери-польки, фортепиано было всего сто лет, и выразительный потенциал инструмента только начинал открываться. Его родители рано способствовали его обучению игре на фортепиано, и к 8 годам юный Фредерик уже давал концерты и сочинял собственные произведения.

Он не научился играть ни на каком другом инструменте, и не нуждался ни в какой другой форме музыкального самовыражения. Шопен, единственный из великих композиторов, который всё, что сочинил — это только фортепианные произведения: начиная от двух фортепианных концертов, фортепианной сонаты для виолончели, до 17 песен для голоса и фортепиано, и, конечно, множество сольных фортепианных пьес. Среди них: мазурки, вальсы, полонезы, этюды, ноктюрны, баллады и прелюдии.

Загадочная прелюдия

Прелюдия, как музыкальная форма, почти не поддаётся конкретному определению. Она возникла, что вполне логично, как первая часть единого произведения, состоящего из двух или более частей, как в «Прелюдии и фуге». Хотя более ранние композиторы, в частности Муцио Клементи, писали отдельные прелюдии, но именно сборник Шопена из 24 прелюдий во всех тональностях дал «зеленый свет» будущим композиторам (Дебюсси, Скрябину, Гершвину и другим) писать короткие фортепианные пьесы-импровизации и называть их прелюдиями. Помимо этой характеристики, более невозможно определить прелюдию как форму.

Среди двух десятков прелюдий Шопена есть пьесы, напоминающие этюды (ритмическое остинато № 8 фа-диез минор), мазурки (крошечная, напористая № 7 ля-мажор), ноктюрны (светлый и темный № 15 ре-бемоль мажор), и даже тоскливая поступь похоронного марша (№ 20 до-минор). Технически прелюдии Шопена тоже ничто не объединяет. Некоторые, такие как № 4 ми-минор и № 6 си-минор, вполне по силам ученику среднего уровня, другие же (№ 12 соль-диез минор, № 16 си-бемоль минор) требуют высокого профессионализма.

Пьесы Шопена, вошедшие в соч. 28, сочинённые в середине 1830-х годов, были закончены и собраны в сборник осенью 1838 года на острове Майорка в Испании, после чего композитор поселился в Париже, где стал заметной фигурой среди интеллигенции. Болезненный с детства, Шопен впоследствии заболел туберкулезом. Поездка на Майорку осенью 1838 года в сопровождении супруги Авроры Дюпен (писательницы под псевдонимом Жорж Санд) и её детей должна была смягчить его постоянные обострения, но обычная солнечная погода на острове сменилась непрекращающимся дождём. Тем не менее, Шопен использовал время, проведённое вдали от парижской светской жизни, чтобы написать последние прелюдии и собрать их в цельный, хотя и не совсем единый сборник. Он был опубликован в 1839 году и получил большое признание.

Без границ

Чтобы сыграть оба сборника этюдов Шопена, требуется один час, а чтобы сыграть все 19 ноктюрнов — два. Но соч. № 28 требует лишь около 40 минут непрерывного исполнения. В этих небольших пьесах 24 различных музыкальных характера — в среднем менее двух минут каждое — расцветают в стремительном разнообразии. Общие характеристики дают представление лишь об эмоциональном диапазоне: печаль, восторг, смятение, страсть, ярость, спокойствие, игривость, сопротивление, капитуляция, простая радость, глубокое отчаяние. Соч. № 28 Шопена подтверждает возможность сочетания мажорных и минорных тональностей выражения для бесконечной разнообразной фантазии.

Работая над своей книгой 1966 года «Бесконечное разнообразие музыки» Леонард Бернстайн поручил одному математику подсчитать количество возможных мелодических тем, мыслимых в рамках западной системы использования сочетания мажорных и минорных тональностей. Ответ: бесконечное, подтверждая то, что Шопен продемонстрировал за 130 лет до этого.

Но этот ответ наводит на другой вопрос: как эта экспрессия возникает из таких простых технических возможностей — нотных знаков? Краткое рассмотрение наиболее доступной прелюдии Шопена позволяет понять это.

Путешествие в ми-миноре

Прелюдия № 4 написана в ми-миноре, но большая часть её 25 тактов уходит от основной тональности. Прелюдия начинается с простой мелодии правой руки над гармонией левой руки тонического трезвучия ми-минор (E, G, B ми, соль, си), но в «первой инверсии», с G (соль) в качестве баса, а не E (ми). Следующие 12 тактов медленно, но уверенно удаляются от минора, пока мелодия естественным образом не возвращается к своему началу в 13-м такте.

Всё начинается снова, но на этот раз движение от ми-минор происходит быстрее, становясь отчаянным в течение трех кульминационных тактов, которые ненадолго уносят нас от основной мелодии. Когда мелодия возвращается, левая рука делает всё возможное, чтобы избежать финального завершения трезвучия в ми-миноре, дважды создавая «обманчивые каденции» (гармонический или мелодический оборот, завершающий музыкальное построение) — гармонизацию ноты «ми» с аккордом, отличным от ми-минора. Затем — напряжённая короткая пауза, и, наконец, неохотное, замогильное окончание ми-минора во всей его трагической завершённости. Это единственное произведение, которое Шопен просил сыграть на его похоронах.

Умножьте силу этого одного приёма выражения на 24, и вы получите некоторое представление о мастерстве прелюдий Шопена. Композитор умер в возрасте 39 лет, зная, что его музыка заняла достойное место среди произведений его коллег. В то время как вечная слава Шопена зиждется на его обширном каталоге, прелюдии занимают почти первое место, если не первое. Его друг и коллега-композитор Ференц Лист сказал о них:

«Прелюдии Шопена — это произведения, которые стоят особняком, в собственном порядке. … В них есть та свобода и величие, которые характерны для гениальных произведений».

Кеннет Лафав музыкальный критик, доктор философии и искусств.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА