Сергей Оганесян: Цивилизации отличаются друг от друга, прежде всего, мировосприятием, ментальностью, а также достижениями материальной культуры


Член экспертного совета Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы РФ, действительный член Академии гуманитарных исследований Сергей Оганесян. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Член экспертного совета Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы РФ, действительный член Академии гуманитарных исследований Сергей Оганесян. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)В интервью с членом экспертного совета Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы РФ, действительным членом Академии гуманитарных исследований Сергеем Оганесяном были затронуты проблемы цивилизационного подхода к вопросу о типах государств и политических формах их устройства.

— Сергей Саядович, когда Вы говорите о цивилизационных подходах, то подразумеваете смену государствообразующих формаций или нечто другое?

С.О.: Когда мы говорим о понятии цивилизационного развития государства, мы, прежде всего, понимаем под этим специфику ментальности людей, их мировосприятие и особенности жизнедеятельности. Поскольку я занимаюсь сравнительно-сопоставительным исследованием Торы, Нового Завета и Корана, как «трёх Посланий Единого Бога», то мне удалось проследить не только то, как на протяжении тысячелетий менялась ментальность людей, но и указанный в Писаниях стратегический путь развития человечества. Это, в основном, совпадает с мнением большинства учёных об истории и тенденциях развития народов.

Я согласен с теми, кто считает, что в общих чертах можно говорить о цивилизациях язычества, единобожия, и, начиная с эпохи Просвещения, научного управления народами собственной жизнедеятельностью. Ибо сегодня именно человеческому разуму принадлежат практически все достижения во всех сферах бытия людей. Взять, к примеру, Ливию. При бывшем её правителе Муаммаре Каддафи народ, даже по европейским меркам, жил хорошо – имел бесплатное образование, государство оплачивало обучение своих граждан за рубежом, причём в лучших университетах. Была хорошая еда, доступная для очень многих, хорошие машины продавали за копейки, и бензин был почти бесплатный, и квартиры давали бесплатно, в чём же дело?
Всё дело в том, что не было самого главного для жизнедеятельности человека новой ментальной цивилизации – самоуправления. Народ жил установками и формами изживающей себя цивилизационной эпохи, а возросший уровень его образованности, особенно молодёжи, требовал новой формы управления государством. В частности, той, которая сегодня называется демократической формой, где существует выборность власти, где человек может свободно избирать и быть избранным.
Сам Каддафи не занимал никаких официальных государственных должностей, он был просто вождём своего народа. А «вождизму» нет места в новой цивилизации.
- Что вы подразумеваете под «установками изживающей себя эпохи»?

С.О.: «Старое бытие» у арабов веками складывалось под влиянием единобожия, когда всем и вся правит во вселенной Единый Бог (по-арабски, Аллах), а в среде народа – Его наместник. В свое время единобожие явилось колоссальным шагом вперед по сравнению с язычеством, потому что по единобожию все равны перед Единым Богом и ниспосланным им Законом, что царь, что самый последний бедняк, что женщина, мужчина, ребёнок или старец.

Хотя в той же Ливии немало приверженцев старой ментальности, но переворот начала именно молодёжь. То же самое происходило и в других арабских странах. Общая тенденция такова, что все режимы, связанные с единобожием и единовластным правлением должны уйти с исторической арены.
Отнюдь не случайно именно в эпоху «научного самоуправления» наиважнейшее социальное значение приобретает объединение граждан в партии и прочие общественные организации и движения. Оно выражает мировоззренческие, идеологические, экономические, социальные, юридические и прочие воззрения и намерения определённой части населения страны.
Каждая партия, формируя свою идеологию, представленную в предвыборной программе, в открытом противоборстве с другими продвигает народ по стратегическому пути его социально-экономического и ментального развития.

— Будут ли эти тенденции иметь продолжение в других странах с подобным режимом?

С.О.: Нечто подобное происходит сейчас в Китае, потому что власть в нём узурпирована по существу одной партией. Оппозиция существующей партии не допускается. Существует одно мнение, единая для всех однопартийная дисциплина и единые для всего государства установки. Все это вполне вписывается в ментальные формы и установки «единобожия», хотя народ Китая в своей основной массе именно от язычества перешёл к атеизму. Но, по нашему убеждению, ментальные цивилизационные стадии таковы, что они вольно или невольно проходятся всеми этносами и народами.

Поскольку существует однопартийная система, и нет оппонирования, открытой внутрипартийной дискуссии не существует. Ибо это «уклонизм и сепаратизм». Оппозиционное противостояние реально существует, но протекает оно, как в бывшем СССР, во времени и происходит при смене одного «правителя» другим.
Джоу Эньлай и все последующие лидеры компартии открыто не выступали против того, что было до них, но, тем не менее, каждый менял курс страны по-своему усмотрению.
Также и у нас происходила смена партийного курса от Сталина к Хрущёву, Брежневу, Горбачёву. Пришёл Ельцин, который попытался революционно изменить курс страны на демократизацию. Но цивилизационный менталитет народа не изменишь сразу же. Поэтому сейчас мы имеем то, что имеем.
Если сравнивать Россию и Китай, можно сказать, что народ Китая более управляемый, чем народ нашего государства, не только в силу исторических причин. На территории нашей страны живёт множество коренных этносов, и каждый имеет своё государственное образование: Кабардино-Балкария, Татарстан, Чечня, Чувашия и др. Сложность в том, что население страны тяготеет в силу своего цивилизацинного уровня к разным формам правления.
Например, если этносы Кавказа по своей ментальности тяготеют к единобожию, то народы крайнего Севера – к язычеству, а в мега-городах Москве и Санкт-Петербурге основная масса населения считает себя атеистами и требует формирования не вертикали, а горизонтали власти с выборной системой руководства сверху донизу.
Хотя священнослужители говорят о возрождении религий в стране, на самом деле количество атеистов неуклонно и стабильно растёт.
Если взять Китай, то интенсивно развивающаяся экономика требует очень образованных, высококвалифицированных кадров. А овладевая научными знаниями, человек начинает понимать, что нет ничего устоявшегося и незыблемого, что постоянно необходимо подвергать всё сомнению, иначе не будет продвижения вперед.
Они начинают сомневаться и в том, те ли формы правления приняты в обществе или нет? Те, кто стоит у власти, вынуждены считаться с тем, что великие мыслители Лао Цзы, Конфуций на протяжении тысячелетий формировали мировоззрение своего народа, основанное на законопослушании, подчинении тому режиму, который существует. Но это до определенной цивилизационной эпохи.
Наша эпоха требует подчинения исключительно государственному Закону, а не партийным или церковным установкам. Притом, идёт осознание того, что сама законодательная система должна находиться в постоянном совершенствовании. А не даваться, к примеру, как Закон Моисея (Тора) на вечные времена.
- Но всякому терпению когда-нибудь приходит конец?
С.О.: Китай тоже подошёл к осознанию исторической закономерности цивилизационного развития. С этой точки зрения движение Фалуньгун отражает общемировые тенденции, связанные с развитием человечества как системы, состоящей из многообразных элементов.
Фалуньгун, как школа духовного самосовершенствования, находится по другую сторону от бездуховного (атеистического) мировоззрения, которое существует в Китае и, которое направлено на удовлетворение, говоря языком Писаний, чисто «плотских» потребностей — накормить, обуть, одеть, дать жильё, транспортные средства, защищать границы своей страны. В своё время Иисус, подчеркивая особую ментальную природу человека, которая принципиально отличается от всего животного мира, говорил: «душа, не больше ли тела, и тело одежды?!».
Я бы сказал, что Фалуньгун – это определенная мировоззренческая позиция. По официальным данным, в Китае существуют католическая и протестантская религии, буддизм и ислам, но число верующих в них в общей сложности не более 20 млн. человек. И вдруг за Фалуньгун потянулись десятки миллионов человек, а это уже реальная угроза существованию однопартийной системы и единообразной формы ментального существования масс.
Фалунгунь – это мировосприятие, которое, не желая того, стало реально противоположно по своим целям и задачам, установкам и форме жизни тому, что проповедует КПК.
Фалуньгун учит людей задумываться о своей душе и её качествах, он говорит о страданиях человека, о необходимости терпеливо выносить нанесённые обиды и оскорбления, умении прощать другим их ошибки, о необходимости зарабатывать на жизнь именно своим трудом, о целесообразности постоянного самосовершенствования …
— Выходит, если бы не репрессии, направленные коммунистическим режимом на Фалуньгун, весь Китай плавно перешел бы к сосуществованию разных мировоззрений без всяких революцией и потрясений?
С.О.: Совершенно верно, это неизбежный процесс перехода от одного типа мышления, мировосприятия, от одного цивилизационного уровня к другому, где существует разномыслие, научное понимание исторических закономерностей, многоукладная экономика, многопартийная система и т. д.
Китайская экономика связана со всей мировой экономической системой, и неспроста уходящий глава государства Ху Цзиньтао недавно сказал о целесообразности перехода к многопартийной системе, что уже давно созрело.
— Вопрос в том, отдаст ли добровольно свою власть КПК? Пока наблюдатели пишут лишь о внутренней войне за управление страной между кланами.
С.О.: Что бы там ни происходило, но удерживать власть как прежде КПК не может и не способна. Пришла новая генерация людей, научно мыслящих, прекрасно понимающих, что процесс динамического развития общества неизбежен. А когда процесс неизбежен, то его необходимо осознанно принимать как необходимость.
Философы говорили, что «свобода это осознанная необходимость». КПК должно осознанно пойти на изменение политической системы власти, иначе она станет тормозом и неминуемо рухнет.
- В случае вынужденного или добровольного ухода из власти, будет ли китайская компартия нести ответственность за преступления против своего народа?
С.О.: Посмотрим, что происходит в мире. КПРФ, по нашему глубокому убеждению, не должна отвечать за то, что было раньше в Советском Союзе, современная Германия не может и не должна нести ответственность за то, что было почти сто лет тому назад при нацизме. Каждое государство в своём историческом развитии проходило опредёленные этапы, которые не очень понятны и приятны, с точки зрения ментальности современного человека.
Поэтому целесообразно смотреть в будущее. Я уверен, что КПК в Китае останется в качестве одной из партий, возможно даже лидирующей, но она уже не будет играть роль единственной. Она будет существовать до тех пор, пока её будет поддерживать народ, так же как сегодня в России КПРФ.
— Выходит, народ сам создаёт себе тиранов, выбирает тоталитарный режим?
С.О.: Скажем, слишком много людей соответствовало тому мировоззрению, которое пропагандировали коммунисты, как в СССР, так и в Китае. Но сегодня их число становится все меньше и меньше. Будем надеяться на то, что китайские лидеры смогут передать власть без крови. Есть примеры, когда власть бескровно уходила в небытие. Пример Чехословакии весьма показателен.
— Если никто не отвечает за ошибки и преступления прошлого, зачем было проводить через Госдуму законопроект о признании геноцида армян турками?
С.О.: Факты геноцида должны быть осуждены, как деяния против человечности и человечества. Глупо предъявлять претензии к современной Турции. Но надо помнить о подобных фактах, чтобы предупреждать их появление в настоящем и будущем. Если факты бесчеловечного отношения к Фалуньгун в Китае подтвердятся, значит, лидеры КПК должны принести свои извинения и признать свои ошибки.
— Вы считаете, что будет достаточным для китайской компартии признать факты репрессий Фалуньгун?
С.О.: Когда факты преследования будут доказаны, надо предъявить их общественному мнению, и тогда те конкретные личности, которые стояли у власти, должны будут понести ответственность за свои поступки. Но всегда надо смотреть в будущее, чтобы в будущем это не повторилось, поэтому надо признать геноцид армян, холокост, поэтому необходимо говорить о репрессиях.
С точки зрения современной ментальности, например, сталинские времена для современной России неприемлемы, и мы не должны допускать их появления. Да они и сами уже не появятся. Люди стали другие.
Если взять факты геноцида в современном мире их необходимо жёстко пресекать и осуждать, чтобы это явление исчезло из бытия человечества. Никакой этнос или политическая группировка не имеет права ради своих выгод уничтожать другие. Этого допускать нельзя.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Волна протестов прокатилась по Испании
  • Большинство российских сенаторов сдали декларации о доходах
  • Новым губернатором Подмосковья может стать Сергей Шойгу
  • Вредные советы на рынке недвижимости
  • Массовые увольнения в Yahoo начнутся со следующей недели


  • Top